fbpx

Шесть занавесов Любви

«Играть героев Мережковского или Чехова в современных костюмах — это бред и идиотизм. Для меня принципиально, чтобы в пьесе не было фиг в кармане, каких-то намеков или разговора впрямую о том, что сейчас происходит», – так говорит о своей работе над спектаклем «Гроза прошла» режиссер Андрей Максимов.

Накануне премьеры на «Сцене под крышей» в театре имени Моссовета прошел пресс-показ пьесы Дмитрия Мережковского в сценарной обработке Максимова. «Спектакль, который вырвет вас из реальной жизни», – так представил режиссер свою постановку журналистам.

Деньги, свобода, новая жизнь, смысл жизни, любовь, одиночество –  это волнует людей во все времена. История о любовном треугольнике, вопросах чести и верности гениально разыграны пятью великолепными актерами. Поставлено вдохновенно, красиво и музыкально. К сожалению, в жизни практически так не бывает. Пьеса современна и актуальна, герои правдивы и честны перед зрителем, поднятые вопросы теребят душу, а философия текста разрывает сердце.

Анастасия Бугаева сделала прекрасную декорацию и шикарные костюмы. Именно шесть занавесов  рассказывают и показывают историю Любви, которая может окрылить, но и убить также может. Постановка о вечном – красоте, вере, свободе и жизни. Пройдет еще сто лет, и наши внуки все также будут стоять перед выбором, который каждый должен делать на своем жизненном пути.  

Главная героиня, воплощенная Мариной Кондратьевой, которая 25 лет работает в  театре Моссовета, неистово любит, преданно живет, спасает одного и губит другого… Любовные и душевные терзания героини – это и есть та самая «гроза», которая в названии пьесы. И только поистине талантливая и гениальная актриса способна сыграть природное явление.

Звезда театра Моссовета Валерий Яременко бесподобен и невероятно красив, как в образе, так и в жизни. Воплощенная на сцене страсть и верность, доведшая героя до трагического конца, вызывает восхищение и уважение. 

В спектакле звучат романсы на стихи поэтов Серебряного века. Музыку к ним специально написал актер театра Вахтангова Игорь Карташев. По личному приглашению режиссера он сыграл одну из главных ролей. Обворожительный голос, мужская стать, два совершенно разных образа (умирающей в первой части и процветающий – во второй) и жизненная мудрость – таков он, третий герой спектакля.

Неподражаемые Анастасия Тагина и Роман Кириллов играют каждый по две роли.

«Мне это принципиально важно, потому что я хочу, чтобы театр был актерским», – так говорит об этой ситуации режиссер Андрей Максимов, а Анастасия и Роман прекрасно воплощают его замысел на сцене. 

«Нам хотелось сделать спектакль, который вырвет людей из обыденности и покажет им, какие высокие отношения могут быть между людьми и для меня очень важно, это текст, слова Мережковского. Это очень трудные слова, я очень благодарен артистам театра, которые могут слова себе эти присвоить. Они очень сложные и, как бы, не сегодняшние», – рассказал Андрей Максимов на пресс-конференции после показа спектакля журналистам.

Отвечая на вопрос коллеги, режиссер сказал: «Отсюда и необычный жанр постановки – “романс без антракта”.  Я придумал этот жанр, когда познакомился с замечательным артистом Игорем Карташевым, который пишет потрясающие романсы. Эти произведения звучат в спектакле».

Корреспондент нашего издания также задал по одному вопросу каждому участнику спектакля «Гроза пришла».

Автор сценической обработки пьесы Андрей Максимов, в частности, сказал, что худрук театра Моссовета Евгений Марчелли, посмотрев постановку, заверил, что готов продолжить сотрудничество с режиссером спектакля и в дальнейшем.

Очаровательная Марина Кондратьева, отвечая на вопрос о семейных (муж Марины – актер театра) «разборах» работы над ролью, рассказала и о Максимове, который ее пригласил на постановку, и о муже, который поддерживал, и о дочери, приходившей на репетиции.

Импозантный Валерий Яременко, буквально очаровавший одну из коллег, объяснил, что «не выбирает одного зрителя в зале», а играет, прежде всего, для себя. Но заверил, что когда придет жена на премьеру, то возможно придется вносить корректировки в эту концепцию.

«Музыкальный гуру постановки» Игорь Карташев, сообщил, что Кирилл Крок и Римас Туминас (руководители театра Вахтангова – примечание автора) «легко» его отпустили в постановку «Гроза пришла», а уж что из этого получилось – зритель сможет увидеть и оценить после премьеры. 

Скромно сидевший с краешку банкетки Роман Кирилов, дождавшись моего вопроса, философски заметил: «… даже те артисты, которые играют не главные роли, имеют большой простор для перевоплощения».

Ну, а главный вопрос был адресован прекрасной во всех отношениях Анастасии Тагиной: «Что такое Любовь?» Немного задумавшись, прелестная Анастасия дала всем нам «путевку в жизнь» – «Главное – отдавать, ничего не требуя взамен!»

Общение с прессой закончилось бурными овациями.

«Любовь – это грустный романс, который многие сами прошли в своей жизни», – сказала одна из коллег после просмотра спектакля “Гроза пришла”».

«Наши люди любят смотреть на страдания», – а это одна из цитат режиссера постановки Андрея Максимова.

И как итог пресс-показа: «После спектакля хочется лететь!» – как призыв к обязательному просмотру спектакля «Гроза пришла». 

Сабадаш Владимир.

Фото – Сергей Виноградов.

Как мошенники обманули друг друга

Сегодня в Театре имени Моссовета состоится премьера спектакля «Игроки» — одной из наиболее часто ставящихся пьес Гоголя.

За этот полудетективный остроумный сюжет охотно берутся российские и зарубежные режиссеры и, как правило, находят в нем нечто большее, нежели историю о том, как одни мошенники обманули другого.

Наш обозреватель беседует с режиссером спектакля Павлом Пархоменко, осуществившим постановку в рамках программы по работе с молодой режиссурой Театра имени Моссовета.

– Павел, что сподвигло вас, молодого режиссера, на выбор этого столь популярного на отечественной сцене материала?

– Как ни странно, работа над мольеровскими «Плутнями Скапена». В процессе репетиции и знакомства с мольеровским театром у меня почему-то возникли «Игроки», причем замысел появился самостоятельно, как будто осенило… Быть может, потому что на данном этапе режиссерского пути у меня есть острая потребность в игровом театре, где артист не является функцией, а, наоборот, становиться главным… Это дает совершенно другую энергию… А театр для меня – это прежде всего энергия, нежели головное осмысление.

– В финале этой пьесы герой оказывается наказан. Причем его наказывают такие же мошенники, в этом смысле Гоголь очень точно иллюстрирует понятие «судьбы» в обществе. Переосмысливая суть пьесы, ее каждый раз по-новому в разных театрах ставили незабвенный Сергей Юрский, Сергей Женовач, Александр Галибин, Олег Меньшиков… А какую мысль хотели донести через Гоголя зрителю вы?

– Если говорить о какой-то одной, то это, безусловно, «имитация действительности»… В гоголевских «Игроках» мне представляется мир, напрочь лишенный правды. Мир, в котором правда подменяется, а человеческие ценности становятся предметом спекуляции… Это своего рода пародия на систему ценностей, которая процветает в нашем капиталистическом обществе. Понятие «жить» подменяется понятием «наживать». Герои пьесы «Игроки» тотально лишены сочувствия, сопереживания. А без этих важных качеств человеческие отношения превращаются в мертвое, схематичное существование…

Над новым спектаклем Театра имени Моссовета работали молодые артисты Владислав Боковин, Евгений Ратьков, Олег Отс, Марк Вдовин, Митя Федоров, Михаил Филиппов, Лилия Волкова, Антон Аносов, Дмитрий Савкин.

Елена Булова.

Читайте также:

Стратегия и тактика, намеки и угрозы: тайные страницы Ялтинской конференции

https://moydom.mИуда Искариот - Валерий Яременко

Запрещенный рок под стенами Кремля

Завтра в Театре имени Моссовета отмечают юбилей: тридцать лет на прославленной сцене с неизменным успехом идет легендарный спектакль «Иисус Христос – суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса.

А начиналось все это в 1990 году, когда театральная Москва пришла в великое волнение: западный рок зазвучал под самыми стенами Кремля. Сам прецедент для атеистически ориентированного Советского Союза был из ряда вон выходящим явлением. Причем западный рок зазвучал не где-то на удаленной танцевальной площадке городского парка, а в самом центре Москвы, в прославленном, Ордена Ленина и ордена Трудового Красного знамени Театре имени Моссовета.

Так «Иисус Христос – суперзвезда» стал первой постановкой западной рок-оперы в России.

Заслуженный артист России Валерий Сторожик в заглавной роли в спектакле «Иисус Христос- суперзвезда»

Я убежден, что секрет долголетнего успеха, – рассказывает нашему обозревателю заслуженный деятель искусств РФ Александр Чевский, заведующий музыкальной частью театра, стоявший у истоков создания спектакля, – заключен в том, что все мы нуждались и нуждаемся в некоем посыле, который исходит от Библии. В этом спектакле он есть. Пусть даже и в таком необычном музыкальном изложении. Конечно, формат постановки легче воспринимается молодежью, но в зале обычно присутствует и немало людей в возрасте. Наверное потому, что наша юность – я тоже себя отношу к этому поколению – пришлась на годы, когда было создано произведение. Мы все бредили столь новой и необычной для нас музыкой. Видимо, пожилых людей в нашем спектакле привлекает именно это. Ну и, разумеется, сама тема, которая вечна. А что может привлекать зрителя? Гениальное слово, гениальная музыка.

Сцены из спектакля

Обстоятельства сложились так, – продолжает Александр Чевский, – что наша страна в период постановки спектакля была, скажем так, не в самом лучшем состоянии. Поставить такой спектакль было достаточно сложно. Мне, помню, принесли русский перевод, он меня просто потряс. Я тут же отнес его Павлу Осиповичу Хомскому, нашему главному режиссеру, который еще раньше слышал это произведение, но на языке оригинала. Он тоже возбудился и сказал, что это надо ставить «либо сейчас, либо никогда». Хомский прекрасно понимал, какое огромное значение будет иметь постановка в тех условиях, в то время. Очень важно для человека, возглавляющего театр, обладать подобной смелостью и тем художественным чутьем, которым обладал Хомский, не говоря уже о таланте. Павел Осипович немедленно это поставил. Хотя, как вы понимаете, недоброжелателей вокруг было предостаточно. Мы прошли через море насмешек всякого рода, через море скепсиса, но Павел Осипович смог все это выдержать.

И последнее, что хочется сказать – в то время надо было иметь хотя бы трех артистов, которым было под силу это спеть. У нас такие, к счастью, были – это Ира Климова, сыгравшая Магдалину, Валера Сторожик, сыгравший заглавную роль и Валера Яременко – исполнитель роли Иуды. Ну, и конечно, Саша Бобровский (Пилат – прим. ред.). Они были в то время в театре, по разному воспринимали идею постановки, но тем не менее сплотились в одну мощную команду.

Сцена из спектакля «Иисус Христос – суперзвезда»

На спектакле «Иисус Христос – суперзвезда» за минувшие тридцать лет выросло не одно поколения зрителей, и через постановку прошло несколько поколений артистов.

Когда мы только приступили к репетициям, – рассказывает первый исполнитель роли Иуды заслуженный артист России Валерий Яременко, – выяснилось, что далеко не все поддерживают смелую идею Павла Осиповича. Больше всего сомневающихся было среди людей, не занятых в спектакле, среди артистов старшего поколения. Старики не понимали, почему в театре имени Моссовета, где играли Раневская, Плятт и Жженов, какая-то непонятно откуда взявшаяся молодежь будет поднимать подобную тему. Да и сам жанр рок-оперы не ассоциировался ни коим образом с традициями театра. И Павел Осипович – надо отдать ему должное – сумел отстоять этот жанр, привнести его в репертуар. «Иисус Христос – суперзвезда» был первой ласточкой. Это потом уже появились другие музыкальные спектакли подобного жанра в других театрах страны.

Очень хорошо помню свои чувства в тот период. Я откровенно испугался! Причем испугался, что не справлюсь с такой глобальной ролью не как драматический артист, а как певец. У меня даже был самоотвод: я Павлу Осиповичу говорил: «Давайте не меня! Я лучше Ирода спою». Я понимал, Ирода смогу сделать очень просто, без особого напряжения. Но Хомский мне очень быстро вправил мозги и заставил взяться за работу. Я необычайно благодарен Наташе Трихлеб, моему педагогу по вокалу: мы до сих пор иногда встречаемся и она меня «распевает».

Так что мои ощущения в тот период были сложными. С одной стороны мне, молодому артисту, очень льстило, что я получил роль такого уровня, но с другой стороны боялся необычайно. Этот страх меня толкнул на серьезные занятия вокалом. Я понимал, что здесь просто на органике и драматизме не выехать.
Позже, когда спектакль уже получил заслуженное признание у публики, я стал в образе своего героя кое-что подправлять, и продолжаю изменять до сих пор. Мне кажется, что на сегодняшний день я своего Иуду играю правильней. Не в смысле «хуже-лучше», а именно правильней: он повзрослел вместе со мной, набрался не только ума, но и опыта. Я сам прошел за это время через какие-то собственные жизненные трудности, через потери, моменты, когда все это можно бросить со сцены в зрительный зал и сказать либо «Прости», либо напротив сказать: «За что?». Поэтому делаю, как мне кажется, это более осознанно, осмысленно и глубоко, чем тогда, когда я больше работал в плоскости «как», чем в плоскости «что». Сейчас это соединяется, и «что» доминирует над «как». Или сохраняет равновесие и гармонично сосуществует.

Заслуженный артист России Валерий Яременко в роли Иуды. Сцена из спектакля

Юбилейный спектакль 24 октября в театре имени Моссовета пройдет в эксклюзивном формате – на сцену выйдут все составы исполнителей, играющие сегодня в нем. Среди них будут и участники первых премьерных спектаклей, и те, кто по возрасту младше самого юбиляра.

Партию Иисуса исполнят – Валерий Анохин, Михаил Парфенов, Евгений Вальц. Партию Марии Магдалины – Ирина Климова, Екатерина Гусева, Анастасия Макеева. Партию Иуды – Валерий Яременко, Андрей Богданов, Александр Емельянов, Пилата – Александр Бобровский, Александр Яцко, Валерий Сторожик… Будут и другие сюрпризы.

И, наконец, хочется привести слова самого Павла Осиповича Хомского, режиссера-постановщика спектакля, ушедшего из жизни четыре года назад. Он в свое время рассказывал о своей работе следующим образом:

«Когда еще в 1972 г. в Америке я увидел этот знаменитый спектакль, он просто ошеломил меня. Знаменитым и популярным он был на западе, а у нас это было, конечно, запрещенное зрелище. Я купил пластинку с записью рок-оперы, привез ее в Москву и с радостью демонстрировал всем друзьям и знакомым, артистам московского ТЮЗа, в котором тогда работал. Я рассказывал о нем так много и так восторженно, что однажды был приглашен в соответствующую организацию, где меня серьезно пре­дупредили: то, чем я занимаюсь, очень похоже на буржуазную пропаганду.

И только спустя 18 лет, когда жизнь в нашей стране изменилась, я смог поставить этот спектакль. Тогда, в начале 90-х, музыка Уэббера была уже всем знакома, пожалуй, это был пик ее популярности, она стала культовой. Но мы не собирались ни в коем случае повторить американскую постановку. Их артисты поют, как в опере, и танцуют, как в балете. Да и сам спектакль построен по законам бродвейского шоу: роскошное зрелище, следующие один за другим музыкальные номера. Мы же в своей работе стремились добиться непрерывного сценического действия.

Заслуженная артистка России Ирина Климова в роли Магдалины

Наш спектакль, будучи мюзиклом, построен по законам драматического театра, а не концертного шоу. Искупление Иисуса, предательство Иуды, верность Марии – это вечные темы. Они существовали всегда, потому что все, свойственное человеку, заключено в этих характерах. Очень важна для нас тема – личность и толпа, толпа, которая превозносит, предает и распинает.

Эта тема и сегодня звучит остро и актуально. За время жизни нашего спектакля, а это очень большой срок, произошло много изменений. Мы перешагнули из века в век, изменились условия нашей жизни, изменился и сам зритель, его музыкальные пристрастия. Но по-прежнему «Иисус Христос – суперзвезда» собирает полный зал, и что нас особенно радует, это в основном молодежь. И это дает нам надежду, что и следующее поколение зрителей тоже примет этот спектакль. Потому что евангелические сюжеты, которые лежат в его основе, и музыка Уэббера, ставшая сегодня классикой жанра, не устаревают, в них – заряд Жизни и Веры, а это – на все времена».

Елена Булова.

На снимке: Заслуженный артист России Валерий Яременко в роли Иуды.

Читайте также:

Дело – в шляпке!

Ричард — Александр Домогаров

«Ричард III»: история персонального ада

Одну из десяти знаменитых исторических хроник Шекспира поставила на сцене Театра им. Моссовета режиссер Нина Чусова. Новый спектакль «Ричард III» балансирует на стыке между трагедией, притчей и мюзиклом.

События шекспировской пьесы относят нас в период второй половины три­дцатилетней Войны Алой и Белой розы, которая велась сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов – Ланкастеров и Йорков. Режиссер задалась целью на историческом материале поговорить со зрителем на актуальную тему всевластия, насилия и безнаказанности. Шаг за шагом Нина Чусова исследует, что же именно происходит с душой человека, который заболевает жаждой власти, изучает, насколько далеко он может зайти в этой своей страсти и какие последствия по разрушению личности властолюбие несет.
Заглавную роль исполняет народный артист России Александр Домогаров. Наблюдая за действиями его героя, стремящегося любой ценой взойти и удержать трон, становится очевидно, что гениальный Шекспир на сем примере безошибочно показал характер диктаторов всех времен и народов. Задолго до рождения на свет Наполеона, Ленина или Гитлера английский писатель словно предсказал их появление, фантастически точно описав психологический процесс разложения личности вплоть до момента, когда, утопая по горло в крови, диктатор теряет свою главную цель.

Понятно, что для того, чтобы непростой шекспировский текст не задавил зрителя и не вверг его в состояние безысходного мрака, требуются артисты, обладающие ярко выраженной способностью к лицедейству. Те, которые умеют молниеносно сбрасывать с себя разнообразные маски-личины, как змея – кожу, и тут же примеривать новые. Театр Шекспира, как и театр двора Короля Эдуарда IV (роль интересно делает Михаил Филиппов), – это прежде всего театр виртуозных лицедеев.

Сцена из спектакля «Ричард III».

Чтобы «провернуть» все то, что «проворачивает» горбун и урод Ричард III ( природа наделила царственную особу физическими изъянами), он должен владеть целым арсеналом уникальных качеств. В трактовке Александра Домогарова Ричард III умен, коварен, жесток, решителен. При этом он умеет вызвать острую жалость к себе. Он способен казаться глубоко набожным. А если требует ситуация, то еще и сексуальным, томно подчиняющимся женской воле. (В такие моменты Домогаров откидывает «подпорки» в виде хромоты и сгорбленности, и зритель видит хорошо знакомые черты Жоржа Дюруа из «Милого друга» или Сирано де Бержерака). К чести Александра Домогарова, артист, следуя заповеди Мейерхольда, стремится как можно дальше уйти от предыдущих, успешно сыгранных им ролей и не повторяется.

Ричард уничтожает потенциальных претендентов на трон, и в финале оказывается одинок и ненавидим народом и лордами. При этом – самое удивительное – его действия по большей части настолько банальны, что сам он искренне удивляется тому, сколь глупы или пугливо-безропотны оказываются те, кого его выходки приводят к трагичному финалу. Собственный финал тирана жалок и страшен.

Королевский двор с его застольями и богатством в трактовке Нины Чусовой (и сценографии Владимира Ерешко) – самое опасное место в королевстве. Познает это на себе героиня Яны Львовой – Елизавета, проходя тернистый путь от королевы до изгнанницы.

Бесподобен заслуженный артист Валерий Яременко в роли Бекингема. Яркий, стремительный, жесткий – в первой части он практически выступает зеркалом самого Ричарда. «Подобное притягивает подобное»: Ричард и Бекингем мыслят в унисон, они вполне могли бы поменяться местами, если бы родословная Бекингема позволила ему это сделать.

Валерий Яременко в роли Бекингема

Особняком в этом истории стоит Герцогиня Йоркская в блистательном исполнении Ольги Остроумовой. Как мать, не имея прямых улик, она нутром чувствует проклятие, которое несет на себе Ричард III, и не хочет ни благословлять его, ни подпускать особо близко к себе.

Убедителен и точен в своей роли Дмитрий Щербина (Стенли). Запоминается и образ, созданный экспрессивной Дарьей Емельяновой в роли Леди Анны.
Невозможно не отметить в этом спектакле великолепные костюмы Луизы Потаповой, решенные в эклектичном стиле. Художница подчеркивает эклектикой, что история захвата власти – вневременная, она могла произойти в любой момент, начиная с зарождения цивилизации. В костюмах присутствует символика самых разных эпох – тут и английские шевроны, и нашивки на шинелях советских времен, и обувь а-ля гранж, и невероятная мантия самого Ричарда в стиле пэчворк. Мантия, кстати, особо обращает на себя внимание. Она состоит из кусочков, из элементов каждого персонажа, который занят в спектакле. И весь этот груз кровавых расправ, воспоминаний, кошмаров Ричард влачит на себе, словно проклятие.

Любопытно и музыкальное сопровождение спектакля, работая над которым композитор Александр Чевский пошел не совсем стандартным путем, переложив часть шекспировского текста в гимны и песни.

Вердикт Театра им. Моссовета в постановке «Ричард III» читается однозначно – власть отравляет, в ней спрятан персональный яд и ад. Единственный вопрос, который тревожит участников этой кровавой гонки по вертикали: кто следующий окажется внизу, в саркофаге королевского склепа.

Елена Булова.

Фото Елены Лапиной.

Метка: Театр имени Моссовета