Всеволод Шиловский

Всеволод Шиловский: Что труднее – испытание голодом или испытание сытостью?

3 июня празднует свой день рождения народный артист России, режиссер, педагог ВГИКа Всеволод Николаевич Шиловский. За его плечами – полторы сотни киноролей и постановка таких известных картин, как «Миллион в брачной корзине», «Блуждающие звезды», «Кодекс бесчестия», «Линия смерти».

— Всеволод Николаевич, вы сегодня преподаете во ВГИКе, студенты вас обожают. А помните ли, как сами поступали в творческий вуз?

— Я поступал во МХАТ. Мы были молодыми, дерзкими и нагловатыми.  Я, читая «Иудушку», набрался этой самой наглости и, глядя в глаза великому Василию Топоркову, сидящему в центре приемной комиссии, заявил: «А ты встань… встань. И иди ко мне…» Василий Осипович даже очки приподнял: «Что такое?» А я — ему: «Я к тебе с любовью, а ты…» Представители приемной комиссии «раскололись», а я был зачислен, обойдя пятьсот человек…

— Каждый раз, общаясь с молодежью, вы рассказываете им о «великих мхатовских стариках» – актерах старой школы, с которыми вас свела судьба. И настаиваете на том, что это — главная драгоценность вашей жизни.

– Ну, а как?! Конечно, главная. Если бы вы знали, что это были за люди и личности! Титаны!

– А в чем это выражалось? Почему они, в ваших глазах состоявшегося мастера, по-прежнему остаются «великими»?

— А они таковыми были во всем: в отношении к профессии, к людям, ко времени, в котором жили и творили. Дух захватывает, но я ведь работал на одной сцене с Кедровым, Ливановым, Станицыным, Грибовым, Яншиным, Кторовым, Тарасовой… Меня – щенка – в них поражала невероятная внутренняя свобода и талант. Выходя на сцену, они крестились. Могли играть спектакль с температурой под сорок. Волновались так, что их костюмы, мокрые от пота, можно было выжимать после каждого спектакля. Биографии этих людей начинались еще в двадцатые годы. Все они ушли из жизни еще при советской власти, став воплощением всего лучшего, что было в том времени. А в том времени было и много ведь хорошего. Они искренне существовали в нем, не подыгрывая ему, и как дети были честны перед зрителем и собой.  И у каждого ведь была своя трагедия… А какое у них было чувство юмора! Как они умели веселиться!

Кадр из фильма «Военно-полевой роман»
Кадр из фильма «Военно-полевой роман»
Кадр из фильма «Военно-полевой роман»
Кадр из фильма «Военно-полевой роман»

– Как умели веселиться?

 – Я навсегда запомнил одну нашу поездку в Киев, легендарную, на мероприятия, посвященные столетию Станиславского. Я был самым молодым в компании, и, естественно, меня мастера взяли под «крыло». Только отъехали от Москвы, на пороге моего купе возник артист Владимир Белокуров, которого вы знаете по роли Чкалова в кино, и скомандовал: «П…дячок, присоединяйся!» Я пошел за ним в вагон-ресторан, где Белокуров — великий организатор и гурман, посовещавшись с кем-то, демонтировал в стенах вагона-ресторана перегородки… А еще через полчаса во главе шикарного, шумного, длинного стола уже восседал режиссер Иосиф Моисеевич Раевский. Он поднял бокал и произнес торжественную речь важности момента – все попадали от хохота. Мы сидели всю ночь, шутили, хохотали, выпивали — «работали над собой». Разошлись по купе только утром, за час до приезда. На перроне нас уже встречало правительство Украины и толпа поклонников. Ведь к ним приехали артисты МХАТа — цвет культуры. Я смотрел на стариков и поражался: они выходили из вагона на перрон неторопливо, лучась улыбками и обаянием, — накрахмаленные, хорошо пахнущие, холеные, производившие впечатление прекрасно выспавшихся людей. В их честь звучали приветственные речи, нас повезли в гостиницу, потом были прекрасный завтрак, репетиция, запись на телевидении, обед с горячительными напитками, катание по реке. И все это время за столом звучали смех, ловушки, шутки, тосты. Затем был грандиозный вечерний спектакль, космический успех, бисировавший зал. У меня голова кружилась от успеха и цветов. А нас уже везли на правительственную резиденцию на очередной, теперь уже ночной, банкет. И снова звучали тосты, приветствия, шутки. И вот так — трое суток напролет. Я от усталости и подобного графика умирал, а великие «старики» оставались свежи, полны сил и обаяния: пели, читали, очаровывали.

– Всеволод Николаевич, а ведь и в непосредственном окружении вашей собственной семьи тоже были выдающиеся личности. Я знаю, что изобретения вашего отца – руководителя большого московского авиационного предприятия хранятся в Политехническом музее. А как же он, столичный руководитель, оказался начальником станции Северного морского пути на Тикси?

– Мой отец действительно руководил крупным авиационным предприятием. Но вы ведь слышали, что предвоенные годы, 1937 – 1940-й, были страшными для нашей страны. Без конца кого-то арестовывали, доносы, расстрелы. А потом случился день, когда расстреляли брата отца, вице-адмирала. Все понимали, что и отца могут арестовать. И его друзья – Молотов, Водопьянов и Громов, первые Герои СССР, узнали по своим каналам, что отец тоже попал в черный список. Они приехали к нам домой и сказали, что едут в бухту Тикси. Отец даже вначале подумал, что так называется новый московский ресторан. Летчики запихнули его в «эмочку», отвезли в аэропорт и отправили начальником на Тикси.  За ним пришли в тот же вечер… Но так как это была самая крайняя точка СССР, то дальше отца сослать было уже невозможно. А в сорок первом отец уже ушел на фронт.

– А вы начало войны помните?

– Я хорошо запомнил, как под бомбами мы на каких-то баржах добирались до Казани почти четыре недели. Поселили нас в крохотных картонных домах. А станки авиамоторного завода, на котором пришлось матери работать, разместили сначала прямо на улице. Но через пару месяцев завод уже давал продукцию. Когда вернулись в столицу, я стал ходить в детсад, а мама сутками пропадала на заводе. Помню, как однажды она принесла с рынка батон хлеба, который стоил невероятных денег. Но он оказался «куклой» – опилки, облепленные запеченной мукой. Вот тогда я впервые увидел, как плачет моя мать.

 Почему я никогда не верю, когда мне объясняются в любви и дружбе? Еще маленьким мальчиком я запомнил: дружба – это поступки. Одинокие женщины, у каждой из которых свои дети и дома есть нечего, вкалывали как проклятые и умудрялись в те военные годы помогать друг другу. Отдавали последнее. У Михаила Анчарова есть замечательная фраза в пьесе «День за днем»: «Что труднее, испытание голодом? Или испытание сытостью?» Я вот все время об этом думаю.

– Ну а день Победы помните?

– В ночи меня разбудили крики. Орали все, меня подбрасывали, тискали. Соседи выбежали из дома, где мы жили, на берег Яузы – народу было полно. Все кричали, радовались. А из репродуктора звучал торжественный голос Левитана! Послевоенная Москва медленно приходила в себя, отстраивалась, и строили ее пленные немцы. В том числе стадион, на котором я потом занимался. Их привезли на наш завод в закрытых вагонах по узкоколейке. Рабочие с металлическими прутьями в руках обступили вагоны и не хотели их оттуда выпускать несколько дней. Так и стояли. Но в итоге немцы отстроили заново почти все Измайлово. А когда они уезжали, те же рабочие подарки им дарили и даже плакали.

– Вы работали во МХАТе, ставили там спектакли, как режиссер. Как отнеслись к факту раздела МХАТа?

– Это одна из самых болезненных историй моей жизни. Раздел МХАТа я воспринимаю как кощунство. Великий театр, достояние нации, был разнесен на какие-то части, и у этих частей появились имена Чехова и Горького. Может быть два государственных театра, один имени Чехова, другой имени Горького. Но не может быть два МХАТа!  Я считаю, что это беспрецедентный, циничный акт вандализма. Я ушел из театра. И поскольку не умею сидеть без дела, уехал в Одессу, начав снимать первый видеофильм «Избранник судьбы». Благодаря разделу МХАТа я плотно вошел в слои кинематографа и, к счастью, не сгорел в них до сих пор.

Кадр из фильма "Любимая женщина механника Гаврилова"
Кадр из фильма “Любимая женщина механника Гаврилова”

– «Избранник судьбы» впоследствии стал называться «Миллион в брачной корзине». Этот фильм посмотрели сорок миллионов зрителей, он был признан лучшей комедией года. Такой успех!

 – До сих пор, когда фильм снова показывают по телевидению, мне звонят люди и благодарят. Зрители, которые прекрасно знают сюжет, без конца могут восхищаться актерскими работами Ширвиндта, Чиаурели, Богодуха, Удовиченко, Аминовой, Оболенского, Фарады. И ведь никто не догадывается, что к каждому из перечисленных артистов у Госкино были свои немалые претензии. Их просто не хотели утверждать.

– Да ну? И что же этим замечательным артистам инкриминировали?

– Мне говорили, что Оболенский – маразматик (да-да, так и говорили). Что Ширвиндт – еврей, Софико – некрасивая армянка, Богодух – окорок, Аминова и Удовиченко – актрисы, лишенные всяческого обаяния. Не очень плохой Гринько, но девочку – Олю Кабо – можно было бы найти и получше. Но я настоял и начал снимать. А по правилам того времени я должен был показать первые пятьсот метров снятого материала худсовету. Я понимал, что это как раз и будет тем самым рубежом, на котором мою работу собираются зарубить, и попросил монтажера: «Нарежь-ка мне к худсовету пленку так, чтобы даже я не мог понять, что там снято». Монтажер так и поступил, и на худсовете я показал обрубки фильма коллегии. На протяжении двух часов все эти солидные люди высказывались по поводу увиденного, костеря фильм в хвост и в гриву. Наконец мне предложено было высказаться. Я ответил: «Ну, что сказать: я – хулиган, это – обрезки пленки, даже я не понимаю, что там. А вы здесь два битых часа рассуждали о высоком искусстве». С членами худсовета был инфаркт и инсульт одновременно, а через неделю заместитель председателя Госкино, фронтовик Сиволап приехал лично смотреть черновую сборку фильма, очень смеялся и благодарил. Вот с такими приключениями эта картина дошла до экрана.

— Да, смешная история, время было для художников непростое. Сейчас вы активно продолжаете сниматься в кино и на телевидении, но все же для вас сегодня педагогика – главное в жизни. И свое общение со студентами, я знаю, вы начинаете с предложения им собственного списка из ста фильмов, которые необходимо посмотреть каждому уважающему себя артисту…

— Я преподаю во ВГИКе. Кроме того, я создал Театр-студию Всеволода Шиловского. Там у нас идут спектакли «Зойкина квартира», «Он. Она. Окно. Покойник», «Слишком женатый таксист». Мы играем чеховского «Дядю Ваню». И еще «Особняк на Рублевке» по пьесе замечательного драматурга Юрия Полякова, где сам играю главную роль. Это, кстати, третья наша постановка по произведениям Юрия Полякова, до этого были «Одноклассники» и «Чемоданчик». Спектакли идут при полном аншлаге.

— Да, это правда. Я была на премьере «Одноклассников», в зале яблоку негде было упасть. Ну а с кем из хороших кинорежиссеров удалось в последние годы поработать?

— Последние две мои неплохие киноработы — в фильмах Аллы Суриковой и Валерия Ускова, моих хороших друзей. Все, что предлагалось позже, можно было бы и пропустить. Возраст такой, что силы на пустое тратить уже не хочется: главное сейчас – вырастить новое поколение актеров. Все свое время я и отдаю им.

Елена Булова

Евгения Симонова

Поздравляем Евгению Симонову с юбилеем!

«Талантливая, наделенная яркой творческой индивидуальностью актриса, Вы вдохновенно служите избранному делу, дарите людям радость встречи с высоким искусством, — написал в своей  поздравительной телеграмме президент страны Владимир Путин народной артистке России Евгении Симоновой в связи с ее 65-летием. — Ваши работы на сцене Московского академического театра имени Владимира Маяковского и в кино по праву пользуются профессиональным признанием и искренней любовью зрителей».

Президент пожелал Евгении Павловне здоровья, благополучия и всего самого доброго. Полный текст телеграммы опубликован на сайте Кремля.

Празднование дня рождения актрисы Московского академического театра имени Владимира Маяковского Евгении Симоновой состоится онлайн. В стенах «Маяковки» Евгения Павловна работает вот уже почти 45 лет. Она пришла сюда юной, неопытной, но уже очень известной артисткой. Это, однако, никак не отразилось на ее отношении к профессии. Мир театра нужно было осваивать и завоевывать. По словам коллег, «именно театр стал для нее реальной школой драматического искусства. Ее героинь отличали открытость, незащищенность, теплота и чистота, щемящая нежность и огромное обаяние».

В текущем репертуаре Театра Маяковского Евгению Симонову можно увидеть в следующих постановках:  «На чемоданах» Х. Левина, «Август: графство Осейдж» Тр. Леттса, в премьерном спектакле  «Московский хор» Л. Петрушевской  и в триумфальном «Русском романе» М. Ивашкявичюса.

За роль Софьи Толстой в постановке М. Карбаускиса «Русский роман» актриса была удостоена многих театральных наград, в том числе и «Золотой маски» в номинации «Лучшая женская роль». 

 Кстати, сегодня, в день юбилея, театр приглашает посмотреть видеозапись именного этого спектакля в постановке Миндаугаса Карбаускиса. Трансляция будет доступна с 12 часов дня до двух часов ночи по ссылке.
А в 19 часов на сайте театра стартует летняя программа «Маленьких вечеров». Откроет серию летних трансляций «Семейный вечер» именинницы. Душевный вечер с рассказами о творчестве и теплыми семейными воспоминаниями. В течение всего дня в соцсетях Театра Маяковского будут транслироваться видеопоздравления от коллег актрисы.

Наша редакция присоединяется ко всем теплым поздравлениям, которые сегодня прозвучат в адрес Евгении Симоновой, и желает ей долгих лет жизни, творческой неутомимости и хороших ролей в новых интересных постановках.

Елена Булова

Эдуард Тэе: В стихах Давида Самойлова есть честностью перед собой, людьми и Богом

1 июня исполняется 100 лет со дня рождения гениального русского поэта Давида Самойлова.

Эту дату будут праздновать любители поэзии не только в России, но и по всему миру. Празднуют ее широко и в Эстонии, куда Давид Самойлов, родившийся в Москве, переехал и где прожил 14 последних лет своей жизни.

Мы связались с артистом Государственного русского театра Эстонии, преподавателем, режиссером Эдуардом Теэ. За плечами этого замечательного артиста немало достойных ролей в кино и театре, несколько лет он выступает с поэтическими программами в России, Германии, Эстонии. В прошлом году москвичи могли видеть его в грандиозном международном проекте «Евгений Онегин», когда в московской Ленинской библиотеке шестьдесят представителей разных стран мира читали страницы романа А.С. Пушкина.

На днях Эдуард Теэ выступил с сольным спектаклем, посвященным памяти Давида Самойлова, который можно посмотреть здесь.

Наш театральный обозреватель беседует с артистом.

– Эдуард, культура по-прежнему выполняет свою главную функцию: она объединяет людей планеты. Но, наверное, это странное ощущение для профессионального актера – читать Давида Самойлова в абсолютно пустом зрительном зале?

– Так сегодня работают все артисты мира. Ощущение действительно странное, но одновременно, стоя на сцене,  ты чувствуешь, что  тебя онлайн видит огромная аудитория, что поэтическая стихия Давида Самойлова согревает сердца любителей его поэзии в самых отдаленных уголках планеты, поддерживает и наполнит их доброй позитивной энергией.

– В каждом вашем поэтическом выступлении, в каждой сольной программе обязательно звучат именно стихи Давида Самойлова. Почему?

– Он у нас в Эстонии прожил больше десяти лет, и именно этому периоду мы обязаны рождению многих лучших его лирических и философских произведений. В Таллине поэт ушел из жизни, ушел, как птица — на сцене того самого Государственного русского театра, в котором сегодня работаю я сам. Это случилось 23 февраля тридцать лет назад в финале вечера памяти другого великого русского поэта, Бориса Пастернака. За кулисами Давид Самойлов потерял сознание, пришел в себя и со словами: «Ребята! Все хорошо…» – умер. Его похоронили в Пярну, где он жил последние годы.

– Но чем вам близки его стихи?

– Мне особо чувствителен и понятен его слог, близки его мысли. Иногда я ощущаю его своим современником. Ну и земляком… В стихах Самойлова есть искренность, интеллект, мужество, романтика, смелость и честность перед собой, людьми и Богом.

– Его поэтическая стихия для вас – средство познания себя?

– Мне стихи полюбились с периода юношеского максимализма, как форма принятия и себя, и мира. Или непринятия. В стихах привлекает суть. Трансцендентное, метафизическое и экзистенциальное в стихах заключено в слова. Так ниточка пути в поэзии и привела меня к творчеству Давида Самойлова.

– А какое ваше любимое стихотворение у Самойлова?

– Мне снился сон. И в этом трудном сне

Отец, босой, стоял передо мною.

И плакал он. И говорил ко мне:

– Мой милый сын! Что сделалось с тобою!

Он проклинал наш век, войну, судьбу.

И за меня он требовал расплаты.

А я смиренно говорил ему:

– Отец, они ни в чем не виноваты.

И видел я. И понимал вдвойне,

Как буду я стоять перед тобою

С таким же гневом и с такой же болью…

Мой милый сын! Увидь меня во сне!..

– Эдуард, как в условиях пандемии в Эстонии отмечают юбилей поэта?

– В Таллине и в Пярну, несмотря на предлагаемые обстоятельства и ограничения (коронавирусные. – Прим. ред.), пройдут масштабные традиционные «Самойловские чтения» в режиме онлайн.  На связь выйдут авторы из России, Латвии, Украины, Казахстана, Эстонии, Литвы.

1 июня, благо именно в этот день официально объявлены в Эстонии послабления после изоляции и разрешено собираться на уличных мероприятиях группами до 50 человек, состоятся два уникальных события. В центре Пярну пройдет открытие памятной скамьи с именной табличкой Давиду Самойлову на Аллее славы,  посвященной знаменитым людям, прославившим город. Среди них – именитый композитор Арво Пярт, эстонская поэтесса Лидия Койдулаи многие другие. Давид Самойлов по праву дополнит этот почетный ряд.

В этот же день состоится презентация марки Поэта, выпущенной Почтой Эстонии. Марку, гашеную 1 июня, уже заказали филателисты, музеи, литературные музеи, библиотеки.

Ну и, наконец, 1 июня начинаются съемки документального фильма «Пярнуские элегии», посвященного периоду жизни Давида Самойлова в Эстонии. А это означает, что состоятся встречи с друзьями и коллегами Поэта.

Беседовала Елена Булова

Кто мы в своем доме – полноправные хозяева или гости?

Задавались ли вы когда-нибудь этим вопросом? Формы нашего исследования себя в окружающем бытовом пространстве могут быть самые разные. Но одна из самых парадоксальных – исследование в форме балета.

Самый молодой лауреат премии «Золотая Маска» хореограф Владимир Варнава и шестеро артистов «Балет Москва» в премьерном спектакле «Прощай, старый мир!» предлагают взглянуть на свой дом по-новому, открыв новые грани в познании себя. Ведь дни, проведенные дома, так похожи друг на друга из-за повторяющихся действий: “я зашел на кухню”, “я вернулся с балкона”, “я закрылся в ванной”. При этом пространство делится на разные зоны: пребывание в одних частях квартиры вызывает положительные эмоции, а в других – отрицательные. В постановке «Прощай, старый мир!» артисты изучают уголки своей квартиры через самый многомерный язык – танец.

Премьеру этого необычного спектакля можно будет увидеть онлайн совершенно бесплатно 31 мая в 20.00 в официальной группе театра «Балет Москва» “ВКонтакте”.

Сценой становится жилище целиком, а смартфоны – полноценными участниками постановки, выполняя функцию «глаз» артиста. Художник спектакля Павел Семченко – лауреат премии «Золотая Маска» и один из основателей экспериментального Инженерного театра АХЕ в Санкт-Петербурге – в паре с хореографом визуализируют отдельные сцены в неповторимом стиле и настроени. При этом Денис Антонов, композитор спектакля, создает свой музыкальный лейтмотив для каждого артиста.

Помимо традиционной творческой команды (хореограф, художник, композитор), ключевую роль в показе играет техническая команда студии медиарешений Юрия Исхакова. Студия будет принимать видеосигнал шести артистов из разных локаций и сразу же передавать его видеохудожнику спектакля, Олегу Михайлову. Видеохудожник, в свою очередь, словно дирижер, будет сводить и обрабатывать видеопотоки – миксовать, проводить цветокоррекцию и накладывать визуальные эффекты в режиме реального времени.

Спектакль продлится около 40 минут и будет доступен для просмотра только 24 часа. Онлайн-формат спектакля и прямой эфир позволят зрителям стать вовлеченными участниками действия. Кроме того, во время показа зрители смогут оставлять комментарии и задавать вопросы. Сразу после завершения Владимир Варнава и танцовщики останутся в эфире и ответят на них.

– Мы столкнулись с глобальными изменениями. Они напоминают мутацию на уровне сознания каждого, – комментирует свою идею хореограф Владимир Варнава. – Мы сейчас словно в вода в стакане, клеточные структуры которой меняются под воздействием внешних потоков. Мы погрузились в личное пространство каждого артиста так, как было бы невозможно сделать ранее, до карантина. Я увидел личное изменение каждого – на фоне изменения человечества. И с каждым из артистов, несмотря на расстояние, мы вошли в очень тесный контакт, так что я начал чувствовать их тела даже в формате онлайн-репетиций. В результате этой совместной работы мы вытащили из подсознания артистов то, какие именно мутации происходят с ними сейчас, и выразили это языком танца.

Вот такая история!

– Для меня было важно продолжить работу театра в условиях самоизоляции. Искусство не стоит на месте, оно исследует изменения вокруг, – говорит директор театра «Балет Москва» Елена Тупысева. – Для меня тоже было важно осмыслить новую реальность, в которой мы оказались, а новый опыт увидеть, прежде всего, как возможность познания.

Кроме описанного выше спектакля, зрители смогут бесплатно посмотреть также постановку «Все пути ведут на Север» (лауреат «Золотой Маски», трансляция 4 июня в 20.00); современный балет «Эквус» (трансляция 6 июня в 20.00). Ну и балет под техно-музыку «Эгопойнт» – 8 июня в 20.00.

Посетить спектакль можно пройдя по ссылке

Елена Булова

Нонна Гришаева

Нонна Гришаева: Мы справлялись благодаря неимоверному желанию овладеть профессией

«В этом году у нашего курса юбилей! Ровно 30 лет назад мы поступили в ВТУ им. Щукина! Непростое было время… И сейчас я рассказываю своим первокурсникам о том, как нам было тогда непросто, но мы справились благодаря нашему неимоверному желанию овладеть этой профессией и благодаря нашим чудесным педагогам, которых не устану благодарить» – эти слова написала в своем инстаграме Нонна Гришаева. Предлагаем вашему вниманию беседу с художественным руководителем Московского областного театра юного зрителя, заслуженной артисткой России Нонной Гришаевой.

– Нонна, в июне будет шесть лет, как вы возглавляете Московский областной театр юного зрителя. В репертуаре вашего театра есть спектакли для всех возрастов. Вы чувствуете какую-то ответственность перед великими учителями по щукинской театральной школе, которые вас вырастили в творческом отношении и воспитали?

– Конечно. Щукинская школа – это альма-матер. Я бесконечно благодарна своим педагогам, я умею и могу что-то в профессии благодаря им. И, конечно, своим артистам я всячески стремлюсь передать частицы нашей актерской школы, стараясь приглашать на постановки наших педагогов – режиссеров.

– А вы ведь были на пике карьеры, когда получили предложение возглавить театр. На какие ограничения пришлось тогда пойти?

–  Перед тем как согласиться (предложение мне поступило от министра культуры и губернатора), я взяла паузу.  Важно было осмыслить, чем придется пожертвовать, беря подобную ответственность. Конечно, моя личная карьера пострадала: у меня нет времени для съемок и почти не остается времени для телевидения. Все мое время отдано театру – репертуарной политике, приглашению режиссеров, работе с артистами и так далее.

Нонна Гришаева

– Но вы же еще и на сцене работаете? В каких спектаклях в театре можно вас увидеть?

 Я играю в «Леди совершенство» Мэри Поппинс. Играю в спектакле «Про мою маму и про меня», за роль в котором получила премию «Звезда театрала». Занята в «Пяти вечерах».

– И там у вас тоже – главная роль Тамары. Актеры очень по-разному переживают популярность. Когда она пришла к вам, то как изменила вашу жизнь?

 – Она пришла как-то… в одночасье. Возможно, причиной стало появление на телевидении сразу трех крупных проектов с моим участием. Это сериал «Папины дочки», где я сыграла маму девочек, «Две звезды», в котором мы победили с Марком Тишманом, и пародийная «Большая разница». Предложения после этого пошли одно за другим.

– Возвращаясь к вашим студенческим годам, вы ведь двенадцать лет работали еще и на сцене Вахтанговского театра, бок о бок с вашими учителями. Кто из них оставил самый серьезный след в вашей душе как партнер?

– Невероятное, Юрий Васильевич Яковлев. В Театре Вахтангова шел спектакль «Три возраста Казановы». Юрий Васильевич играл старшего Казанову, а я – его последнюю любовь пятнадцатилетнюю Франческу.

Нонна Гришаева

У нас была замечательная сцена: сидя на коленях перед ним, я прижимаюсь к его руке, испытывая невероятно сильные эмоции. Для всех нас Юрий Васильевич был человеком с экрана телевизора, наше поколение восхищалось им с детства. А тут мне выпало играть с ним любовь! Это было что-то непередаваемое. Ну и курьезные моменты случались, конечно. Юрий Васильевич порой забывал какие-то слова. У артистов это бывает, и в такие моменты обычно партнер подсказывает партнеру. Но в данном случае сложность была в том, что в основе спектакля лежал стихотворный текст Цветаевой. Ну, как тут подскажешь? Как-то раз он забыл единственное слово, что перевернуло смысл нашей сцены. Казанова должен был произнести: «Послушай сказку: жили-были двое, она — его прекрасней, он — ея». Моя Франческа спрашивала: «Брат и сестра?» Он отвечал: «Нет», и я заканчивала: «Значит, ты и я». Но в тот день Яковлев забыл слово «прекрасней», и новая версия текста, благодаря Юрию Васильевичу, стала выглядеть так: «Послушай сказку: жили-были двое, она — его, а он — ея…» Я, растерявшись, спросила: «Брат и сестра?» Он ответил: «Нет». И я, уткнувшись Яковлеву в колени, сказала: «Значит, ты и я». В итоге мы оба «раскололись» прямо на сцене.

– Нонна, а как вы с годами стали ощущать миссию театра вообще и свою собственную в нем?

 – Нести доброе, вечное детям. Детей в театр нужно приводить как можно раньше, приобщая к искусству, – потом будет сложно и поздно. Точно так же, как их надо приобщать к чтению. Мои дети повзрослели, любят читать сами, но не меньше им нравится, когда я читаю им книги на ночь, ведь я их читаю по ролям.

P. S. Нонна Гришаева принимает участие в аудиомарафоне в честь дня рождения писателя Людмилы Петрушевской, родившейся 26 мая. Марафон продлится всю эту неделю. Сказки читают Инна Чурикова, Чулпан Хаматова, Михаил Ефремов, Рената Литвинова, Лия Ахеджакова.

Вчера Нонна Гришаева прочитала произведение «Сны девочки».

 Послушайте!

Ответ кинематографистов мира на хаос в мировой киноиндустрии

“Мы едины” (We are one) – так называется беспрецедентный глобальный кинофестиваль, который стартует уже 29 мая и в течение десяти дней в интернете будет открыт всем жителям планеты. Культура в очередной раз становится площадкой для объединения народов.

Фестиваль создан по инициативе крупнейших киносмотров мира – Каннского, Берлинского и Венецианского; к ним присоединились фестивали в Торонто, Нью-Йорке, Макао, Лондоне, Локарно, Сан-Себастьяне, Сараево, Токио, Мумбаи, Карловых Варах и Анси.

Это ответ кинематографистов планеты на хаос в мировой киноиндустрии и крушение всех фестивальных планов года.

–  Мы горды тем, что участвуем в этих партнерских фестивальных программах, – говорит президент Каннского фестиваля Пьер Лескюр. – Это позволит привлечь внимание к действительно уникальным фильмам и талантам. И надеемся, что эта инициатива позволит людям планеты почувствовать себя единым целым.

Новый киносмотр покажет игровые фильмы полного и короткого метра, документальное кино, музыкальные картины, комедии, а также беседы с мастерами – все это будет бесплатно. Впрочем, предусмотрены и добровольные пожертвования зрителей в поддержку Всемирной организации здравоохранения и Фонда солидарности COVID-19.

Прямым организатором выступает нью-йоркская компания, созданная Робертом Де Ниро. Фестиваль (We are one) можно будет смотреть на YouTube .

Елена Булова.

Фото из открытых источников.

Лебедев

Урсуляк, Хотиненко, Лебедев проведут онлайн мастер-классы


С 29 мая по 10 июня пройдут онлайн мастер-классы от Академии кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова с выдающимися деятелями культуры и искусств в рамках программы «Поддержка молодых специалистов театра и кино». К мероприятиям, которые проведут режиссеры Сергей Урсуляк, Владимир Хотиненко и другие, смогут присоединиться все желающие.

Сергей Урсуляк
Сергей Урсуляк
Владимир Хотиненко
Владимир Хотиненко

Мастер-классы, проводимые в онлайн-формате на платформе Zoom, по словам организаторов, дадут возможность, находясь в режиме самоизоляции, получить необходимые знания и навыки, предоставят шанс пополнить «культурный багаж» и позволят объединить в профессиональном диалоге творческую молодежь со всей страны, даже из самых отдаленных регионов России (в том числе из Иркутской и Томской областей, Забайкальского края, где 9 июня будет проводиться онлайн-кастинг в Академию Н. С. Михалкова).

Для участия в мастер-классе необходимо заранее зарегистрировать свой профиль на платформе Zoom, а перед проведением мероприятия пройти по указанной ссылке.

29 мая 2020 г. в 14.00 мастер-класс «Режиссура игрового кино» проведет кинорежиссер, сценарист, продюсер, создатель культовых картин «Ликвидация», «Тихий Дон», «Исаев» и др. – Сергей Урсуляк. В рамках мастер-класса режиссер расскажет о принципах подбора актеров, о съемочной площадке, о самой большой сложности в работе над кинокартинами и многое другое.
Ссылка на трансляцию мастер-класса: https://us02web.zoom.us/j/81572514577
Идентификатор конференции – 815 7251 4577

3 июня 2020 г. в 14.00 мастер-класс «Основы киноязыка и влияние технологий на кинопроцесс в контексте историческом и актуальном» проведет кинорежиссер, педагог, сценарист, художественный руководитель режиссерской мастерской академии, народный артист РФ, создатель культовых картин «72 метра», «Бесы», «Достоевский» и др. – Владимир Хотиненко. Режиссер расскажет об основах киноязыка, о приемах работы на съемочной площадке и секретах воплощения замысла на пленке на примере некоторых фильмов, а также многое другое.
Ссылка на трансляцию мастер-класса: https://us02web.zoom.us/j/81727420189
Идентификатор конференции – 817 2742 0189

10 июня 2020 г. в 12.00 мастер-класс «Снимаем кино. От А до …» проведет кинорежиссер, сценарист, лауреат Государственной премии РФ, создатель культовых картин «Легенда №17», «Экипаж» – Николай Лебедев.
Ссылка на трансляцию мастер-класса: https://us02web.zoom.us/j/85252061898
Идентификатор конференции – 852 5206 1898

Елена БУЛОВА

Алла Манилова

Алла Манилова: В «Интермузее-2020» участвуют все главные музейные страны мира

Уже завтра, 27 мая, столица примет участие в Международном фестивале музеев «Интермузей-2020», в котором будут участвовать все главные музеи мира. Впервые форум состоится на онлайн-площадке виртуально. Среди стран-участниц «Интермузея-2020» – Австрия, Великобритания, Нидерланды, Франция, Германия, Италия, Соединенные Штаты Америки, Израиль и многие другие.

– Наши музеи, – рассказывает заместитель министра культуры Российской Федерации Алла Манилова, статс-секретарь фестиваля, – приобрели такой опыт и такое новое качество цифровых проектов, которые позволяют чувствовать себя уверенно в проведении этого мегапроекта. 390 участников у нас в виртуальном формате – это больше, чем можно было поместить офлайн. И это вселяет невероятный оптимизм в контексте будущего, потому что «Интермузей», несомненно, станет расширяться. Мы можем сегодня говорить о реальном международном измерении «Интермузея». Важно, что в 2020 году в нем участвуют все главные музейные страны мира, те страны, где именно музеи играют выдающееся цивилизационное значение.

В прежние годы в мероприятии участвовало порядка 150 – 170 культурных учреждений, теперь благодаря онлайн-формату в фестивале смогут принять участие все желающие.

– Такое количество участников говорит о том, что у многих музеев, не имевших возможности высветиться рядом с крупными музеями, появляется шанс стать частью большой масштабной экспозиции, – считает директор Российского музея музыки, заместитель председателя оргкомитета фестиваля Михаил Брызгалов.

Фестиваль «Интермузей» проводится Министерством культуры РФ ежегодно с 1999 года. Сегодня это, пожалуй, единственный в мире масштабный музейный фестиваль, в различных программах которого ежегодно участвуют сотни российских и зарубежных музеев. Он позволяет отследить тенденции в развитии музейного дела и способствует обмену опытом и профессиональному развитию музейного дела.

Елена Булова.

Фото из открытых источников.

Иван Агапов

Иван Агапов: Я самонадеянно попытался выдуть из трубы звуки и когда это не получилось, отчаянно крикнул: «Там-па-ра-пам!»

29 мая народный артист России, актер «Ленкома Марка Захарова» отметит свое 55-летие.

О.Янковский, Л. Броневой, А. Збруев, И. Агапов в «Женитьбе» Марка Захарова
О.Янковский, Л. Броневой, А. Збруев, И. Агапов в «Женитьбе» Марка Захарова

Сегодня это может показаться невероятным, но факт остается фактом: Иван Агапов –  режиссер популярных сериалов «Папины дочки» и «Кровинушка», сценарист «Танго втроем», Новогодних огоньков на ТВЦ и веселых ленкомовских капустников, блестящий артист, сыгравший в десятках знаковых спектаклей Марка Захарова и Глеба Панфилова, не сумел поступить ни во ВГИК к Бондарчуку,  ни в Школу-студию МХАТ к Табакову. Более того, его не взяли ни в Щукинское, ни в Щепкинское театральные училища. Видимо, это была судьба, которая уготовила Ивану Агапову совсем другой путь: он поступил на курс Андрея Гончарова и Марка Захарова в ГИТИС. Оба Мастера сразу же разглядели в молодом абитуриенте мощное комедийное дарование.

Иван Агапов

– Иван, каково это было – играть в «Ленкоме» в самый пик его расцвета? Леонов, Пельтцер, Ларионов, Абдулов, Караченцов, Янковский, Броневой, Збруев – студенту даже представить страшно себя перед подобным худсоветом.

 – Когда я учился на третьем курсе у Марка Анатольевича, мне позвонили и сказали: «Приходите утром на служебный вход “Ленкома». Зачем – не объяснили. Пришел в театр, сел на лавочку, в дверях появился Захаров, взял меня за руку и повел по лестнице куда-то вверх. Мы оказались перед дверью в зрительный зал, вошли, а там сидело полтруппы.  «Вот этот студент будет нам помогать в выпуске спектакля «Поминальная молитва», – бодро сказал Захаров, «забывший» меня предупредить. И потребовал, чтобы мне в руки дали текст. Вот так «спонтанно» я и оказался на сцене рядом с Евгением Павловичем Леоновым, который играл Тевье-молочника. Видимо от страха, я сумел произнести какие-то слова прямо с листа. И меня утвердили на роль Перчика-папиросника. Спектакль «Поминальная молитва» я и сегодня считаю одним из величайших спектаклей русского репертуарного театра.

Но вы абсолютно правы: «Ленком» того периода действительно переживал расцвет, достать входные билеты даже для нас – студентов Захарова было немыслимо. Мы азартно и порой тщетно толпились у входа, потрясая студенческими книжками. Я даже, помнится, как-то вместе с приятелем пытался проникнуть в здание через окно. И, разумеется, был с позором выдворен наружу. Легендарную «Юнону и Авось» увидел, только став артистом этой труппы.

– За три десятка лет вы сыграли множество комедийных ролей в «Тиле», «Мудреце», «Бременских музыкантах», «Женитьбе Фигаро», «Чайке», «Королевских играх», «Шуте Балакиреве». Но, подозреваю, что как Леонид Гайдай мечтал поставить своего «Гамлета», так и вы мечтали сыграть своего Принца Датского? Комедийное амплуа не жало?

– Гамлета я не играл, но зато в одноименном спектакле у Глеба Панфилова сыграл Розенкранца. Конечно, по молодости очень хочется выпрыгнуть за рамки амплуа.  Но с возрастом начинаешь смотреть правде в глаза и понимаешь, что глупо претендовать на роль Графа Резанова в «Юноне и Авось». Хотя однажды некий кинорежиссер (а кинорежиссеры у нас в театры редко ходят) сделал мне большой комплимент. Я играл у него в фильме отпетого мерзавца, и в конце съемочного периода он, вдруг, спросил: «А что-нибудь характерное, комедийное можешь сыграть?» Я от неожиданности даже расхохотался: всю жизнь до этих съемок я только этим и занимался.

– Меня всегда интересовало, как серьезные, мужественные представители сильного пола попадают в эту «немужскую» профессию? Вам нравилось в детстве «стоять на стульчике» и быть в центре внимания?

– Очень нравилось, но при условии, что этот стульчик я ставлю сам. Сколько себя помню, всегда в школе или лагере организовывал какие-то веселые вечера художественной самодеятельности. И даже поступил в Театр на Красной Пресне Вячеслава Спесивцева, показав этюд, в котором долго бродил по невидимому лесу, а потом с криком «Люди!» бросился на приемную комиссию. Комиссия оценила – меня взяли. Театр Спесивцева в то время находился в районе улицы Станкевича (ныне – Вознесенского переулка). Я с той поры очень люблю это место. Тем более, что в школьные годы активно бегал на спектакли «Маяковки», Малой Бронной, «Таганки», «Ленкома».

– Раз уж мы заговорили о Москве, то какой вам, коренному москвичу, вспоминается столица вашего детства? Где вы жили?

 – Я жил сначала в районе «Сокола», потом, достаточно долгое время, жил у в районе 5-й Парковой улицы с дедушкой. У мамы в свое время была комната в коммуналке, напротив «Ленкома», там я тоже жил. Потом в рамках переселения мы оказались в Отрадном, которое сейчас – практически центр, а тогда это воспринималось как ссылка на окраину. Сейчас в Отрадном живут мои родители, и я наблюдал, как оно превращалось в цивилизованный район столицы с широкими улицами, торговыми точками, предприятиями общепита. Сегодня, сев на метро, я могу через двадцать минут обнять маму. А раньше, когда еще учился в школе, ходить по Отрадному можно было исключительно в резиновых сапогах: всюду была грязь, шли стройки, какие-то дома достраивались.

– Давайте вернемся к театру: как Спесивцев относится к тому, что вырастил народного артиста России?

– Однажды он пришел к нам в «Ленком» на «Мольера». Было очень смешно: начался спектакль, и кто-то в первом ряду стал громко смеяться и по ходу все комментировать. Артисты очень напряглись: что за чудак такой? А потом кто-то догадался выглянуть из-за кулис: «Это же Спесивцев!» Вот она – режиссерская хватка! Мы расслабились. Потом Спесивцев спустился в актерский буфет, обнял меня и сказал: «Мой ученик!» Мне было приятно.

Иван Агапов

– Во время спектаклей часто случаются курьезы, накладки, «маленькие комедии». А у вас?

– Было неоднократно. Отлично запомнил утро, когда в моей квартире раздался звонок: «Иван, ты вечером играешь, но не Керубино, а Садовника».  Передать состояние артиста в такие моменты трудно. Тот спекаткль был какой-то феерический: Лазарев, Захарова, Певцов дружно отворачивались к заднику, чтобы не смотреть на меня.

– Видимо, они давились от хохота, глядя на то, как энергия вашего ужаса переплавилась в энергию этого вечно пьяного и слегка неадекватного Садовника…

– Так и было. Об этом мне потом, кстати, рассказывал мой коллега Сергей Степанченко, потому что я сам-то ничего не помню. Апофеозом стала сцена, когда мой герой должен играть на трубе. Игорь Фокин, исполнявший эту роль ранее, это умел делать замечательно, а я – нет. Сначала я самонадеянно попытался выдуть из трубы какие-то звуки, и, когда это не получилось, отчаянно закричал: «Там-па-ра-пам!» В «Женитьбе Фигаро» я в разные годы переиграл всех, кроме Марселины, – Керубино, Садовника, Судью, Доктора Бартоло.

А бывало такое, что вы текст забывали?

– Была смешная история, когда текст в нашей сцене забыл Евгений Павлович Леонов. Тевье – Леонов обычно интересовался, указывая на меня, «что за паренек», «куда шагает», а «как там у вас в Киеве, чего добились».  А тут – забыл текст и все. И я вижу, как у Мастера в глазах загораются хитрые искорки, он мнется и спрашивает: «А как там у вас с хлебом?» Я ошарашенно отвечаю: «Где?» А он мне: «Ну, а откуда ты идешь?» – «Из Киева». Он мне: «Ну, и давай дальше про Киев рассказывай». Так Мастер ловко обошел подводный камень и вырулил на прямую дорогу.

Иван Агапов

– Совсем как его герой-шофер из «Большой перемены», который говаривал: «Жизнь – дорога, то рытвина, то ухаб, но ехать надо».

– Леонов учил нас, молодых, что для артиста самый лучший момент, когда кто-то не вовремя выходит на сцену – тогда слетают штампы и партнеры начинают действовать по обстоятельствам. В такие моменты сразу становится понятно, у кого правильно выстроена роль, а у кого нет.

В молодости артист мечтает о больших ролях, о славе, и только с годами начинаешь понимать, что истинное актерское счастье – это когда ты играешь на сцене с такими партнерами, как Леонов, Абдулов, Янковский, Броневой, Пельтцер, Збруев. И какой это нечеловеческий подарок судьбы – столько лет проработать с Марком Анатольевичем Захаровым.

– А вы ведь могли в свое время выбирать между театром Захарова и театром Гончарова, в котором тоже играли с третьего курса. Сегодня вы – режиссер и наверняка сможете сформулировать, почему пошли работать именно в “Ленком”, а не в “Маяковку”?

– Захаров и Гончаров – режиссеры очень разные. Но говорили они на разных языках об одном и том же, всегда борясь с «лицедейством» в плохом смысле этого слова. Андрей Александрович Гончаров часто витийствовал: «А какая у вас телеграмма в зал?!» У него был эмоциональный, пестрый, кричащий театр. У Марка Анатольевича Захарова подход был ироничный, тонкий и театр очень сильный. Что касается меня, то я принадлежу к тем артистам, которые закрываются, когда режиссер на них повышает голос. Это, кстати, один из моих ночных актерских кошмаров: режиссер ругается, чего-то от тебя хочет, а ты не понимаешь, чего именно. Этот кошмар случался и в жизни: у Гончарова была манера шумной режиссуры, он кричал на артистов. Сейчас-то я сам, будучи режиссером, понимаю, что есть актеры, на которых полезно кричать, их нужно выбивать из зоны комфорта, тогда у них загорается глаз и они начинают творить. Но я из другой породы: если на меня кричать, то я впадаю в ступор. Поэтому и выбрал интеллигентный «Ленком».

Иван Агапов

– Вы преподаете в Институте современного искусства, куда вас «притащили» Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова и где вы стали худруком курса, с легкой руки Александра Збруева. Что вы поставили со своими студентами?

 – Недавно поставил со студентами малоизвестную радиопьесу любимого Г. Горина «Реинкарнация», сделав ее сценическую редакцию. За годы спектакли были разные. В том числе замахнулся и «на Вильяма нашего, на Шекспира», на «Ромео и Джульетту».

– И какие они, ваши Ромео и Джульетта?

– С одной стороны – современные, с другой стороны – без мобильных телефонов. Хотелось доказать, что Шекспир – не архаичный автор, и его не обязательно играть в лифте или на мотоциклах. Он и без этого современен и интеллектуально изыскан.

– Вы не любите так называемые «новые формы»?

Не люблю, особенно когда меня в театре начинают трогать руками и куда-то вовлекать. Хотя режиссеры у нас на курсе этим пользовались. Можно, конечно, повесить тряпку, чтобы с нее весь спектакль монотонно стекала вода. Или чтобы колокольчик то и дело позвякивал. Такая странность какое-то непродолжительное время работает. Но потом важно, чтобы к этому подключилась еще и режиссерская мысль. Чтобы зритель смотрел «Чайку», «Вишневый сад» или «Женитьбу» так, как будто видит их в первый раз, замечая в действе нелепости нашей сегодняшней жизни. Вот тогда это настоящий театр. 

– Сегодняшние студенты сильно отличаются от студентов вашего поколения?

– Сильно. И дело не в том, что у них есть мобильные телефоны. А в том, что они могут позволить себе позвонить и предупредить, что опаздывают на репетицию. Для нас это было нонсенсом. Мне и сегодня снится: вот сейчас должен начаться спектакль, а я физически на него не успеваю. О ужас! Но для них это – не ужас. 

– Чему вы их учите?

– Я пытаюсь их тому же, чему учили меня, чтобы существовала какая-то преемственность поколений. Их, по молодости конечно, тянет на авангард. Я ничего не запрещаю, но настаиваю: раз написано у Чехова или у Гоголя – «комедия», то извольте поставить так, чтобы было смешно. И в то же время не пошло и интересно. И вот это оказывается совсем не простым делом.

Иван Агапов

– Иван, а как вы отдыхаете?

– В традиционном понимании – никак. У меня не было лета, чтобы я не съездил бы на море – на съемки или гастроли. Но коронавирус смешал привычный ход вещей. В любом случае недельный отдых, при котором неделю буду лежать на пляже неподвижно, я себе не представляю.  Но я много читаю, особенно в такси. Очень удобно. Некоторое время назад пересел с водительского кресла в пассажирское, чтобы не думать о том, где запарковаться в городе. Сейчас с этим стало гораздо легче.

А раньше где ставили машину, приезжая на спектакль?

– Был забавный случай. Двадцать с лишним лет назад, помню, приехал на спектакль «Королевские игры», а мне гаишники запрещают парковать возле театра. К счастью, пробегавший мимо Григорий Горин бросил им на ходу: «Если этот парень сейчас не запаркуется, то никто из зрителей вообще ничего не увидит». Выручил!

Елена Булова.

Фото Александра Стернина.

Государственный исторический музей

Как культура будет выходить из «окопов»

Поэтапное возобновление работы учреждений культуры, а также меры их государственной поддержки обсуждалось на только что прошедшем заседании комитета по культуре Государственной Думы Российской Федерации в режиме видео-конференц-связи. В нем приняла участие министр культуры России Ольга Любимова. Она сообщила о том, как видит возобновление работы музеев, театров, кинопроизводства в России.

Музеи

Первыми смогут принять посетителей федеральные музеи. Это произойдет после начала снятия ограничительных мер, которое планируется на 1 июня, но не раньше середины июля.

–  Музеи смогут открыться для индивидуальных посетителей не раньше середины июля, при условии постепенного снятия ограничений уже с 1 июня, – отметила министр, добавив, что особые условия начала работы музеев могут быть разработаны для Москвы и Санкт-Петербурга, где пока не приняты решения о продолжении или послаблении ограничительных мер.

Период подготовки музеев займет месяца полтора. За это время учреждения проведут полную санитарную обработку с использованием специальных растворов всех помещений , нанесут специальную разметку и установят информационные таблички.

 – Сначала будет по 2 – 3 посетителя в помещении, если позволяет пространство, – пояснила Ольга Любимова, – будут специальные разметки на полу, расклеенные в разных экспозиционных частях. Это позволит заботиться о здоровье как сотрудников музея, так и наших дорогих посетителей. Все меры будут согласовываться с Роспотребнадзором, чтобы не было самодеятельности.

Но если все же в силу понятных причин ограничительные меры не будут сняты 1 июня, открытие музеев для посетителей с середины июля будет перенесено на более поздний срок.

Театры

Министр пояснила, что практически с каждым федеральным театром проработана своя «дорожная карта» по выходу из ограничительных мер.

–  Большой театр, например, – сообщила Ольга Любимова, – уходит в отпуск. Это займет июнь и июль. В августе будет постепенный выход с небольшими репетициями в зависимости от ситуации в регионе. А Театр Вахтангова, например, планирует в июне посвятить две недели репетициям, если, конечно, позволит эпидемиологическая ситуация в Москве.

Кинопроизводство

Возобновление работы предприятий кинопроизводства и кинопроката будет осуществляться исключительно по решению региональных властей и только после отмены ограничений. Этот процесс будет происходить поэтапно и с обязательным соблюдением мер санитарной безопасности.

В данный период Министерство культуры России проводит консультации с Минэкономразвития России для дополнительного включения всех видов деятельности, связанных с производством кино- и видеофильмов и телевизионных программ, в перечень пострадавших отраслей экономики для получения государственной поддержки.

Культурные системообразующие компании

Также в ходе заседания Ольга Любимова рассказала об инициативе Министерства культуры по включению еще 44 учреждений в перечень системообразующих культурных организаций, среди которых – ведущие театры, музеи, музеи-заповедники и филармонии.

Присутствовавший на совещании первый заместитель министра культуры Сергей Обрывалин проинформировал депутатов Государственной Думы РФ о планах по использованию 3,8 млрд рублей, выделенных правительством РФ на поддержку федеральных учреждений культуры.

 – Распоряжением предусмотрено выделение средств в общем объеме 3,8 млрд рублей в целях сохранения уровня зарплаты работников музеев, – сказал он, – а также  театров, концертных организаций, подведомственных Минкультуры, обеспечения расходов на охрану и пожарную безопасность и в том числе уплаты налогов… Первая сумма, которая была доведена, – это 1 млрд 269 млн рублей –  уже доводятся до наших учреждений.

Елена Булова.

Автор: Елена Булова