fbpx
Лариса Степанова, гражданская оборона

Лариса Степанова рассказала о тонкостях специалиста гражданской обороны

Государственное унитарное предприятие города Москвы «Специальное предприятие при Правительстве Москвы» (ГУП СППМ), является уникальной организацией в области гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности города Москвы. Предприятие входит в комплекс городского хозяйства столицы и находится в ведомственном подчинении Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Москвы. ГУП СППМ отнесено к категории организаций, обеспечивающих безопасность жителей и объектов города.

В каждом подразделении комплекса городского хозяйства работают профессионалы своего дела. Их биографии отражают весь трудовой путь коллектива и верность профессии. Сегодня наша героиня – мастер производственного участка № 2 Спецпредприятия Лариса Степанова.

Лариса Степанова, гражданская оборона

– Лариса, как вы пришли работать в гражданскую оборону?

– В гражданскую оборону пришла по собственному желанию, никто на мой выбор не влиял. Специалистами не рождаются, ими становятся.

– Откуда вы родом?

– Я родилась на Волге, в Саратовской области, в селе Шумейка. Хотел папа мальчика, а родилась я. Меня часто спрашивают, почему я выбрала такую профессию. Ответ простой: у меня мужской склад ума, как у папы. Он делал мебель, был краснодеревщиком и строил дома. Благодаря блестящим математическим способностям мог без калькулятора рассчитать количество любого материала. Отсюда и у меня тяга к мужской профессии.

– С чего начиналась ваша трудовая биография?

– Начало своего трудового пути я помню очень хорошо, словно это было вчера. В 1988 году, после окончания Московского ПТУ № 123, пришла работать в СППМ электромонтажником осветительных сетей. Меня, как молодого специалиста, направили на производственный участок, который находился рядом с метро Академическая. Встретил меня там прораб Владимир Шалыгин. Он, конечно, был немного удивлен моей квалификации, но, побеседовав, поддержал добрым словом, подбодрил. Помню, тогда сказал: «нет практики – не стоит отчаиваться, ведь есть хорошие наставники, которые всему обучат». Все так и получилось, через два месяца я перешла на другой объект, в Крылатское. Там трудились техники по вентиляции, женщина и мужчина. Они готовили защитное сооружение к комплексной проверке. Женщина производила замеры вентиляции, а мужчина чертил схемы. Все расчеты делались вручную, компьютеров тогда не было, поэтому самостоятельный трудовой опыт у меня начался с составления производственного отчета по защитному сооружению. Я тогда уже понимала как делать расчеты и схватывала все налету. Доверяли делать наряд на зарплату и материальные отчеты. Ватман, линейки и карандаши стали орудиями труда, с помощью чертежей училась правильно располагать и рассчитывать специальное оборудование для защитных сооружений. В то время приходилось ватман размещать на двух стульях, а снизу подсвечивать лампочкой. Главным помощником стала печатная машинка, на которой я оперативно печатала новенькие инструкции по охране труда, эксплуатации оборудования и тому подобные документы.

Лариса Степанова, гражданская оборона

– Вот беседую с вами и думаю, как важно в жизни встретить хороших наставников. Но это еще полдела: и самому молодому человеку нужно уметь впитывать то, чему учат…

– Мне всегда везло на хороших специалистов. В то время на участок пришел очень грамотный инженер Владимир Шульц. Благодаря его профессионализму наш производственный участок выделился в отдельный, и стал еще более дружным. Я до сих пор вспоминаю замечательных наставников: инженера по вентиляции Валентину Рыжову и Владимира Шульца, который на протяжении многих лет являлся моим руководителем. Слесарь Григорий Степанович, который в своей работе был очень скрупулезным и аккуратным, эти качества я и переняла.

– Может быть, вспомните какие-то яркие эпизоды из трудовой биографии того времени?

– Никогда не забуду, как мы проводили маркировку защитного сооружения, очень большого по площади. Наша задача заключалась в нанесении маркировки на все оборудование. Суть работы: я держу трафарет, а слесарь набивает маркировку белой краской при помощи губки. Если получался кривой уголок маркировки, то стирали и наносили снова. Утомительная оказалась работа, но в результате за нее сердце радовалось. За семь лет, с 1988 по 1995 год, я освоила все тонкости производства.

Лариса Степанова, гражданская оборона
Лариса Степанова, гражданская оборона

– И как складывалась карьера?

– Второй период трудовой деятельности начался с 1998 года. После выхода из декретного отпуска мне предложили должность электромонтера, а позже была следующая ступень – место наладчика систем вентиляции. В 2014 году я прошла аттестацию и стала работать инженером по наладке и испытаниям оборудования. Специфика нашей работы позволяет постоянно развиваться. Благодаря этому продолжался карьерный рост. Несколько лет назад меня перевели на должность мастера.

– Вот вы говорили о том, что коллектив был дружным, вам было в нем комфортно. А в наше время что-то изменилось?

– Нет, все традиции остались, сейчас коллектив тоже замечательный, все друг друга хорошо знают и помогают друг другу в работе. Есть и те, кто давно трудится. Хотелось бы отметить специалистов высокого уровня: дизелиста Александра Овсянникова и слесаря-ремонтника Сергея Клочкова. Мало иметь техническое образование и навыки работы, важно хорошо знать специфику защитных сооружений, например, площадь основных и вспомогательных помещений, количество укрываемых и многое другое, чтобы правильно рассчитать и разместить специальное оборудование и обеспечить его работоспособность. Именно из таких тонкостей и складывается работа специалиста гражданской обороны.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

«Спасибо, сестрёнка»

Айнур Аскаров

Айнур Аскаров: «Москва для меня – это город, в который ведут все дороги»

Комедийное роуд-муви «Семья года», который 23 сентября выходит в широкий прокат, снимался в живописных местах Башкортостана – в Уфе, Абзелиловском и Белорецком районах. Это новая картина башкирского режиссера Айнура Аскарова, которая рассказывает о большой семье Рахматуллиных – обаятельной, забавной, неординарной и, в то же время, похожей на многие российские семьи. О ее приключениях узнаем из фильма, а наш корреспондент беседует с режиссером картины Айнуром Аскаровым.

– Айнур, на экраны выходит ваш новый фильм, которого многие фанаты вашего творчества ждут с нетерпением. Это продолжение истории «Из Уфы с любовью»?

– По смыслу – скорее да, сюжетно – нет, это самостоятельная история с новыми героями.

Айнур Аскаров

– В этом году я была в командировке в Уфе, влюбилась в город, его людей. И, как мне показалось, что Уфа – это город праздник: везде встречала улыбающихся людей, город просто наполнен счастьем…

– Да, в последние годы Уфа, действительно, стал городом-праздником – постоянно проходят общероссийские и международные мероприятия, фестивали и соревнования. Меня это очень радует. Приятно слышать, что Уфа так по-доброму воспринимается со стороны. Мне, как живущему в Уфе, конечно, видны и другие стороны города, но когда наш фильм «Из Уфа с любовью!» вышел в российский прокат, в интернете появилось огромное количество отзывов, в которых люди писали, что непременно хотят посетить Уфу, что Уфа – очень современный и крутой город. Как говорится – вот она, сила искусства!

– А ваше отношение к Москве? Вам комфортно в этом городе? Часто ли здесь бываете?

– Вообще-то, я – «питерский». Учился в Санкт-Петербурге, жил там продолжительное время, да и сейчас бываю там регулярно, так как родители моей супруги живут там. А Москва прекрасна. Я чувствую её ритм, слышу и понимаю её музыку. Для моей профессии Москва – центр притяжения, место силы. Конечно, я часто бываю в Москве. Кто знает, как сложится судьба, может, и Москва станет для меня родной.

Айнур Аскаров

– Будет ли продолжение у новой киноленты – которая заявлена как роуд-муви (букв. англ. road movie «дорожное кино») фильм-путешествие, герои которого находятся в дороге?

– Скорее всего, нет, продолжение не планируется. Лучше мы придумаем новую историю, новых героев, новую вселенную. Это интереснее.

– Если бы главным героем вашей киноленты стали Москва и столица республики Башкортостан – Уфа. Какой жанр вы бы предпочли для каждой из них?

– Москва – мелодрама. Обрамление может быть любым – от романтики до нуара, но главное – чувства. Уфа… здесь надо подумать. Романтическая комедия уже была. Может, жесткий триллер?

– Продолжите фразу: «Москва для меня – это город, который…».

– Москва для меня – это город, в который… ведут все дороги.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Алиса Богарт: « Москва для меня это город, который хранил, любил, спасал и воспитывал меня»

Андрей Скуратович, МЧС

Когда на рубеже обороны стоят профессионалы

Безопасность и стабильность – две составляющие, которые так необходимы в жизни каждого из нас. Однако в современном мире слишком много факторов, мешающих людям чувствовать себя защищено. Роль гражданской обороны переоценить сложно, поскольку именно она представляет собой совокупность закрепленных законодательно правил и мероприятий, призванных обеспечить людям безопасное существование.

Сорок восемь лет исполнилось со дня образования Государственного унитарного предприятия города Москвы «Специальное предприятие при Правительстве Москвы».

С одним из сотрудников, специалистом с многолетним опытом работы, начальником производственного участка № 1 ГУП СППМ Андреем Скуратовичем, наша беседа. За высокие показатели в работе Андрей Скуратович награжден памятными медалями МЧС России и почетными грамотами правительства Москвы.

Андрей Скуратович, МЧС

– Андрей, как вы попали на этот участок?

– Еще до армии я освоил профессию электромонтера по осветительным сетям и электрооборудованию. А в ГУП СППМ начал работать в 1997 году, на производственном участке в СВАО. Но этих знаний мне показалось мало, и в 2008 году я окончил Российскую Академию Предпринимательства по специальности «менеджер по управлению персоналом». Это было непростое время. Форма обучения очно-заочная, поэтому без отрыва от производства я успевал получать знания и окончательно понял, что техническое направление мне ближе всего. Поэтому остался работать в ГУП СППМ, где были перспективы роста.

– Как встретил коллектив молодого специалиста?

– Коллектив в те времена был специфический и разновозрастной. На 20-ти защитных сооружениях трудились около 50 человек, поэтому мне было чему поучиться.

– В какой должности работали?

– Мастером. В этой должности проработал десять лет. За это время многое удалось узнать, даже работу начальника производственного участка – погружаться в процесс удавалось, когда я его замещал. В это время очень пригодились знания, полученные в Академии. Принесли пользу они и позже, когда назначили на должность начальника производственного участка № 1.

– За что сейчас отвечаете?

– Моя зона ответственности – содержание и эксплуатация защитных сооружений гражданской обороны в  – Центральном, Северном, Северо-Восточном округах и в Зеленограде. В подчинении – 32 специалиста. Коллектив хороший, сработался, хотя все люди разные.

Андрей Скуратович, МЧС

– И как находите со всеми общий язык?

– Пообщавшись, узнаешь проблемные вопросы и всегда стараешься помочь. В общении важно найти к каждому правильный подход. Например, некоторых новых сотрудников приходится непосредственно обучать специфике работы или рабочим процессам, а это занимает определенное время. Впрочем, те, кто не хочет работать, в коллективе не приживаются.

Конечно, в нашей работе хватает проблемных вопросов, не без этого. Да и условия труда, прямо скажем, сложные. К примеру, у нас есть еще защитные сооружения, где температура воздуха не поднимается выше +10. В таких условиях людям приходится трудиться весь рабочий день.

– И все же есть результат?

– Результат мы видим, когда наше защитное сооружение отбирают для городского конкурса-смотра на лучшее ЗС ГО или для показательного мероприятия, командно-штабного учения, на которые бывают приглашены представители правительства Москвы, руководство управлений административных округов Департамента ГОЧСиПБ и жители столицы.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

О празднике семейных ценностей рассказывает многодетный отец и пилот Московского авиацентра

День воздушного флота России

День воздушного флота России

– Чтобы летали самолеты, нужно, чтобы моторы кто-то им чинил, хоть иногда. Вы со мной согласны?

– Да!

Каждый год в третье воскресенье августа — в этом году это 15-е — в России отмечают День воздушного флота. Это профессиональный праздник не только пилотов, но и всех сопричастных — диспетчеров, бортпроводников, работников авиационной инфраструктуры. Вплоть до кассиров. И, конечно, как же такому празднику и без инженеров и техников? Без их ежедневного труда ни самолеты, ни вертолеты не смогут подняться в воздух.

День воздушного флота России

– Сотрудники Московского авиацентра осуществляют круглосуточное дежурство и находятся в постоянной готовности к вылету на любые происшествия. Экипажи вертолётов выполняют медико-санитарную эвакуацию пострадавших и соматических больных, тушат пожары, проводят воздушную разведку, осуществляют поисково-спасательные и специальные операции. Для всех, кто связан с авиацией День воздушного Флота России — главный праздник, – рассказал исполняющий обязанности директора Московского авиацентра Владимир Фёдоров. – Поздравляю пилотов, бортмехаников, штурманов, инженеров и техников, диспетчеров и специалистов наземных служб с Днем Воздушного Флота!

Мы много писали о работниках Московского авиационного центра — МАЦ. О спасателях. О пилотах. Например, день рождения московской пожарной службы, 31 мая, отметили рассказом о пилоте пожарного вертолета Ka-32 Андрее Михалевиче. На этот раз расскажем о тех, кто находится в тени, но чья работа не менее важна.

Наш герой — Евгений Вячеславович Саввин, опытный специалист с тридцатилетним стажем работы в отрасли. В Московский авиацентр пришел пять с половиной лет назад как главный специалист. В мае этого года получил повышение. Теперь Евгений занимает должность главного инженера — заместителя директора по инженерно-авиационному обеспечению.

Евгений Вячеславович Саввин

Послужной список этого человека внушает уважение. Как говорится, «мотало шапку по волнам», нашего героя — по всей стране. В пятнадцать лет поступил в авиационный техникум в Новосибирске. Немного поработал в должности техника-конструктора в Сибирском научно-исследовательском институте авиации имени Чаплыгина. Но, видимо, стремление к знаниям и к повышению мастерства не дало усидеть на месте. И в 1979 году Евгений уже на западе страны, учится в Киевском институте инженеров гражданской авиации. Затем поехал работать в Артем — небольшой город в Приморье, часть Владивостокской агломерации.

Карьера Евгения Вячеславовича во Владивостокском авиапредприятии стремительно шла вверх. Инженер смены, далее — группы надежности — вырос до начальника лаборатории технической диагностики и неразрушающего контроля. Затем занял должность начальника отдела технического развития и перспективного планирования инженерно-авиационной деятельности.

Его неоднократно привлекали к расследованию авиационных происшествий. Например, Евгений Саввин занимался расследованием резонансной катастрофы пассажирского самолета Ту-154М под Иркутском в 2001 году. Напомним, при заходе на посадку самолет потерял скорость, ушел в штопор и разбился. Погибли все пассажиры и члены экипажа.

Евгений Вячеславович Саввин

В 2010 году наш герой перебрался из Приморья в Подмосковье, работал в аэропорту Внуково, был заместителем директора по качеству АО «Сервис-ВС». А с 2016 года работает в Московском авиационном центре. Среди его заслуг — разработка рационального планирования работы инженерно-технического персонала цехов, решение нестандартных ситуаций в процессе поддержания летной годности вертолета Ми-26Т и при подготовке персонала к эксплуатации модификации вертолета Ка-32А11ВС.

– Евгений Вячеславович, читаю ваш послужной список… Самолеты, самолеты и самолеты. А в Московском авиацентре самолетов нет, только вертолеты. Не сложно было переучиваться?

– Действительно, у нас во Владивостоке вертолетный цех был своего рода «отдельным государством». Там основная разница в графике работ. Вертолеты работали автономно, отдельно от базы. А у самолетов был жесткий регламент обслуживания. Поэтому, если человек из вертолетного цеха переходил к самолетам, он, как правило, возвращался обратно. В МАЦе же ситуация иная: вертолеты постоянно находятся на базе, вылетают только на вызовы.

– То есть график жесткий?

– Как раз нет. У нас достаточно времени на то, чтобы привести вертолет в стопроцентную готовность. Понимаете, в аэропортах заложен технологический график обслуживания. Обычно это один час, для лоукостеров — полчаса. За это время надо выгрузить пассажиров и багаж, осмотреть самолет, заправить его, провести обработку против обледенения, почистить салон и продезинфицировать санузлы. У нас же нет ни постоянного потока пассажиров, ни багажа. Вертолеты дежурят сутками, их надо осмотреть до полета и после полета. Времени для этого предостаточно.

– Основная ваша «фишка» как инженера — неразрушающий контроль. Что это такое и почему он так важен?

– Представьте себе, что на детали есть трещина. Насколько она глубока и опасна? Может быть, это всего лишь треснуло лакокрасочное покрытие, а может быть, трещина идет глубже и деталь надо менять. Самый простой способ — подвергнуть ее нагрузке: сломается или нет. Неразрушающий контроль позволяет оценить глубину трещины, не ломая детали. Раньше в Московском авиацентре детали с такими дефектами снимали и отправляли на завод, на экспертизу. Сейчас у нас есть своя магнитная установка, которая позволяет проводить контроль на месте.

– Есть какая-то специфика в обслуживании вертолетов, на которых работают врачи и спасатели?

– Да, есть. Во-первых, вертолеты летают над мегаполисом, городом с плотной застройкой и большим населением. А это значит, что не должно быть никаких инцидентов. Каждый аппарат должен быть абсолютно надежен. И, конечно, у пилотов и спасателей голова должна болеть о своих задачах, а не о том, что там с вертолетом.

Второй момент: наши вертолеты часто садятся в неподготовленных для посадки местах. При взлете и посадке вертолета винт поднимает сильный ветер. Поэтому, кстати, к вертолетным площадкам, которые находятся в оперативном управлении Московского авиацентра, применяются очень жесткие требования по чистоте, на них не должно быть пыли. Но при ДТП, к примеру, вертолет садится на необорудованную площадку – это может быть, та же загрязненная автотрасса или газон. Дорожная пыль, микрочастицы шин, осадок от выхлопов попадает на лопасти двигателя и портит их. А пожар? В дыму экипажи, как правило, не работают — это запрещено авиационными правилами, но даже в стороне от столба дыма в воздухе все равно есть частицы гари. Поэтому мы разработали собственные графики проведения регламентных работ на воздушных судах. Двигатель вертолетов — в наших терминах это газовоздушный тракт — промываем через 50 часов полета. Двигатели Ка-32 промываем также после каждого пожара.

– В вашем парке есть вертолеты Ка-32 и BK117С-2. Насколько различается их техническое обслуживание?

– Достаточно сильно. Ка-32 — отечественные вертолеты, BK117 – зарубежные – обслуживание и стоянка у них производится только в ангаре. И документация у этих вертолетов вся на английском. У нас есть специалисты, которые прошли специальное обучение и владеют всеми необходимыми навыками.

Евгений Вячеславович Саввин

– Что бы вы могли сказать о Московском авиационном центре и о своих коллегах?

– Когда я пришел в МАЦ, я был удивлен грамотностью персонала и отношением к делу. 90 процентов нашего коллектива — это бывшие военные, люди дисциплинированные, ответственные, прекрасные профессионалы. У нас замечательный коллектив. Кроме того, организаторы МАЦа, те, кто задумал и реализовал такое авиационно-спасательное предприятие — это люди, которые заслуживают самого глубокого уважения. Снимаю перед ними шляпу и низко кланяюсь.

Московский авиацентр продолжает расти и развиваться. Закупается новое оборудование, проходят обучение кадрового состава, регулярные тренировки. Правительство Москвы — кстати, именно оно является инициатором создания этого предприятия — уделяет ему особое внимание. Ведь от слаженной работы пилотов, спасателей, а также техников зависит безопасность людей.

Санитарной авиацией с 2009 года было доставлено в лечебные учреждения 6,5 тысяч пострадавших. В 2021 году — 228 человек. Пожарные вертолеты в нынешнем  году участвовали в тушении 13 крупных пожаров в Москве и Московской области, сбросили при этом 3670 тонн воды для ликвидации огня.

С праздником, дорогие авиаторы! С Днем воздушного флота России!

Беседовала Майя ПЧЁЛКИНА.

Читайте также:

О празднике семейных ценностей рассказывает многодетный отец и пилот Московского авиацентра

Ольга Богданова

Ольга Богданова: «Москва – это город, который меня вдохновляет»

 7 августа отмечает юбилей народная  артистка России Ольга Богданова. К этой дате готовится новый проект «Пять вечеров с Ольгой Богдановой», премьера запланирована в октябре. Но это не единственная премьера сезона. В канун дня рождения с  Ольгой Богдановой мы говорили о Москве. И мне показалось, что ее любовь к большому городу – это отражение ее души. Ведь столица отвечает взаимностью только тем, кто трудолюбив, талантлив и молод душой. 

Ольга Богданова

– Когда вы впервые приехали в Москву? Каким запомнился вам город по первому впечатлению?

– Я приехала из Кишинева, никогда до того в подобных городах не бывала, и Москва мне запомнилась невероятно большой! Молодой человек, который меня встретил с поезда, все время говорил: «экскаватор, экскаватор…». И я удивлялась: «Я приехала в столицу нашей Родины, о каком экскаваторе он мне все время твердит?!». Потом я поняла, что это слово «эскалатор», и он меня предупреждал, что на него надо зайти и стоять неподвижно и осторожно. Я не знала, что такое эскалатор, я ничего не знала! Приехала девчонка из дивного, прекрасного города Кишинева, жила в своем пространстве, как в какой-то колбе – и вдруг оказалась в этой громадной Москве! 

Ольга Богданова

Я помню, что на многих моих однокурсников Москва производила ужасающее впечатление, девчонки, которые приехали из провинции и даже из Ленинграда, говорили: «Москва – это можно сойти с ума, это большая деревня, где все бегут, все орут!». В это сложно поверить, но я, не знавшая ничего, вошла в эту Москву, как рыба входит в воду. Я ее сразу полюбила. Она мне казалась стремительной, приветливой и доброй. И все это вызывало во мне совершеннейший восторг! Конечно,  нельзя вечно относиться ко всему так же, как в 16 лет, это было бы глупо. Но любовь к Москве у меня сохранилась. Я вижу, как она хорошеет, как она молодеет, как улучшаются дороги и развязки, как много делается. Я езжу за рулем автомобиля, и я люблю московские пробки, которые все так проклинают. Я люблю их вместе с этим замечательным городом. Потому что в пробках мне есть о чем подумать.

Ольга Богданова

– Современная жизнь столицы: комфортна ли она вам, Ольге Михайловне Богдановой?

– Недавно был такой момент, когда мне стало немного некомфортно. Дело в том, что я сделала прививку от коронавируса, но у меня не было QR-кода, и я понимала, что не могу даже войти в ресторан. А вообще, я думаю, что мне в Москве комфортно. Многие говорят, что мегаполис не видит человека, что город безразличен к нему. Я такого не вижу.  Я чувствую заботу Москвы о себе. Может быть я излишне оптимистична, но я говорю правду.

Ольга Богданова

– Продолжите фразу: «Москва для меня – это город, который…»

– Это город, который меня вдохновляет.

Нина ДОНСКИХ.

Фото Елены МОРОЗОВОЙ.

 

Читайте также:

Мария Остапенко: «Москва для меня – это город, который я люблю»

 

Алиса Богарт: « Москва для меня это город, который хранил, любил, спасал и воспитывал меня»

 

Предстоящий юбилей заслуженной  артистки России Алисы Богарт и премьера нового сезона –  в театре Армии, где она служит. Не в этом ли совпадении для людей актерской профессии кроется счастье?  В новом спектакле Глеба Черепанова “Не может быть!” по произведениям Зощенко, премьера которого состоится  в новом сезоне 29, 30 сентября занята и Алиса Богарт, причем в пьесе она  исполняет сразу две роли. На премьеру обязательно приходите. А вот о Москве и месте актрисы Алисы Богарт в этом городе – наша беседа.

Сцена из спектакля “Не может быть!”

– Алиса, вы родились в Ленинграде, в Северной столице. Как оказались в Москве?

– Я оказалась здесь по оглушительному зову сердца. Я помню, после школы я не поступила в институт, и пошла работать . Попала в «Формальный театр» под руководством Андрея Могучего, где проводила вечера и выходные. Мы репетировали, и я вдруг говорю Андрею: «Я хочу в Москву. Она зовет меня». Ну и вот,  я здесь.

– Чем отличаются, по вашему мнению, эти два великих города друг от друга (назовите хотя бы несколько различий)?

– Ленинград для меня – место моей детской тоски по миру между папой и мамой, место одиночества, скрипа половиц, сидения под столом и в шкафу за прослушиванием виниловых пластинок. А  Москва – великий Рынок, свободный, эклектичный по своему содержанию, во всех смыслах. Здесь можно выразить себя свободно. Без оглядки… Когда я приезжала в БДТ смотреть работы моего дяди  Геннадия Богачева, народного артиста, обладающего, среди прочих талантов, талантом высокопробного комика, я часто находила себя хохочущей от души в зрительном зале БДТ в одиночестве. Ленинградцы-Петербуржцы – очень «подобранные». Они скрывают чувства ради приличия. Архитектура и климат отражается на людях. В Питере прямые «каменные» улицы, в сравнении с Москвой мало зелени, но много холодных рек и… есть некий пафос «избранности», который мне дорог в моих питерских друзьях, как «раритет».

Сцена из спектакля “Царь Федор”

– Есть ли у вас любимое место в Москве? Какое и почему?

– Мест очень много. Не перечислю всех… Это и Тверская, и Пречистенка, и Пятницкая, и храмы Москвы и Высоко-Петровский монастырь, в котором служит мой духовный отец, и вокзал Ленинградский, на котором в свое время я так часто ночевала, и ЦАТРА – Мекка моих перформансов и любимых перевоплощений… И Тимирязевский парк, в котором я провожу почти каждое утро в физической нагрузке и размышлениях, и Арбат, и Ленинградка, по которой я так часто ездила навестить отца и маму… Но, честно говоря, самое священное место для меня то, в котором я прямо сейчас и здесь.

– Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который…»

– … который хранил, любил, спасал и воспитывал меня. Это место моего человеческого становления и место где я «сейчас и здесь». А значит – священное место!

Нина ДОНСКИХ.

Фото Олега ЧЕРНОУСА.  

 

Читайте также:

Ирина Пахомова: «Москва для меня это – город, который раскрыл мне свое сердце и сделал меня счастливой»

О празднике семейных ценностей рассказывает многодетный отец и пилот Московского авиацентра

День семьи, любви, и верности, который мы отмечаем 8 июля – праздник семейных ценностей. Так ли важно в наше время иметь свою вторую половинку? Для чего нам нужно создавать семью? На эти вопросы у многодетного отца, инструктора-методиста-пилота летно-методического отдела ГКУ «МАЦ»  Департамента ГОЧС и ПБ города Москвы Алексея Паршикова найдется сотни аргументов в пользу семейных ценностей. За плечами – не только  собственный опыт  большой и крепкой  семьи, но и пример его родителей. А дети, как известно, вырастая, начинают подражать во многом своим близким. Тем более, когда есть с кого брать пример…

Наша справка: Алексей Паршиков – инструктор-методист-пилот летно-методического отдела ГКУ «МАЦ». Участвовал в ликвидации последствий крупнейшего в истории современной России пожара в ТЦ «Синдика» в 2017 году. Награжден медалями МЧС России «Участнику ликвидации последствий ЧС» и «Маршал Василий Чуйков». Алексей Паршиков стал первым в номинации «Лучший пилот вертолета» в столичном этапе Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества 2019».

Алексея Паршикова

Первый полет

В 17 лет Алексей  поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков имени 60-летия СССР, где и состоялся тот долгожданный первый самостоятельный полет.

«Точнее сказать – попытка первого полета, – уточняет Паршиков. – Выходишь из кабины вертолета с единственным вопросом, что же это было. Чувство, будто никогда не научишься. Но вот часов через 7-8 налета приходит понимание, что ты на своем месте, и все получится».

После окончания училища распределение на службу в Ленинградский военный округ, затем – в Калининград. Основными задачами были: огневая поддержка сухопутных войск, позже флотов; а также противовоздушная оборона по малоскоростным низколетящим целям.

Никогда не останавливаясь на достигнутом, Алексей уезжает в Санкт-Петербург на 2 года для дальнейшего обучения в Военно-морской академии имени Н.Г. Кузнецова. И снова служба в Калининграде.

Именно в этом городе Алексей находит свою половинку и, будучи старшим лейтенантом, женится.

Семья

Для пилота, впрочем, и для любого мужчины, очень важна поддержка семьи. И у Алексея она несомненно есть: жена Ольга, которая обеспечивает уют в их доме, и четверо любимых детей. Младшему сыну Алексею, названному в честь Паршикова-старшего – 6 лет. В основном пока у него детские увлечения – футбол, велосипед. А вот старший сын – Петр – стал военным летчиком, пошел по стопам отца. 

«Отговаривать сына даже не думал, профессия хорошая. Будучи пилотом, можно попасть как в Вооруженные силы, так и в другие структуры. Главное, чтобы работа нравилась. Пока не жалуется».

Еще в семье Паршиковых две дочери: София младшая, ей 8 лет. Старшей, Варваре – 16. Девочки явно тяготеют к творчеству, неплохо рисуют.

За эти годы семья, как и большинство военных семей, поколесила по стране. Но Калининград навсегда остался в сердце Паршиковых: именно здесь Алексей нашел свою вторую половинку.

За что и почему полюбил свою будущую жену, он затрудняется сказать: подобрать слова, если чувство настоящее, очень сложно, а сбиваться на высокопарный слог – не в его правилах:

«Мы встречались немного больше года, а затем сыграли свадьбу»…

Говорят, что с возрастом чувства остывают. Наверное, так оно и есть, но взамен им появляются новые. Не могу судить, как складывается жизнь внутри клана Паршиковых. Но уверена, что люди, связанные узами Гименея, вряд ли бы заводили четверо детей. И это – главное доказательство в семейных ценностях Паршиковых – какие слова тут нужны.

«Главное в семье – стабильность и понимание» – считает отец семейства. Золотые слова!

Сам Паршиков – из многодетной семьи. У него есть брат и сестра. В семье учили быть самодостаточным, и этот пример Паршиков-старший передает своим детям:

«Надо научить понимать жизнь, уметь не сдаваться при любых обстоятельствах. А мы, родители, должны дать детям образование. Все остальное само приходит».

У Паршиковых есть традиция: все дни рождения празднуют вместе. Сестра Алексея и брат живут далеко, но если и встречаются, то всегда видно, что это большая и крепкая, родственная команда.

Говоря о семье и ценностях этого института, Паршиков советует молодым людям проявлять максимум внимания к своей второй половинке:

«Не стоит торопиться. И потом всегда важно уметь искать компромиссы. Причем это должны уметь делать обе стороны. Если действовать жестко – ничего не получится».

Вот такие ценные, мудрые советы дал многодетный отец. Вроде, все очень просто. А на самом деле, семья – это всегда работа, которая требует внимания и уважения. И, конечно, любви и верности…

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Алексей Паршиков

По волнам зеркальных отражений

Читая новую книгу «Зеркакльный лабиринт»,  издательство АСТ,  поэта, режиссера Светланы Астрецовой, подспудно не покидала мысль: как плохо, что я знаю лично автора. В таком чтении уходит некий флер таинственного персонажа. Для меня книга – всегда состоит из откровений автора, в большей или меньшей степени, его позиции, его взглядов  на жизнь.

«Зеркальный лабиринт»  – это большой вопрос, который автор задает самой себе: что есть Жизнь? Смерть? Вечность? Бесконечность?

Но дабы не залить «приторным елеем» с головы до ног автора, разберем вначале некоторые слабые стороны книги.  

Недавно Светлана в соцсетях опубликовала забавный коллаж, где рядом с ее портретом – поэты Ахматова,  Ахмадулина… В произведениях писателей того времени прослеживаются оттенки христианских мотивов и древнегреческих верований. Они  также ловко, как на теккереевской  «Ярмарке тщеславия», галопировали со словом, уводили читателя в неизвестные ему термины, поясняя их сносками, а иногда и не поясняя… Светлана идет по этому,  уже давно проложенному пути: вкрапление в поэтические строки давно забытых терминов, древних героев, и даже городов создает некую загадочность и возвышенность автора над нами, смертными. Однако лично мне эти бесконечные сноски мешали  при чтении книги  наслаждаться мелодией стихотворных строк, вникать в их суть. Да и такие слова, как «нимфеи», «дендрарий», «риза», «известная картина Врубеля «Пан», «царь Сизиф» и т.д. –  особых трактовок не требуют. Стихи без сносок и пояснений куда удобнее и приятнее для восприятия:

Одна на амбразуре, на арене,
На эшафоте – в центре мирозданья
Сладкоголосой птицей и сиреной
На кресла, как на рифы, зазываю.

(Поэтесса, Светская жизнь)

Отметим, что книгу возьмет в руки далеко не каждый. Это произведение – для любителей поэзии, посвященных в ее таинство. Многие критики сравнивают стихи Астрецовой с поэтами Серебряного века. Не могу согласиться с такой трактовкой, так как само понятие «Серебряный век» очень размытое, в этом литературном течении много направлений и ответвлений, и все они – не про Астрецову. В ее сборнике нет романтики, в стихотворениях  преобладают не чувства, а, как было сказано выше, размышления автора над смыслом бытия. Да и весь флер романтизма смывают маленькие «профайлы» к каждой главе этого произведения, изложенные в прозе:

«Меня всегда удивлял вопрос датского принца абсолютно бессмысленный для человека. Такой вопрос могло бы задать бессмертное существо, способное умереть лишь по своей воле. Мы же, едва появившись на свет, приговорены к смерти. Хотя по прошествии жизни большинство из нас заслуживает смертной казни».

Или вот еще:

«Романы с городами обрушиваются на меня куда чаще, чем романы с людьми. Наверное, от того, что города всегда привлекательны. А люди – нет».

Вот именно эти две мысли из разных глав стали для меня, читателя, неким литературным шоком. Ужель та юная Светлана? Откуда такой цинизм и отношение к жизни? Но, поразмыслив над этими фразами, понимаешь, что любую позицию автора следует уважать, и, согласитесь, здесь совсем не пахнет ни Серебряным веком, ни декаданством… Проза жизни такая, какая она есть. В этой жизни есть место глобальным событиям. Вот одно из стихотворений, которое не оставило равнодушным и заставило задуматься: НЕУЖЕЛИ? Приведу его полностью.

Трагична, как греческий хор, многолика
Толпа потекла к реке.
Рождаются сплетни, разносятся крики:
«В огне Нотр-Дам! В огне!»

В дыму задыхается приговоренный
Собор, ощутив родство
С красавицей средневековья, сожженной
За гордость и колдовство.

Над пламенеющей готикой небо
Расплавлено, как металл,
Надломленный шпиль, как подрубленный стебель,
Качнувшись, на площадь пал.

Для феникса смерть равносильна рожденью:
Века проведя во сне,
Очнулся, лишь только обрел оперенье
И страсть Нотр-Дам в огне!

Практически вся поэзия «Зеркального лабиринта», за небольшим исключением Светланы Астрецовой  мужского рода:

Как казнокрад, я за растрату
Мгновений заслужил расстрела.
Как медик, допустив халатность,
Стою над распростертым телом.

(Суд героев)

… Лишаюсь свободы движений и мыслей
Испепеленный лучами софитов.

 (Страх сцены).

Первое ощущение – зачем это нужно для поэта? Но потом вспомнила одно свое стихотворение, и поняла главное. Позволю привести себе небольшой его отрывок:

Где-то есть на свете
Малая планета.
Только я уж вырос,
Затерялся где-то…

(Детство)

Просто иногда, в литературном контенте, пол не имеет абсолютно никакого значения. Ведь каждый поэт знает, что стихи приходят к нам, как капли дождя, с неба. Мы, поэты, лишь медиумы, которые воплощают их в живые строчки. Значит, ангел Светланы, как и мой, нашептал их именно так, а мы – передали. Объяснить это явление высшего проявления разума, приходящего к нам, смертным,  невозможно… Но поэзию Светланы Астрецовой это никак не умаляет.

Как мне показалось, менее удачен раздел прозы. Здесь для автора – еще не паханое поле. Хотя,  как известно, обладая упорным характером, Светлана и на этом поприще, уверена, добьется успеха. Ведь любой, даже самый яркий талант – это, прежде всего, огромный и упорный труд. А этого Светлане отпущено всевышним щедро.

Как и ее талант художника –  иллюстрации к книге выполнены автором. В них я узнаю стиль Светланы. Он самобытен, индивидуален и ни на что не похож. Разве что в витиеватых узорах, как в зеркальном лабиринте, отражаются ее потаенные мысли: быть ЖЕНЩИНОЙ. Быть  СЧАСТЛИВОЙ. Но для этого нужно пройти этот нелегкий путь Зазеркалья. Пожелаем ей успеха! 

 

P.S. :

По законам жанра в конце рецензии следует сказать несколько слов о литературном направлении, в котором работает автор «Зеркального лабиринта». Тут нет для меня однозначного ответа, но есть аналогии… с джазом, потому что Светлана – это и есть джаз, разноплановый, уносящий в дальние-дали, к звездам, вызывающий ассоциации праздника или легкую грусть. Но всегда – это стиль, пусть не из нашего, XXI века… Это, как в джазе – скачок на шаг вперед… К ее творчеству и личности очень подходит стихотворение еще одного современного поэта Веры Полозковой:
И не то чтоб прямо играла кровь
Или в пальцах затвердевал свинец,
Но она дугой выгибает бровь
И смеется, как сорванец.
Да еще умна, как Гертруда Стайн,
И поется джазом, как этот стих.
Но у нас не будет с ней общих тайн –
Мы останемся при своих…

Нина ДОНСКИХ.

 

Читайте также:

Во имя дружбы и любви: самые интересные парные памятники Москвы

 
вертолет МАЦ, санавиация

О первом дежурстве санавиации МАЦ вспоминает Олег Катальшев

Московский авиационный центр (МАЦ) – уникальное учреждение. Его сотрудники эвакуируют пострадавших с мест крупных ДТП, тушат пожары, ищут пропавших людей в лесах, выезжают для оказания помощи тем, кто попал в беду.

Особого внимания в работе МАЦ заслуживает санитарная эвакуация пострадавших. 26 июня 2009 года можно считать началом работы санитарной авиации в столице – в этот день МАЦ и Научно-практический центр экстренной медицинской помощи Москвы (ЦЭМП) подписали Соглашение об оказании медицинской помощи населению с использованием вертолетов ВК-117С-2.

2012 год, обеспечение безопасности на Олимпийских играх в Сочи. Подготовка и обучение.
2017 год, пожар в ТРЦ “РИО”. Три санитарных вертолета ГКУ МАЦ эвакуировали 7 пострадавших

Листаем старые страницы

Санитарная авиация возникла в период после Первой мировой войны. Уже в 1930-е годы в СССР проектировались и строились санитарные разновидности самолётов (Ш-2, К-3 и др.), были выработаны основные требования к оснащению воздушного судна и его летным качествам. Во время Второй мировой войны санитарная авиация получила повсеместное распространение и использовалась многими воюющими сторонами, хотя и в небольших масштабах.

Пик развития санитарной авиации пришелся на вторую половину XX века. Увеличилась грузоподъёмность самолётов, при этом салон получил герметичность, что позволило брать больше больных на борт и перевозить их с меньшими неудобствами. В это время широкое распространение получили вертолёты, а значит, появилась возможность посадки воздушного судна там, где ранее это не представлялось возможным.

В столице действует Московский авиационный центр (МАЦ), одно из подразделений Департамента ГОЧСиПБ. Вертолеты ВК-117 С2 базируются на аэродроме в Остафьево. Дежурят санитарные вертолеты при 4-х городских клинических больницах: № 79 имени С.С. Юдина (круглосуточно), №15 имени О.М. Филатова, №20 имени А.К. Ерамишанцева и детской больнице имени З.А. Башляевой. Посадочные площадки для приема вертолетов имеются при НИИ СП им Н. В. Склифосовского, 36-й городской больницы, детских городских больниц (ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского и на крыше НИИ НДХиТ). При большинстве медицинских организаций Москвы используются места посадки, подобранные экипажами вертолетов с воздуха. Экипажи санитарных вертолетов могут эвакуировать пострадавших из любой точки Москвы всего за 10-15 минут. В составе экипажей – пилоты –  сотрудники МАЦ, врачи-реаниматологи – сотрудники Научно-практического центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) – территориального центра медицины катастроф  Москвы.

У истоков санитарной авиации столицы стояли Олег Катальшев.

Спасли маленькую девочку

Олег Катальшев – пилот с большим стажем, воин-интернационалист, офицер запаса Вооруженных сил РФ. Имеет государственную награду – Орден «Красной Звезды».

Олег Юрьевич – один из первых пилотов Московского авиационного центра, кто освоил вертолет ВК117С-2 и начал на нем выполнять работы по медицинской эвакуации. Пилот вспоминает:

«На тот момент в Московский авиацентр нас сразу пришло 4 человека, и все мои однокашники. Стояла задача, как можно быстрее пройти подготовку, чтобы нас поставили на дежурство. Мы переучились на вертолеты Ка-32А и стали пилотами гражданской авиации. Чуть позже в ГКУ «МАЦ» поступили новые вертолеты ВК117С-2, и я был одним из первых, кто на них переучился».

Олег Юрьевич в 2009 году первым заступил на дежурство по эвакуации пострадавших с мест ДТП и других ЧС. С того года началась история санитарной авиации Москвы в том виде, в каком она есть сейчас.

«Первые вылеты по спасению людей были крайне сложными. Вертолетных площадок в “новой” Москве не было тогда, поэтому все полеты проходили исключительно в плотной городской застройке. Провода, растяжки, садишься, где только возможно, и людей забираешь. При том, что винты вращаются, зеваки лезут под вертолет, это было так динамично, горячая пора. Тогда опыта работы в санитарной авиации ни у кого не было, многое осваивали уже на практике».

Первый экстренный вызов – спасение девочки, которая получила травму на детской площадке.

«Мы базировались на территории 15-й горбольницы. И вначале врачи встретили нас, скажем так, с прохладцей. Но после того, как эвакуация пострадавшего ребенка в очень сложных для полёта условиях прошла успешно и ей была оказана первая медицинская помощь, мы заслужили доверие врачей. С тех пор мы работаем слаженно, как одна команда».

Сейчас Олег Катальшев продолжает дежурить, совмещая полеты по санитарной эвакуации с инструкторской работой. Он передает свой богатый опыт молодым пилотам.

вертолет МАЦ, санавиация
Посадка вертолета у станции метро “Парк культуры” для эвакуации пострадавших

После 2018 года впервые в Москве учреждением было организовано круглосуточное дежурство санитарных вертолетов. Поэтому помощь приходит в буквальном смысле с неба и денно и нощно. И результат этой работы – шесть с половиной тысяч спасенных жизней!

Нина ДОНСКИХ.

Фото пресс-службы МАЦ.

Читайте также:

Денис Панфёров: «Если человек полюбил авиацию, разлюбить ее невозможно»

Ветеран спасательного дела: за 22 года Аветик Асланян прошел сквозь огонь и воду

Мир меняется, а вместе с ним происходят изменения в его оборонительной системе. В этом году исполняется 84 года со дня создания штаба Местной противовоздушной обороны Москвы (МПВО) – предшественника Гражданской обороны, которая появилась в 1961 году. 

Этапы славного пути

В середине 50-х годов прошлого века на гражданскую оборону легли задачи всеобщего обучения населения способам защиты от оружия массового поражения; подготовки средств индивидуальной и коллективной защиты населения.

Вместе с тем со временем назревала новая перестройка функций ГО. В конце XX века увеличился рост чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера. События техногенных и природных катастроф (авария на Чернобыльской АЭС, землетрясение в Спитаке) показали, что Гражданская оборона не может ограничивать деятельность рамками военного времени. Ее потенциал, силы и средства должны с большей эффективностью использоваться в мирных условиях.

В наше время правопреемником гражданской обороны в Москве стал Департамент ГО ЧС и ПБ, продолжающий славные традиции ГО.  

И этот спектр действий постоянно расширяется. Новые вызовы для общества – коронавирусная инфекция КОВИД-19 – стала еще одной задачей, в решении которой также участвуют работники Департамента ГОЧСиПБ и подведомственные ему организации.  Кто эти люди и почему они выбрали столь сложную и опасную профессию?

Ветеран спасательного дела

За время работы Департамента в его подведомственных структурах работали и продолжают нести трудовую вахту тысячи специалистов. Среди них есть ветераны, которые отдали этой профессии всю жизнь. Такие, как водитель аварийно-спасательного отряда № 6 ГКУ «ПСЦ» (Пожарно-спасательный центр) Аветик Асланян. Сейчас Аветик Александрович на пенсии, но 22 года отдал этому честному и благородному труду.

Родом А.Асланян из Армении. На родине работал в автосервисе в Кировокане. Роковую дату 7 декабря 1988 года и даже время – 11 часов 41 минуту по местному времени А.Асланян запомнил на всю жизнь. В это время в Армении произошло катастрофическое землетрясение. Серия подземных толчков за 30 секунд практически уничтожила город Спитак и нанесла сильнейшие разрушения городам Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (ныне Ванадзор) и Степанаван. Всего от стихии пострадал 21 город, а также 350 сел (из которых 58 были полностью разрушены). В результате стихийного бедствия, по официальным данным, погибли 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, а 514 тысяч человек лишились крова.

Стихия разрушила половину застройки в Кировакане. В зоне бедствия первыми пришли на помощь местным жителям и приступили к аварийно-спасательным работам воинские подразделения, дислоцированные в пострадавших городах.

«Мы тоже участвовали в спасении людей. В основном искали своих родных и близких, помогали расчищать завалы», – рассказывает Асланян.

Первый самолет Министерства обороны СССР с военно-полевыми хирургами и лекарствами почти сразу, как стало известно о землетрясении, вылетел из Москвы. Военные медики прибыли в Ленинакан поздно вечером 7 декабря.

«Тогда я увидел, как работает профессиональная команда. Мне тоже захотелось встать в их ряды».

После разрушительного землетрясения в родном городе делать было нечего. Несколько лет мытарств – и – решение уехать в Москву в 1993 году. Сначала работал в спасательной службе Красного креста. А затем устроился на работу в аварийно-спасательный отряд № 6 ГКУ «ПСЦ». За время своей службы принимал участие в ликвидации многих крупных чрезвычайных ситуаций в столичном мегаполисе — взрыва дома на Каширском шоссе, терактов на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», в спасении людей после обрушения крыши “Трансвааль-парка” и ликвидации последствий обрушения на Басманном рынке.

Водит машину Асланян мастерски, стаж исчисляется десятилетиями. Для спасателей важно прибыть к месту как можно быстрее, и эта задача им всегда выполнялась. За годы работы Аветик Александрович в буквальном смысле прошел огонь, воду и медные трубы. Впрочем, слава для людей этой профессии – это, прежде всего, благодарность тех, кого они спасли. А это – уже совсем другое человеческое измерение. От него, по словам А.Асланяна, остается в душе удовлетворение от выполненной работы. Но…

«Особенно тяжело, когда видишь погибших людей. К этому невозможно привыкнуть».

Для техногенных катастроф жертвы, к сожалению, неизбежны, но неустанные тренировки помогают быстро реагировать на происшествие и спасать сотни человеческих жизней.

… Рано утром 23 февраля 2006 года в Москве произошло обрушение крыши здания Басманного рынка, в результате которого погибли 68 человек. По словам очевидцев сначала сверху здания раздался громкий треск, через секунду с потолка посыпались стекла, куски бетона и металлических конструкций, после чего в торговый зал начали валиться бетонные балки и перекрытия.

Общая площадь обрушения превысила три тысячи квадратных метров. Под обрушившейся кровлей и железобетонными конструкциями оказались около 100 человек.

В поисково-спасательной операции были задействованы все поисково-спасательные отряды Москвы.

«Нашу  работу серьезно осложнил пожар, возникший при разборе конструкций рухнувшего здания: горели емкости с лакокрасочными изделиями, которые находились на одном из складов Басманного рынка, характер завала был очень сложным: железобетонные конструкции купола сложились как слоеный пирог. Людей, которые остались в этом завале живыми, согревали при помощи тепловых пушек».

Спасатели, сменяя друг друга, работали в круглосуточном режиме почти двое суток. В результате поисково-спасательной операции были спасены жизни 33 человек.

Еще одна трагедия, в ликвидации последствий которой участвовал аварийно-спасательный отряд №6 ГКУ «ПСЦ», произошла 14 февраля 2004 года на юго-западе Москвы в районе Ясенево. В спортивно-развлекательном комплексе «Трансвааль-парк» (Голубинская улица, 16) обрушилась крыша. Трагедия унесла жизни 28 человек, в том числе восьми детей, более 100 пострадали, многие из них стали инвалидами.

«Участвуя в этой операции, очень сложно было смириться с неизбежным. В течение всей ночи мы не прекращали работу по разбору завалов. Работали только ручным инструментом: пневмощипцами, отбойными молотками, ломами и кувалдами. Уже во время проведения спасательных работ рухнула еще одна часть купола – фрагмент козырька. Никто не пострадал».

… И таких эпизодов в работе – на несколько томов книги хватит. Но воспоминания пока живут в душе Аветика Александровича.

«Основной смысл моей работы – помогать. Все, что было сделано, на благо людей».

И  это в своей работе он считает главным делом жизни.

За свой многолетний труд А.Асланян имеет ведомственные награды МЧС России, медали «За содружество во имя спасения», «За участие в спасении сограждан».

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Спасатель Владимир Сидоров – служение Родине продолжается

Рубрика: ЛЮДИ