fbpx

Ветеран спасательного дела: за 22 года Аветик Асланян прошел сквозь огонь и воду

Мир меняется, а вместе с ним происходят изменения в его оборонительной системе. В этом году исполняется 84 года со дня создания штаба Местной противовоздушной обороны Москвы (МПВО) – предшественника Гражданской обороны, которая появилась в 1961 году. 

Этапы славного пути

В середине 50-х годов прошлого века на гражданскую оборону легли задачи всеобщего обучения населения способам защиты от оружия массового поражения; подготовки средств индивидуальной и коллективной защиты населения.

Вместе с тем со временем назревала новая перестройка функций ГО. В конце XX века увеличился рост чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера. События техногенных и природных катастроф (авария на Чернобыльской АЭС, землетрясение в Спитаке) показали, что Гражданская оборона не может ограничивать деятельность рамками военного времени. Ее потенциал, силы и средства должны с большей эффективностью использоваться в мирных условиях.

В наше время правопреемником гражданской обороны в Москве стал Департамент ГО ЧС и ПБ, продолжающий славные традиции ГО.  

И этот спектр действий постоянно расширяется. Новые вызовы для общества – коронавирусная инфекция КОВИД-19 – стала еще одной задачей, в решении которой также участвуют работники Департамента ГОЧСиПБ и подведомственные ему организации.  Кто эти люди и почему они выбрали столь сложную и опасную профессию?

Ветеран спасательного дела

За время работы Департамента в его подведомственных структурах работали и продолжают нести трудовую вахту тысячи специалистов. Среди них есть ветераны, которые отдали этой профессии всю жизнь. Такие, как водитель аварийно-спасательного отряда № 6 ГКУ «ПСЦ» (Пожарно-спасательный центр) Аветик Асланян. Сейчас Аветик Александрович на пенсии, но 22 года отдал этому честному и благородному труду.

Родом А.Асланян из Армении. На родине работал в автосервисе в Кировокане. Роковую дату 7 декабря 1988 года и даже время – 11 часов 41 минуту по местному времени А.Асланян запомнил на всю жизнь. В это время в Армении произошло катастрофическое землетрясение. Серия подземных толчков за 30 секунд практически уничтожила город Спитак и нанесла сильнейшие разрушения городам Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (ныне Ванадзор) и Степанаван. Всего от стихии пострадал 21 город, а также 350 сел (из которых 58 были полностью разрушены). В результате стихийного бедствия, по официальным данным, погибли 25 тысяч человек, 140 тысяч стали инвалидами, а 514 тысяч человек лишились крова.

Стихия разрушила половину застройки в Кировакане. В зоне бедствия первыми пришли на помощь местным жителям и приступили к аварийно-спасательным работам воинские подразделения, дислоцированные в пострадавших городах.

«Мы тоже участвовали в спасении людей. В основном искали своих родных и близких, помогали расчищать завалы», – рассказывает Асланян.

Первый самолет Министерства обороны СССР с военно-полевыми хирургами и лекарствами почти сразу, как стало известно о землетрясении, вылетел из Москвы. Военные медики прибыли в Ленинакан поздно вечером 7 декабря.

«Тогда я увидел, как работает профессиональная команда. Мне тоже захотелось встать в их ряды».

После разрушительного землетрясения в родном городе делать было нечего. Несколько лет мытарств – и – решение уехать в Москву в 1993 году. Сначала работал в спасательной службе Красного креста. А затем устроился на работу в аварийно-спасательный отряд № 6 ГКУ «ПСЦ». За время своей службы принимал участие в ликвидации многих крупных чрезвычайных ситуаций в столичном мегаполисе — взрыва дома на Каширском шоссе, терактов на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры», в спасении людей после обрушения крыши “Трансвааль-парка” и ликвидации последствий обрушения на Басманном рынке.

Водит машину Асланян мастерски, стаж исчисляется десятилетиями. Для спасателей важно прибыть к месту как можно быстрее, и эта задача им всегда выполнялась. За годы работы Аветик Александрович в буквальном смысле прошел огонь, воду и медные трубы. Впрочем, слава для людей этой профессии – это, прежде всего, благодарность тех, кого они спасли. А это – уже совсем другое человеческое измерение. От него, по словам А.Асланяна, остается в душе удовлетворение от выполненной работы. Но…

«Особенно тяжело, когда видишь погибших людей. К этому невозможно привыкнуть».

Для техногенных катастроф жертвы, к сожалению, неизбежны, но неустанные тренировки помогают быстро реагировать на происшествие и спасать сотни человеческих жизней.

… Рано утром 23 февраля 2006 года в Москве произошло обрушение крыши здания Басманного рынка, в результате которого погибли 68 человек. По словам очевидцев сначала сверху здания раздался громкий треск, через секунду с потолка посыпались стекла, куски бетона и металлических конструкций, после чего в торговый зал начали валиться бетонные балки и перекрытия.

Общая площадь обрушения превысила три тысячи квадратных метров. Под обрушившейся кровлей и железобетонными конструкциями оказались около 100 человек.

В поисково-спасательной операции были задействованы все поисково-спасательные отряды Москвы.

«Нашу  работу серьезно осложнил пожар, возникший при разборе конструкций рухнувшего здания: горели емкости с лакокрасочными изделиями, которые находились на одном из складов Басманного рынка, характер завала был очень сложным: железобетонные конструкции купола сложились как слоеный пирог. Людей, которые остались в этом завале живыми, согревали при помощи тепловых пушек».

Спасатели, сменяя друг друга, работали в круглосуточном режиме почти двое суток. В результате поисково-спасательной операции были спасены жизни 33 человек.

Еще одна трагедия, в ликвидации последствий которой участвовал аварийно-спасательный отряд №6 ГКУ «ПСЦ», произошла 14 февраля 2004 года на юго-западе Москвы в районе Ясенево. В спортивно-развлекательном комплексе «Трансвааль-парк» (Голубинская улица, 16) обрушилась крыша. Трагедия унесла жизни 28 человек, в том числе восьми детей, более 100 пострадали, многие из них стали инвалидами.

«Участвуя в этой операции, очень сложно было смириться с неизбежным. В течение всей ночи мы не прекращали работу по разбору завалов. Работали только ручным инструментом: пневмощипцами, отбойными молотками, ломами и кувалдами. Уже во время проведения спасательных работ рухнула еще одна часть купола – фрагмент козырька. Никто не пострадал».

… И таких эпизодов в работе – на несколько томов книги хватит. Но воспоминания пока живут в душе Аветика Александровича.

«Основной смысл моей работы – помогать. Все, что было сделано, на благо людей».

И  это в своей работе он считает главным делом жизни.

За свой многолетний труд А.Асланян имеет ведомственные награды МЧС России, медали «За содружество во имя спасения», «За участие в спасении сограждан».

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Спасатель Владимир Сидоров – служение Родине продолжается

Мира Кольцова: «Москва для меня это судьба, жизнь, Отчизна»

 

5 июня состоится Всероссийский фестиваль народных традиций «Хранимые веками» – одно из весомых и значимых мероприятий федерального масштаба по сохранению и популяризации народной культуры.

 Фестиваль успешно стартовал в 2019 году в Государственном Кремлевском Дворце. В этом году он пройдет в уникальном месте – на территории старейшего православного Николо-Сольбинского монастыря в Ярославской области.

В этом году Фестиваль объединит два схожих по идее мероприятия, посвященных народным традициям, – Всероссийский Фестиваль «Хранимые Веками» и ежегодный региональный фестиваль русского гостеприимства «Хлеб-да-Сольба». Именно традиции народной культуры России – песни, танцы, ремесла, хлебосольство – станут основной темой большого Фестиваля «Хранимые веками».

В честь 800-летия Святого благоверного князя Александра Невского – государственного деятеля и полководца, объединившего Русские земли, – на его родине под открытым небом соберутся все, для кого русская культура – живительный источник традиций и основа настоящего и будущего.

Ярким событием на фестивале станет выступление Государственного академического хореографического ансамбля «Березка» имени Н. С. Надеждиной.

Наш корреспондент задал несколько вопросов об участии коллектива в фестивале «Хранимые веками» художественному руководителю, народной артистке СССР Мире Кольцовой.

– Вся творческая жизнь нашего коллектива – это хранимые веками традиции русской культуры. В номерах можно проследить всю историю нашей страны. Тщательно продумывается каждое движение, поворот головы, сценические образы. В танце легко увидеть образы русских женщин – и некрасовских, и тургеневских, и есенинских. Мужчины – Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич – это богатыри земли русской, наша опора и надежда. Это все герои сказов и былин, перечислять можно бесконечно.
Основатель нашего коллектива, имя которого он с гордостью несет, Н.С. Надеждина создала совершенно новый сценический жанр: это большая книга о русской культуре, написанная танцем, музыкой, жестами…

– С чем выступите на фестивале «Хранимые веками»?

– Зрители всегда ждут от нас программного номера – это хоровод «Березка», в середине программы наш замечательный артист Сергей Волчков исполнит песню о любви к родине, семье, Богу. А завершит программу «Праздничная плясовая» – искрометный танец, который зрители всегда встречают криками «браво!»

– У вас есть любимые места в Москве, связанные с вашим творчеством?

– Я редко бываю в столице, мы ведь постоянно на гастролях. Но с детства очень люблю Сокольники. Когда училась в хореографическом училище при Большом театре, жила в Сокольниках. Было это давно, вспоминаю этот уголок Москвы с теплотой в душе, в который спешила после спектаклей. Наших студентов приглашали участвовать в спектаклях Большого  театра, где мы исполняли роли крыс, мышат, слуг, затем давали более серьезные роли… Это были дни счастья…

– Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который»….

– Москва для меня это город, который судьба, жизнь, Отчизна…

Нина ДОНСКИХ.

 

Читайте также:

Мария Остапенко: «Москва для меня – это город, который я люблю»

Денис Мацуев

Денис Мацуев: Сибиряк – это национальность

Счастье есть. Если не в Москве, так в столице Чеченской республики –  Грозном, настигла журналистская удача: в рамках рабочей поездки мне удалось побывать в зале Дворца торжеств имени Дагуна Омаева на концерте народного артиста России музыканта Дениса Мацуева.

Сейчас, по словам пианиста, его график становится почти таким же насыщенным, как и до пандемии коронавируса, залы заполняются, открываются европейские страны, но он не отказался от предложения выступить в Чечне вместе с коллегами. Пианист назвал свой дебютный концерт в республике «важным экзаменом». Для него нет разницы – выступать на сцене самого крупного концертного зала в мире или в небольшом культурном центре в регионе. Каждый раз в новом месте Мацуев очень волнуется.

Денис Мацуев

– Для меня это дебют, знакомство с этим замечательным народом, который будет слушать наш концерт. Где бы я ни был, первый концерт в любом месте для меня – это очень важный экзамен, – подчеркнул музыкант перед началом выступления.

Денис Мацуев сравнил город Грозный с «Шахерезадой» Римского-Корсакова, но для выступления в этот вечер были выбраны не восточные мотивы, а синтез разных форматов: джазовых стандартов и знаменитых классических мелодий. То, что происходило на сцене, было импровизацией, в которой детский «Кузнечик» соседствовал с «Временами года». Как рассказал Мацуев, главная интрига выступления в незнании, каким оно будет на этот раз.

«Я никогда не назову себя джазовым музыкантом, но я всегда любил импровизацию, не только в музыке, но и в жизни тоже. У нас есть каркас концерта, программы, но то, что внутри, – это здесь и сейчас», – отметил пианист.

«Рок-звездой» концерта стал российско-американский виолончелист, универсальный мультистилист Борислав Струлев. Он был одним из первых, кто начал играть джаз на виолончели.  Задача выступления, по словам Мацуева, – разрушить стереотипы не только о сочетании разных жанров, но и о русских народных музыкальных инструментах. На них можно сыграть совершенно любой репертуар, в том числе классику и джаз. В подтверждение этому, Екатерина Мочалова исполнила на домре «Полет шмеля» Римского-Корсакова. На сцену Дворца торжеств вместе с мэтрами также вышли и совсем юные музыканты. С трио Дениса Мацуева выступили победители Всероссийского конкурса детских талантов «Синяя птица» и стипендиаты учрежденного Иветтой Вороновой Фонда «Новые имена», который поддерживает талантливых молодых музыкантов в российских регионах. Завершил концерт джем-сейшн на тему одной из самых известных композиций Дюка Эллингтона и Хуана Тизола «Караван»: джаз с классикой, балалайка с виолончелью и новые имена со знаменитыми инструменталистами.

Но вернемся в Москву. По словам Дениса Мацуева, его знакомство с городом произошло в раннем возрасте. Вместе с родителями ездил на юг, а пересадка всегда была в первопристольной.

«Я человек из города Иркутска и очень люблю свой город. И вообще, сибиряк – это национальность, на мой взгляд», – убежден музыкант.

«Я был больше чем в 120 городах России, 93 странах мира, но в Грозном никогда. Для меня это дебют и знакомство с замечательным народом. Для меня неважно, где я играю, будь то Carnegie Hall или маленький Дом культуры в районном центре. Я везде выкладываюсь одинаково», – сказал пианист.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Денис Мацуев: Артист без сцены – как без рук

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Алексей Диденко

 

В День пожарной охраны Москвы мы завершаем рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают» интервью с заместителем командира летного отряда Московского авиационного центра Алексеем Диденко.

– Почему Вы пришли в авиацию, какой у Вас стаж и сколько типов вертолетов освоили?

 – Стать летчиком была юношеская мечта, которую я успешно реализовал. Дед у меня был военным, он рано связал свою жизнь с армией, ушел из дома – стал сыном полка и прошел всю Великую Отечественную войну. Был несколько раз ранен, но, к счастью, остался жив. Помню, мне было лет 10-12, когда я с восторгом слушал рассказы дедушки про его военное прошлое. Тогда и родилась мечта непременно стать военным, а чуть позже она переросла в желание стать пилотом. Поэтому после школы я подал документы в военкомат, прошел медкомиссию, а дальше, как у всех, – стал осваивать профессию. 30 лет летал в военной авиации и 10 лет работаю гражданским пилотом. За время летной работы освоил различные типы вертолетов Ми-8, Ми-24, Ка-27, Ка-32 а также модификации указанных типов. Общий налет сейчас составляет 5700 часов.

Алексей Диденко
Алексей Диденко

– Что самое сложное в вашей профессии?

 – Если поддерживаешь свой профессиональный уровень, сложностей не возникает. Никогда не знаешь, где произойдет ЧС, поэтому необходимо постоянно изучать район полетов, средства связи и навигации, знать зоны с особым режимом.

– Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который Вам пришлось тушить. Почему он запомнился? 

 – Это ночной пожар в Северном Медведкове. Сложность тушения была обусловлена наличием высотных зданий вблизи пожара, сильным задымлением. Для маневра вертолета пространство было ограниченно, а водоём для забора воды не освещен. Работали мы тогда двумя бортами  Ка-32. Несмотря на трудности, с пожаром справились успешно совместными усилиями авиации и наземной команды.

Алексей Диденко

Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь?

  – Хобби — это рыбалка. Это увлечение в полной мере реализовываю в отпуске с обязательным выездом на реку Дон.

Алексей Диденко

Что пожелаете своим коллегам в День пожарной охраны Москвы?

–  Работа у нас сложная и опасная. Понятно, что пожары есть, и с ними будут бороться. Главное, выходить из этих ЧС победителем, без потерь и аварий. 

Беседовала Наталия Арнаут

 

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Михаил Дельцов

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Андрей Михалевич

В преддверии Дня пожарной охраны Москвы мы продолжаем нашу рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают». Сегодня на популярные вопросы читателей отвечает командир воздушного судна 1 эскадрильи Московского авиацентра Андрей Михалевич.

день пожарной охраны

– Почему Вы пришли в авиацию, какой у вас стаж и сколько типов вертолетов освоили?

 – Я родился в семье военных. Дед мой был офицером, участником Великой Отечественной войны, отец –  лётчик: летал на вертолётах Ми-2, Ми-8. Поэтому выбор дальнейшей профессии был предопределён с детства, так как вырос я рядом с аэродромами и вертолёты в моей жизни были всегда. Сам я летаю уже 26 лет, за это время освоил Ми-24, Ми-8 (все модификации), Ми-26, Ка-32.

– Что самое сложное в вашей профессии?

– Самое сложное в профессии лётчика – это огромная ответственность, строгие требования, предъявляемые к знаниям авиационной техники, законов и правил выполнения полётов, постоянная поддержка своего здоровья и физического состояния. От последнего зависит, как долго ты будешь летать. Мы каждый год проходим специальную врачебную комиссию, и всегда переживаем. Поэтому в своем окружении я не знаю летчика, который не занимался бы спортом и не соблюдал правила здорового питания. Не потому что так хочется, а потому что надо. Ради любимой работы после определенного возраста приходится отказываться от любимых блюд (улыбается).

Ка 32А. Экипаж набирал воду в самом центре Москвы – на Космодамианской набережной

– Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который Вам пришлось тушить. Почему он запомнился? 

– Самый запомнившийся пожар – мой первый, который я тушил, работая здесь, в Московском авиационном центре. Было это в 2017 году. 5 мая на Лубянке загорелось старое здание. Тушение осложнялось тем, что оно находилось в самом центре Москвы, в очень плотной городской застройке. Задача авиации заключалась в недопущении распространения огня на соседние жилые дома. Мы любыми способами должны были его отсечь. Летать с водосливным устройством пришлось между Красной и Лубянской площадями, воду для тушения забирать в Москва-реке на Космодамианской набережной – от этого сложность и ответственность возрастала в несколько раз. В итоге, с пожаром справились – от нас работало два экипажа – мы выполнили 10 сливов, сбросив на очаг возгорания 50 тонн воды.

– Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь?

– После работы я стараюсь всё своё время проводить с семьёй. Люблю спорт и рыбалку.

– Что пожелаете своим коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы?

– Своим коллегам желаю крепкого здоровья, голубого чистого неба и, чтобы они всегда возвращались домой к своим любимым, родным и близким.

Беседу вела Наталия Арнаут

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Михаил Дельцов

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Михаил Дельцов

В преддверии Дня пожарной охраны Москвы мы продолжаем нашу рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают». Сегодня на популярные вопросы читателей отвечает старший бортмеханик летного отряда 1 эскадрильи Московского авиацентра Михаил Дельцов. Прежде, поясним, что в задачи бортмеханика при тушении пожаров входит совместная работа с пилотами, определение точного места слива на пожар, контроль исправности вертолета и бесперебойная работа всех систем воздушного судна.  

вертолет МАЦ

– Почему вы пришли в авиацию, какой у вас стаж и сколько типов вертолетов освоили?

 – Как и у многих мальчишек моего времени, летать –  было моей юношеской мечтой. Пилотом я не стал, выучился на бортмеханика, о чем не жалею совсем. В авиации –  с 1989 года. Начинал в Вооруженных силах РФ, а с 2005 года работаю в гражданской авиации здесь – в Московском авиацентре. Тип вертолетов, которые я освоил – МИ-8, КА-32.

– Что самое сложное в вашей профессии?

– В любое время быть готовым рисковать своей жизнью и ждать вызова.

вертолет МАЦ

– Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который ваш пришлось тушить. Почему он запомнился? 

 – Самым запомнившимся для меня стало аномально жаркое лето 2010 года. Тогда в России был объявлен режим ЧС –  горели леса и торфяные болота –  пожарами были охвачены целые деревни. С июля по сентябрь все экипажи Московского авиацентра летали от рассвета до заката, спасая леса и жилища людей от полыхающего пламени. На тот момент в оперативном управлении Московского авиационного центра находилось три вертолета Ка-32А и один вертолет МИ-26Т. Если это был пожар какого-то населенного участка, то нам удавалось потушить его с одного захода. Если пламя переходило на лесопосадочную территорию, тогда приходилось ликвидировать его несколькими заходами. Из-за низкой видимости, которая возникала благодаря густому задымлению, мы могли ориентироваться на местности и делать выброс воды на очаг возгорания только с помощью GPS-навигации. За то лето наши экипажи выполнили более двух тысяч сливов, сбросив на очаги пожаров почти семнадцать тысяч тонн воды.

Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь.

 – В свободное время я увлекаюсь рыбалкой, люблю семейные походы на природу, лыжи. Очень люблю путешествовать.

– Что пожелаете своим коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы.

– Настоящим мужественным и сильным людям желаю мастерства и отваги в работе, крепкого здоровья и твёрдости духа, семейного благополучия и дальнейших успехов в вашей благородной работе!

Беседовала Наталия Арнаут

 

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: Артур Шелешков

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только… Алексей Паршиков

В преддверии Дня пожарной охраны Москвы мы продолжаем нашу рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают». Сегодня на популярные вопросы читателей отвечает инструктор-методист-пилот Московского авиацентра Алексей Паршиков

Почему вы стали пилотом, ваш летный стаж и какие типы вертолетов освоили?

– Стать пилотом – мечта детства. Мой отец был военным вертолетчиком, часто брал с собой на аэродром. У меня где-то есть фото, где мне 4 года, сижу в кабине, держусь за ручку, «выполняю» свой первый полет. С тех пор «заклинило» и все, упорно шел к своей цели. Когда собрался поступать в Сызранское вертолетное, родители отговаривали – отец в свое время был в командировке в Афгане, натерпелся, знал, насколько это тяжелая профессия. Тем ни менее, свою мечту я осуществил, закончил и Сызранское училище, а чуть позже – Военно-морскую академию имени Н.Г. Кузнецова. 23 года службы отдал морской авиации. За 40 лет полетов я освоил вертолеты Ми-8, Ми-24, Ми-26, Ка-27, Ка-32.

Что самое сложное в вашей профессии?

 – Самое сложное в нашей профессии – не летать. Я лучше 12 часов проведу в небе без отдыха за тушением пожара, чем сидя на земле.

– Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который вам пришлось тушить. Почему он запомнился?

 – Мне запомнилось два крупных пожара, которые я тушил в Москве. Это ТЦ «Синдика» в 2017 году и на улице Молодогвардейская в 2019 году. Про «Синдику» писали много, повторяться не буду. Расскажу про второй пожар. Случилось это в октябре днем. Загорелось 1,5 тысячи квадратных метров складского помещения. Пожару присвоили 3 ранг сложности. Для его ликвидации вылетело два экипажа Московского авиацентра, командиром одного из которых был я. Прибыв на место ЧС, мы увидели, что при тушении этого пожара будут некоторые сложности – во-первых, с высоты 30 метров нужно было попасть из ВСУ (водосливное устройство) в небольшое отверстие в крыше, то есть – ограниченность площади слива. Во-вторых, – довольно тяжелый водозабор. Мы набирали воду из Москвы-реки в том месте, где берег имел большие перепады высоты. Приходилось совершать довольно специфические маневры вертолета, чтобы максимально быстро вытащить наполненное водосливное устройство из воды, набрать необходимую высоту и практически тут же погасить скорость воздушного судна для сброса. В- третьих, боковой ветер заставлял постоянно делать перерасчет траекторий слива огнегасящей жидкости. И так часа 2,5, пока не выработали всю заправку. С пожаром, конечно, справились – до полной ликвидации сбросили двумя экипажами почти 200 тонн воды. 

Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь?

 – В свободное время очень люблю рыбалку. Но основное мое хобби (смеется) – это воспитание детей. Их у меня четверо – две дочери и два сына. Старший в прошлом году так же, как я и его дед, закончил Сызранское вертолетное училище, сейчас служит в Калининградской области. Самый маленький только через год пойдет в первый класс. Дочки школьницы – отличницы.

– Что пожелаете своим коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы?

 – В преддверии Дня пожарной охраны желаю своим коллегам, как вертолетчикам, так и пожарным, здоровья и отсутствия работы по профилю, чтобы не нужно было тушить пожары, ведь это, как правило, чье-то горе, чья-то беда!   

Беседу вела Наталия Арнаут

 

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только…. Евгений Артюхин

Ирина Пахомова: «Москва для меня это – город, который раскрыл мне свое сердце и сделал меня счастливой»

27 мая в «Театре Терезы Дуровой» состоится премьера спектакля по пьесе А.Н.Островского «На бойком месте». С режиссером спектакля Ириной Пахомовой – наша беседа.  

– Ирина, пьеса «На боком месте» впервые поставлена на сцене Малого  театра 29 сентября 1865 года в Москве. А где сейчас в столице, на ваш взгляд «бойкое место»?

– Я думаю абсолютно везде, где вас могут обмануть, облапошить и обвести вокруг пальца, бессовестно и беззастенчиво. Там, где люди надеются безнаказанно нарушать закон и где им это удается. И это не всегда сфера торговли или обслуживания. На самом деле, абсолютно любая область, где можно стянуть, обойти, попилить бюджет. Бойкие места вокруг нас. 

– Где находится в столице то пространство, что дорого вашей душе? 

– Я очень нежно любила Киноцентр «Соловей». Это было волшебное место, связанное с моими студенческими годами. В то время мне казалось, что это волшебный замок, где в любой момент своей жизни ты можешь найти зал, где будет идти совершенно невероятный фильм, абсолютный эстетический пир, и ты гарантированно получишь удовольствие. Конечно, мне грустно, что Киноцентр «Соловей» прекратил свое существование. Я живу на ВДНХ и очень люблю парк ВДНХ. Это еще одно волшебное место с прекрасными культурными корнями, у которого есть свой запах, свое обаяние, своя аура. Поскольку я до сих пор очень тесно связана с театральным институтом имени Щукина, то этот маленький желтый особнячок в самом центре Москвы между Старым и Новым Арбатом — мой храм. Что бы не происходило в моей жизни, стоит мне войти в стены «школы», как мы ее называем, я сразу начинаю чувствовать себя хорошо. Это то место, где живет моя душа. Ну и еще я очень нежно люблю две усадьбы, два парка – «Кусково» и «Царицыно». И когда мне нужно подпитаться энергией, я приезжаю туда, в любое время года, в любую погоду.

– Не буду спрашивать о ваших режиссерских задумках, но будет ли это музыкальный спектакль?

– Да, в этом спектакле «На бойком месте», который я поставила в «Театре Терезы Дуровой», очень много музыки. Мы понимали, что нам нужно копнуть и зачерпнуть этническую составляющую. Хотелось связать воедино все, что мы знаем о нашем русском менталитете – прошлом и теперешнем, и увязать это в зрелищную картинку. Отсюда появилась Инна Желанная, звезда в своем жанре. Это очень известная рок-фолк певица, совершенно фантастическая, ведьминского замеса. Вместе с ней и хореографом театра Артуром Ощепковым мы придумали почти языческие площадные обряды встречи гостей. Не могу не сказать про совершенно замечательную работу художника-сценографа Марии Рыбасовой, которая создала чудесное бойкое место, постоялый двор, маленькую шкатулочку, которая захлопывается как паучья ловушка, чтобы высосать кровь из очередного приезжающего. Перед художником по костюмам Ириной Новичковой стояла очень сложная задача – придумать мгновенные «перекидывания» во время спектакля: хозяева бойкого места меняют шкурку, приспосабливаются к каждому новому приезжающему, чтобы было удобнее его раскрутить. Кого-то встречают в валенках, кого-то в смокингах, кого-то в белых перчатках, кого-то в шапках-ушанках. И это чрезвычайно интересный процесс, мы получили от него огромное удовольствие! И, конечно, нам очень повезло, что труппа «Театра Терезы Дуровой» обладает такими музыкальными и вокальными данными, грех было это не использовать. Мне кажется, что наше «Бойкое место» – это новый шаг в истории и развитии этого театра.

– Что, на ваш взгляд, самое трудное в профессии режиссера?

– Терпение и такт. Это две составляющие, которые закаляют тебя как сталь. Режиссер – это человек, которому, прежде всего, есть, что сказать людям о людях. И это требует наличия таких качеств как эмпатия, как социальный темперамент, умение переносить свои мысли, свои переживания, свои ощущения на сцену и облекать их в некую театральную форму, находить для этого подходящий театральный язык. Ну и, конечно, это галеры. Это тяжелейший физический труд. Я понимаю, почему режиссура так долго была мужской профессией, это огромные физические затраты.

– Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который…»

– Москва для меня это город, который раскрыл мне свое сердце и сделал счастливой. Я очень люблю Москву, мне кажется, что Москва питает ко мне материнские чувства.

Нина ДОНСКИХ, фото из архива «Театра Терезы Дуровой».

 

Читайте также:

Наталия Финк: «Москва для меня это моя Родина»

Воздушные огнеборцы рассказывают: о тушении пожаров и не только…. Евгений Артюхин

 

В преддверии Дня пожарной охраны Москвы мы продолжаем нашу рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают». Сегодня на популярные вопросы читателей отвечает командир 1 эскадрильи Московского авиацентра Евгений Артюхин.

Почему вы стали пилотом, ваш летный стаж и какие типы вертолетов освоили?

– Я с детства мечтал стать военным летчиком. Мечта осуществилась. Закончил Сызранское высшее военно-авиационное училище, много лет посвятил службе в Вооруженных Силах. После увольнения из армии продолжил летную карьеру и стал пилотом гражданской авиации. Свой первый вылет совершил в 1991 году. За 30 лет летного стажа освоил несколько типов вертолетов: Ми-24, Ми-8, Ка-32.

Что самое сложное в вашей профессии?

– Самое сложное в нашей профессии – ответственность при выполнении полетов над Москвой. Столица – не простой город для вертолетчиков по рельефу: здесь много высотных зданий, перетяжек, да и мысль, что под тобой многомиллионное население – также усиливает бдительность и повышает ответственность.

Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который вам пришлось тушить. Почему он запомнился?

 – Самый запомнившийся пожар, который мне пришлось тушить – это ТЦ «Синдика» в 2017 году. Запомнился он впечатляющими масштабами, огромными шлейфами дыма. Необходимо было в условиях плохой видимости производить сбросы воды под определенным углом и на точно рассчитанной высоте. Работали долго, поэтому часть времени пришлась на ночь, что еще больше усложнило задачу для экипажей.

Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь?

– К сожалению, сейчас у меня на хобби не хватает времени. Дома растет маленькая дочка, поэтому все свободные часы стараюсь проводить с ней и с супругой.

Что пожелаете своим коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы.

– Коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы желаю крепкого здоровья и просто любить свое дело! Это очень важно в нашей работе.

 

Читайте также:

Воздушные огнеборцы рассказывают: Артур Шелешков

Артур Шелешков

Воздушные огнеборцы рассказывают: Артур Шелешков

В преддверии Дня пожарной охраны Москвы мы открываем новую рубрику «Воздушные огнеборцы рассказывают», где пилоты пожарных вертолетов Московского авиационного центра расскажут о своей профессии и не только. Ответят на самые популярные вопросы читателей и, конечно, поздравят с наступающим праздником своих коллег.

Итак, начнем. Представляем вашему внимаю вопросы, а ниже – ответы Артура Шелешкова – командира-инструктора первой авиационной эскадрильи ГКУ «МАЦ».

Артур Шелешков

– Почему вы стали пилотом, ваш летный стаж и какие типы вертолетов освоили?

– Мне нравились военные летчики, как люди. Еще в школе, благодаря рассказам преподавателя начальной военной подготовки, я познакомился с их замечательными коллективами. Продолжил это знакомство в Сызранском вертолетном училище, куда поступил после 10 класса. В летчиках меня привлекало все – и форма одежды, и возможность творчески мыслить, и, конечно, летать. Мой летный стаж начался с 1986 года – за это время я освоил вертолеты Ми-26, Ми-2, Ми-8; в Московском авиацентре – Ка-32.

– Что самое сложное в ваше профессии?

– Самое сложное – сохранить здоровье и летное долголетие.

–  Расскажите о самом запомнившемся пожаре, который вам пришлось тушить. Почему он запомнился?

– Пожар в Москве, возле ВДНХ, прямо в День Победы- 9 мая 2015 года.  Это был самый настоящий творческий полет и такая же креативная работа. Воздушное пространство закрыто, все ждут торжественного авиапарада, и тут вдруг нас поднимают в небо по тревоге.

 Летал я тогда на Ми-26. Для того, чтобы максимально быстро прибыть на пожар, наш экипаж набрал воду в установленное на вертолете специальное водосливное устройство ВСУ-15 сразу после взлета в Болотниковском пруду. Дело в том, что с полным ВСУ скорость полета становится больше. А дальше началось то самое творчество и креатив. По прибытии выяснилось, что в районе пожара нет водоемов для забора воды. Для Ми-26 необходимая глубина должна быть не менее пяти метров – близлежащие пруды оказались мелкими. Увидели водоемы в парке возле гостиницы «Космос» – то, что нужно – достаточной глубины и близко к пожару. Народу собралось, детей побросали, коляски оставили, стоят, смотрят на вертолет… Пожар тот потушили, конечно, быстро. Там даже время на полет тратить особо не пришлось – воду в них забираешь, вокруг хвоста разворачиваешься и сразу поливаешь. Так раз 15-20, а внизу красота – ВДНХ, павильон Космонавтики, ракета «Восток», а слева парад воздушный пролетает, – удивительная, конечно, ситуация была.

–  Ваше хобби, увлечение вне работы. Чем занимаетесь?

Люблю спорт – раньше играл в хоккей, футбол, волейбол, а сейчас регулярно хожу в фитнес – клуб. Люблю подводную охоту, а также ходить в лес за грибами со своим четвероногим другом.

–  Что пожелаете своим коллегам ко Дню пожарной охраны Москвы?

– Желаю  коллегам крепчайшего здоровья, летного долголетия и чтобы количество взлетов равнялось количеству посадок!

Наталия АРНАУТ

Читайте также:

Спасатели рассказывают

Рубрика: ЛЮДИ