капремонт, доходный дом Шамшина, Знаменка, 8/13, стр 1

Фонд капитального ремонта Москвы завершил масштабную реконструкцию одного из знаковых зданий столицы — доходного дома Шамшиных на Знаменке.

Эту усадьбу в 1909 приобрел купец 2-й гильдии, предприниматель и благотворитель Александр Николаевич Шамшин. Ему было уже за пятьдесят. Вместе с супругой Любовью Васильевной Александр занялся перестройкой дома. Сначала супруги заказали проект архитектору Николаю Благовещенскому, но он показался им слишком скучным. Тогда за дело взялся Федор Шехтель. Он сохранил планировку Благовещенского, но полностью изменил фасад. В итоге простой доходный дом стал фешенебельным.

– Исследователи Шехтеля, его творческого наследия, считают, что это одна из лучших его работ. Это такой классический пример так называемого рационального модерна, – рассказывает Мария Василёнок, историк архитектуры, экскурсовод.

Шехтель решил сделать угол дома его главным акцентом. Угловой эркер с башенкой не только украшает дом, но и перекликается с бельведером дома Пашкова (ныне здание Российской государственной библиотеки). Эркер опирается на колонну, капитель которой декорирован репейником. На фасаде тоже эркеры. Два нижних этажа отделаны цементной штукатуркой под камень, этажи выше выложены глазурованным кирпичом. Дом славен тем, что в нем был лифт. Немногие доходные дома того времени могли этим похвастаться. И если сейчас для шестиэтажного дома лифт — норма, то тогда это было роскошью.

Роскошью был и декор дома, который, к сожалению, плохо сохранился.

– Когда мы пришли на объект, он был в плачевном состоянии: фасад разрушался, многие элементы лепного декора были уже разрушены, кровля была в аварийном состоянии, которое требовало срочного ремонта, – рассказывает Максим Емельянов, заместитель генерального директора компании-подрядчика Фонда капитального ремонта Москвы.

Но не только время виновато в бедственном состоянии дома. В советское время здесь были коммунальные квартиры. И в нем не сохранились ни лифт, ни внутреннее убранство подъездов.

Мало того. Верхний этаж опоясывал ленточный балкон с перилами в виде мелкой морской волны. Но в 50-е годы Знаменка стала правительственной трассой, а балкон был ветхим. И его срезали — а то вдруг упадет на улицу, да еще в момент проезда кортежа? Вот и срезали, а двери, которые выходили на балкон, сделали окнами.

Интересно, что декор балконов можно трактовать и по-другому. Они напоминают продукцию заводов Александра Шамшина. Дело в том, что этот купец один из первых в России стал производить кабель — технологическую новинку, символ властно вторгающегося в быт электричества. Было даже Московское товарищество «П. Вишняков и А. Шамшин» по производству медного проката и кабеля для слабых токов. Теперь понятно, откуда лифт в доме?

В 1917 году заводы национализировали, дом отобрали. Александр Шамшин эмигрировал в Париж, где и умер в 1924 году. Судя по тому, что он числился членом совета Московского купеческого банка и правления Коммерческого банка для северной Европы в Париже, а также что его сын Тихон был бизнесменом и инженером — купец и в эмиграции не бедствовал.

Ну, а дом остался в Москве. Лишился — как уже было сказано — балконов. Осыпалась лепнина. Да еще и в 2000 году один из жильцов купил квартиру в пентхаузе и надстроил ее еще одним этажом с круглым большим бельведером и видом на Кремль. Это убило идею Шехтеля — перекличку дома Шамшина с домом Пашкова и до неузнаваемости исказило облик дома.

Сейчас в ходе ремонта специалисты восстановили все «как было». Снова появился ленточный балкон, двери. Восстановлен богатый декор, по историческим чертежам заново сделаны волнистые перила.

Мансарда, впрочем, осталась.

Майя ПЧЁЛКИНА.