Теплообмен: как отапливают наши дома? • ЭКСКЛЮЗИВ • Мой дом Москва
МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской

На улице стоит мороз, дети приходят с прогулки с ярко-розовыми щечками, при дыхании изо рта идет пар… а в домах — тепло! Мы побывали на одном из тепловых пунктов ПАО «МОЭК» на Дубининской улице, чтобы узнать, как сейчас отапливают наши дома.

МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской
Представитель ПАО «МОЭК» Дмитрий Филатов у теплообменника

– Таких пунктов в Москве около 20 тысяч, – рассказывает представитель ПАО «МОЭК» Дмитрий Филатов. – Каждый из них обслуживает от одного до десятка зданий. Конкретно этот  подает тепло в шесть жилых домов и три иных строения.

Снаружи — зима. Лежит снег и мину 15 градусов мороза. Внутри тоже не жарко. Несмотря на то, что здесь проходят трубы с горячей — даже с очень горячей(!) – водой. Каждая из этих труб одета в толстую мягкую «шубу». Какая-то отдача тепла, конечно, есть, но она очень незначительная. Трубы на ощупь чуть теплые.

МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской

Директор предприятия №3 филиала №20 ПАО «МОЭК» — в состав которого входит этот тепловой пункт — Василий Кабаев демонстрирует щиток, на котором обозначена температура входящей воды — 124 градуса Цельсия. Разумеется, при нормальном давлении воды такой температуры не бывает. Манометры на трубах показывают, что вода сюда приходит под давлением в 8 атмосфер.

– Важно понимать, что это не та вода, которая идет в наши дома, – объясняет Дмитрий Филатов. – Это теплоноситель с ТЭЦ. Здесь она отдает свое тепло воде, которая потом идет в водопроводную сеть — это наша горячая вода, и воде, которая идет в отопительную систему дома.

Так что тепловой пункт — это место, где пересекаются три контура: магистральный с ТЭЦ, водопроводный и отопительный. Или, точнее сказать, место, где с помощью теплоносителя с ТЭЦ готовятся два продукта: вода для батарей и вода для водопроводного крана.

Вся эта вода – разная. В отопительном, к примеру, она почти дистиллированная, освобожденная от солей, металлов и даже растворенного кислорода. Чтобы меньше было осадка и коррозии в батареях.

МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской
Вокруг зима, на стенах – лето.

А вот как выглядит теплообменник: синий шкаф, внутри которого находятся перегородки. Эдакие тонкие секции. Туда подается вода. В одну секцию горячая (не то слово! раскаленная!  124 градуса!) вода из магистрального контура, в другую вода, которая вернулась из наших батарей и хочет, чтобы ее снова нагрели.

– Вот это чередование — холодная-горячая, холодная-горячая — и создает теплообмен, – поясняет Дмитрий Филатов.

Регулирует теплообмен специальный клапан. На улице стоит датчик, который им командует. Чем сильнее мороз, тем больше теплоносителя поступает в теплообменник. И тем больше нагревается вода для батарей.

МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской
Клапан
МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской
Насосы

Второй регулятор — это, собственно, температура воды, которая поступает с ТЭЦ. Если на улице 0 градусов, то с теплоцентрали подается вода температурой около 80-ти. Далее, при каждом дополнительном градусе мороза, нагрев воды тоже увеличивается. Максимум — 130 градусов Цельсия, что соответствует ˗17 градусам.

– Если морозы сильнее, то мы увеличиваем уже не температуру, а скорость оборота теплоносителя, – поясняет Дмитрий Филатов. – Повышать температуру дальше — уже тяжело.

Тяжело и опасно. Ведь, повторим элементарную школьную физику — для сохранения воды при таких температурах требуется высокое давление. Поэтому столь опасны зимние прорывы отопительных труб — вырвавшись на свободу, вода моментально обращается в пар.

МОЭК, тепловой центр, теплообмен, отопление. Фото Яны Маевской

– Именно поэтому летом мы тщательно проверяем всю систему под высоким давлением, чтобы избежать прорывов зимой, – добавляет Василий Кабаев.

Майя ПЧЁЛКИНА.

 

Читайте также:

Отопление отключили – а не поменять ли батареи?