уборка снега, реагенты

В Москве израсходовано всего 10% противогололедных материалов

Из-за теплой и малоснежной зимы в Москве практически не применяют реагенты. К середине января столичные коммунальщики израсходовали всего лишь 10% противогололедных материалов от обычного объема. Об этом заявил заместитель мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков.

«На данный момент мы потратили их всего 10% от того количества, которое обычно расходуем к этому времени в борьбе с гололедом», – приводит слова заммэра «Российская газета».

Петр Бирюков подчеркнул, что сейчас в Москве обрабатывают только самые опасные места, когда стоит минусовая температура «чтобы не допустить аварий на дорогах и защитить москвичей от травм».

По прогнозам синоптиков, на этой неделе температура воздуха в столице понизится до -5 – -7 градусов, а до конца месяца может выпасть до 8 см снега.

«Затем до середины февраля суммарно снега можно ждать еще 20 см», – добавил заммэра.

Фото “Мой Дом Москва”.

 

 

Читайте также:

Тонкий лед московской зимы

«Наш город»: куда жаловаться на неубранный снег, сосульки и наледь?

реагенты

Тонкий лед московской зимы

При получении от метеорологической службы заблаговременного предупреждения о переходе температуры через 0°С в сторону отрицательных значений специалисты ГБУ «Автомобильные дороги» приступают к превентивной обработке объектов дорожного хозяйства Москвы противогололедными материалами (ПГМ).

«Во время такой обработки ПГМ применяют в местах повышенной опасности – на мостах, эстакадах и низинах, крутых спусках и подъемах, тоннелях, тормозных площадках перед светофорами. Также обрабатываются территории транспортно-пересадочных узлов (ТПУ), полосы движения и остановки общественного транспорта, пешеходные зоны, подходы к социально значимым объектам и станциям метрополитена», – рассказал РИА Недвижимость 14 января заместитель руководителя ГБУ «Автомобильные дороги» Андрей Соколов.

В рамках обработки повышенное внимание уделяется проезжей части, так как при отрицательных температурах в местах контакта шин транспортного средства с дорогой тонкий слой влаги мгновенно превращается в ледяную пленку. Как добавили в учреждении, конденсация и замерзание влаги также происходит на сухой поверхности дорожного полотна, когда температура покрытия опускается ниже «точки росы». При таких погодных условиях образуется так называемый «черный лед» – прозрачный слой обледенения, который очень трудно обнаружить визуально. В зимний и переходный периоды такое сочетание погодных условий наиболее вероятно на мостах и эстакадах, расположенных вблизи рек, в низинах и на улицах с небольшим транспортным потоком.

В Москве используются твердые, жидкие и комбинированные ПГМ, изготовленные на основе хлористого калия и натрия.

Фото из открытых источников.

 

 

Читайте также:

«Наш город»: куда жаловаться на неубранный снег, сосульки и наледь?

В Москве «Все включено»! Как это работает?

реагенты

Число травм сократилось в десятки раз благодаря применению реагентов

Применение реагентов на дорогах Москвы в десятки раз сократило количество травм, получаемых горожанами в скользкую погоду

Использование реагентов в преддверии грядущей зимы обсуждалось в ходе пресс-конференции «Готовность жилищно-коммунального хозяйства Москвы к осенне-зимнему сезону».

Как заявил заместитель мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Петр Бирюков, прекратить посыпать дороги реагентами нельзя.

“На примере печальной статистики конца 2010 года, когда количество травм от падения людей на улицах города было критически большим, мы убедились в необходимости использовать реагенты”, – сказал заммэра.

Он напомнил, что в конце 2010 года было зафиксировано порядка 700 случаев травмирования людей, получивших повреждения различной степени тяжести: ушибы и переломов рук и ног.

«Если мы вдруг откажемся от реагентов, то наши московские дороги, все 170 миллионов квадратных метров твердых покрытий в любой мороз превратятся в сплошной каток”, – добавил Бирюков.

Посчитать, сколько тонн реагентов в год уходит на посылку городских дорог невозможно. Количество их корректируется, в зависимости от погоды.

На дорогах Москвы применяется также специальная гранитная и мраморная крошка, смесь с муравьиной кислотой. Все эти смеси абсолютно безопасны для обуви и животных.

Юлия Смагринская.

Фото из открытых источников.

 

 

Читайте также:

Парк Победы преобразится к 75-й годовщине окончания ВОВ

«Город: Детали»: изюминка в каждом штрихе

Реагенты или гололед — третьего не дано

В январе в Москве выпало больше чем полторы месячных нормы снега. И это еще не конец! Обильные снегопады синоптики обещают в феврале и даже в марте.

Но вы заметили? Даже после сильного снегопада приходится «месить» снег два-три дня, не больше. А дальше — ходишь по мокрому асфальту. И любуешься на горы снега на газонах. Да, за это надо сказать «спасибо» уборщикам. Но механические способы уборки снега не были бы такими эффективными, если бы им на помощь не пришла химия.

В Москве сейчас используется четыре типа противогололедных материалов: жидкие, твердые, фракционные и комбинированные. Каждый материал — для своей конкретной задачи. Жидкие можно применять от +5 до -5 градусов Цельсия. Они не дают образовываться на асфальте наледи. Если морозы более сильные, то асфальт обрабатывают твердыми реагентами.

Фракционные материалы состоят из гранитной крошки. Ею посыпают автомобильные трассы, но не сплошняком, а выборочно — подъемы, спуски, мосты, остановки общественного транспорта. Словом, там, где надо тормозить.

Комбинированными материалами обрабатывают дворы. Они наполовину состоят из мраморной крошки.

Соль бывает разная

За свою историю Москва пережила несколько экспериментов на тему: «как бороться со снегом». Например, в середине XX века весь город засыпали песком. Это было ужасно — запесоченные газоны, забитая ливневая канализация, песчаные полосы вдоль бровок тротуаров. Потом все это приходилось выметать.

песок

Потом была «соляная» эпоха. Весь город засыпали большим количеством поваренной соли. Она разъедала ботинки, собачьи лапы, шины и кузова автомобилей.

Как мы знаем из школьных уроков химии, соль бывает разная. В конце XX века использовали обыкновенную натриевую соль. Во-первых, она очень агрессивна. Коррозия металла, погубленная обувь, облезшая краска, ожоги на собачьих лапах — все это на совести натрия. Во-вторых, у растений с солью отношения не самые лучшие. Есть группа растений — их называют галофитами — которые наоборот, соль любят и жить без нее не могут. Это либо обитатели степей и пустынь, которые растут на солончаках, либо жители морских побережий. Полынь, тамариск, ежовник, бессмертник, а также более экзотические виды — кокосовые пальмы, ризофоры. Самые устойчивые к соли деревья — авиценнии.

соль

Однако московские газоны и парки не похожи ни на среднеазиатскую степь, ни на мангровые леса. Возможно, в будущем, когда глобальное потепление все-таки нагрянет… Но тогда тут лучше посадить что-нибудь более красивое.

Сейчас в качестве реагентов используют сложную смесь, в составе которой муравьиная кислота и соли. Причем натриевая соль составляет всего 10-15 процентов смеси, а остальное — соли калия и кальция. Они не такие «едкие», как натрий. Кроме того, они являются удобрением для растений и мало-помалу вытесняют из почвы скопившийся там за годы «соляной эпохи» натрий. Причем муравьиная кислота действует, как катализатор, благодаря ей соли работают более эффективно. А значит, их требуется меньше.

Опыт есть, да не про нашу честь

Стран на Земле вроде бы и много, да далеко не все они могут похвастаться затяжными зимами, большими снегопадами и мегаполисами, подобным Москве. Собственно, такие же снежные зимы бывают в: Скандинавии, Исландии, Канаде (уже в США климат значительно мягче), Японии и, как ни странно, Новой Зеландии.

В Скандинавии реагенты не применяют — казалось бы, отличный пример! Там рассыпают гравий или каменную крошку. Причем используют ее помногу раз: собирают специальными пылесосами, моют и рассыпают снова. Снег счищают не полностью: оставляют пару-тройку сантиметров, потом в нее укатывают гравий. Получается нечто вроде асфальта.

гранитная крошка

Можно ли применить этот метод у нас? Нет! Во-первых, во многих скандинавских городах (например, в Финляндии) канализация раздельная. Общесплавную канализацию гранитная крошка забьет. А во-вторых, если выпадет сильный снегопад — подобный тем, что были у нас в январе — то и Хельсинки с его гранитной крошкой встанет намертво. Но Хельсинки по сравнению с Москвой город маленький, там всего 600 тысяч жителей. Маленький город легче оперативно убрать — еще одно условие использования каменной крошки.

В Москве, кстати, была попытка внедрить скандинавский опыт. В 2011 году власти применяли только гранитную крошку. В результате были и пробки, и гололед на тротуарах. А главное, на подошвах ботинок крошку заносили в метро, и там она забивала эскалаторы. Словом, что годится для маленьких скандинавских городков, то не годится для Москвы. Шутка сказать, во всей Норвегии 5 миллионов человек! Зачем им снег убирать, когда по такому простору лучше носиться на снегоходах и санках!

Еще один способ — обогрев дорог. Это можно делать двумя способами: укладкой под дорожное полотно электрических термоэлеметов и с помощью труб с горячей водой. Первый способ применяется в Японии и он очень затратный. Представляете, сколько электричества Москва потребляет ежедневно? Например, в 2017 году, в сетях МОЭК был зафиксирован максимум потребления: как 15 и 17 ГВт (гига ватт).  В Японии власти тратятся на обогрев улиц, но не заморачиваются обогревом домов — каждый японец сам растапливает свою хибати[1].

Исландии повезло: там есть природные геотермальные источники. Водой из них отапливают дома и теплицы, трубы от источников до домов и теплиц прокладывают под городскими улицами — вот такое изящное решение проблемы.

Можно ли у нас взять и переложить все городские трубы отопления и горячего водоснабжения так, чтобы они обогревали тротуары? Пусть не сразу, но постепенно, этакая долгосрочная программа на десяток-другой лет?

Нельзя! Дело в том, что зимой грунт промерзает. И, согласно нормам, водопроводные трубы следует закапывать не меньше чем на полметра ниже глубины промерзания грунта. Говорите, горячая вода не может замерзнуть? Значит, вы не видели популярного сейчас флешмоба #дубакчеллендж (в Сибири) и #boilingwaterchallenge (в Америке). А если серьезно, то эффект этот называется «парадокс Мпембы» и у него есть не менее пяти объяснений. Парадоксально, но факт: горячая вода замерзает быстрее холодной. Недаром горки зимой заливают именно горячей водой, да и автомобилистам советуют заливать в бачок омывателя зимой холодную, а не горячую воду.

Опять-таки возьмем Исландию: в этой северной вулканической стране под тонким слоем плодородной почвы лежит раскаленная лава. Поэтому о таких вещах, как «глубина промерзания грунта зимой» исландцы даже не задумываются. У них, наверное, прямо противоположная проблема — если трубу слишком глубоко закопать, она попросту расплавится.

Подогрев тротуаров с помощью труб в Москве пока используется на Тверской улице возле мэрии. Да и в городе наверняка каждый видел зимой «проплешины» там, где трубы подходят близко к поверхности. Но такие участки не велики.

Что у нас остается? Новая Зеландия? Здесь городские власти тоже применяют реагент: он практически безвреден для окружающей среды, но вот беда — не работает при температуре ниже -7 градусов. А в Стране Длинного Белого Облака, хоть снегопады и нередки, температура все равно редко падает ниже 0.

ацетат кальция

И в Москве будут кокосы цвести?

Кстати, о глобальном потеплении. Можно в него верить, можно не верить, но факт остается фактом — зимы стали значительно теплее. И это не только хорошо, но и плохо. Во-первых, более обильные снегопады. Уже несколько зим подряд синоптики «радуют» нас очередным рекордом: то у них за месяц выпало вдвое больше снега, чем положено, то за день — месячная норма.

снег

Во-вторых, снег выпадает, тает, а потом замерзает. Он подтаивает и валится с крыш, натекает сосульками, рвет водопроводные трубы и застывает на тротуарах ледяной коркой. Разбить ее без помощи реагентов нереально. Гололед снизу и сосульки сверху — вот что такое современная московская погода.

Если прогнозы климатологов верны, то лет через тридцать мы сможем перенять опыт Новой Зеландии и применять кальциево-магниевый ацетат. А к концу XXI века вообще забудем о том, что такое снег, лед и реагенты, будем сидеть под сенью кокосовых пальм и жевать бананы.

Если доживем, конечно…

Майя Пчелкина.

[1]     Хибати — традиционная передвижная японская печь. Обычно устанавливается посреди комнаты. Используется для обогрева и приготовления пищи.

Фото из открытых источников.

Читайте также:

Белые камушки под ногами: вреден ли нескользящий эффект?

Собаку без ботинок зимой не выгуляешь

Противогололедные материалы: за и против

реагенты

Белые камушки под ногами: вреден ли нескользящий эффект?

Зима уж близится к своему завершению, перепады температур приводят к гололедице и большинство городских пространств приходится обрабатывать антигололедным материалом. Он вызывает “нескользящий эффект”, но не вреден ли для здоровья?

реагенты

Многих волнует, посыпают ли реагентами детские площадки?

По словам начальника отдела благоустройства ГБУ «Жилищник района Коптево» Сергея Лузина, обрабатывают реагентами те дорожки и проезды во дворах, где ходят люди и ездят машины. Такие участки дворник не сможет быстро расчистить во время снегопадов или перепада температур. Обрабатывать детские площадки реагентами запрещено.

Нельзя применять реагенты и в зеленых зонах. Как пояснили в администрации парка “Ангарские пруды”, дорожки посыпают песком.

Еще считается, что коммунальщики всегда используют одинаковое количество реагента. Это тоже не соответствует истине.

Как рассказал начальник управления механизации ГБУ «Жилищник района Восточное Дегунино» Владимир Самохвалов, при слабом морозе используется жидкий реагент, при более сильном — твердый.

«Жилищник» убирает небольшие районные дороги после получения факсограмм из города, в которых указывается, какое количество реагента нужно использовать. Обрабатываем реагентами повороты, участки перед перекрёстками. При сильном снегопаде покрываем дороги реагентами полностью», — пояснил он.

ЦИФРЫ: В среднем на 1 кв. м площади расходуется по 30 г реагента. При обильных снегопадах — 100 г на квадратный метр и даже больше, как это было в Новый год, например.

Опасны ли реагенты для здоровья людей?

Многие москвичи беспокоятся, что реагенты могут ухудшить самочувствие. Однако вреда здоровому человеку они не должны нанести.

ФАКТЫ: Во дворах применяется твердый комбинированный противогололедный реагент КР-2, примерно на 40% состоящий из мраморной крошки, остальное — это соли натрия. Этот реагент хорошо справляется с гололедом в широком спектре температур, растапливает снег. А белые гранулы на тротуарах, остающиеся после его применения, — это мраморная крошка, которую потом вручную убирают дворники. Реагент экологически безопасен.

Многие владельцы собак опасаются за своих питомцев. Не нанесет ли здоровью их любимцев вред реагент? Владельцам собак стоит воздержаться от прогулок с ними по дорожкам, посыпанным реагентами, считают ветеринары.

По словам ветврача станции по борьбе с болезнями животных САО Татьяны Сидоровой, противогололедные смеси могут стать причиной дерматита у питомцев.

«Лучше перед зимой приучить свою собаку к ботинкам — они продаются в зоомагазинах. Кроме того, советую следить, чтобы питомец не съел снег с реагентами. После прогулки нужно промыть собаке лапы», — советует специалист.

 

Нина ДОНСКИХ.

Фото из открытых источников.

Читайте также:

 

Противогололедные материалы: за и против

Без реагентов было бы совсем плохо

реагенты

Без реагентов было бы совсем плохо

Пришла зима, на дорогах и во дворах начали применять реагенты. Многие жители столицы крайне этим недовольны. «Опять эта гадская мраморная крошка!» – ворчит хозяйка, берясь за веник и выметая из прихожей твердые мелкие камешки. На ботинках появляется белый налет, если его вовремя не счистить, то обувь может испортиться. Собачник, вздыхая, везет своего питомца к ветеринару — пес получил химические ожоги.

Однако поверьте — без реагентов было бы совсем плохо. Москва большая. Снега выпадает много. Вручную его убрать и вывезти невозможно — коммунальные службы не владеют магией остановки времени. А печальный опыт уже был: в 2011 году в столице попробовали применять только гранитную крошку. В результате — километровые пробки, гололед на тротуарах. Мало того: москвичи на ботинках занесли крошку в метро, и там она забила и попортила эскалаторы.

Средств против снега и льда не так уж и много, и особого выбора нет. Во-первых, это физические средства — песок и гранитная крошка. В прошлом веке в Москве использовали смесь песка с небольшим добавлением технической соли. Соотношение примерно 95 процентов песка на 5 процентов соли. Средство само по себе дешевое, но вот по весне приходилось тратить огромные силы и средства на очистку города от песка. Забитые ливневые канализации, запесоченные газоны, грязные тротуары — таков был облик весенней Москвы.

Потом перешли на техническую соль — NaCL. По сравнению с песком она имела ряд преимуществ: действовала постоянно от 0 до -16 градусов Цельсия, мгновенно топила лед. Однако соль есть соль — она разъедала обувь, кузова и колеса автомобилей. Соль губит растения, только вот морские путешественники — кокосовые пальмы — обожают расти на засоленных почвах. Но кокосовые пальмы почему-то в Москве не растут… А вот родные столичные деревья и кустарники на засоленных почвах стали сохнуть.

Сейчас в качестве реагента используют модифицированный хлористый кальций. Кальций замещает в почве натрий, так что вред, нанесенный годами использования соли, постепенно сходит на нет, а почва удобряется и улучшается. Кроме того, у хлористого кальция низкие нормы расходов, и он эффективен при довольно низких температурах.

Но есть и минус. Хлористый кальций необходимо обновлять через каждые три часа. Кроме того, при его применении асфальт становится скользким и тормозной путь автомобилей увеличивается процентов на тридцать. Соль сушит асфальт, кальций, наоборот, притягивает воду.

Как рассказал заместитель руководителя ГБУ «Автомобильные дороги» Андрей Соколов, сейчас в Москве используется четыре типа противогололедных материалов.

– Жидкий противогололедный материал не дает снегу прилипнуть к поверхности дороги, – пояснил он. – Мы потом с большей легкостью очищаем этот снег, не оставляя на дороге наледи. Метеорологическая служба дает прогноз: допустим, через час у нас ожидаются осадки в виде снега. И мы проводим либо выборочную противогололедную обработку — это места спусков и подъемов, либо полную. Вообще в городе применяется четыре типа антигололедных материалов: жидкие, твердые, комбинированные и фракционные.

Жидкие материалы можно применять при температуре от +5 до -5. При более сильных морозах приходится переходить на твердые антигололедные материалы.

Комбинированными материалами обрабатывают дворы и тротуары, они наполовину состоят из мраморной крошки.

Фракционные материалы состоят из гранитной крошки размером примерно 2-5 мм. Ею обрабатывают спуски, подъемы, автобусные и троллейбусные остановки — словом места торможения транспорта.

Такой дифференцированный подход значительно улучшает экологическое состояние города. Разные материалы для разных задач. Это намного лучше, чем по-старинке засыпать весь город песком, гранитной крошкой или солью.

Поэтому можно сказать, что сейчас ситуация с противогололедными материалами в столице почти близка к идеальной. Конечно, идеал — это дороги с подогревом, тогда о реагентах вообще можно будет забыть навсегда. Однако это — дело отдаленного будущего. Может быть, лет через двадцать-тридцать в Москве все дороги станут теплыми. А может быть, глобальное потепление достигнет таких масштабов, что минусовые зимние температуры уйдут навсегда. Сейчас сложно сказать, какое из этих двух событий более фантастично.

 

Майя Пчелкина.

Метка: реагенты