Владимир Ерошин, спасатель

Спасение заключается в том, чтобы протянуть руку помощи

Поисково-спасательная станция на водных объектах в районе Строгино обслуживает акваторию Строгинской поймы реки Москва от юго-западной оконечности Строгинской поймы до границы зоны, проходящей по дуге с радиусом в 1800 метров, включая Чистый залив и пойменный залив перед Строгинской поймой. Штат станции  – 15  спасателей, работающих в 3 смены. С начальником ПСС «Строгино» спасателем 1 класса Владимиром Ерошиным – наша беседа: о профессии спасателя и о работе станции в это непростое для всех нас время.

Владимир Ерошин, спасатель

– Владимир, вы недавно заняли пост «на капитанском мостике», возглавив ПСС «Строгино». Из вашего кабинета и впрямь открывается очень живописный вид на водные просторы. Как решили стать  спасателем?

– Я закончил МАДИ – автодорожный институт. Но молодого специалиста по профильному образованию никуда не брали: везде требовался опыт работы. Однако мне повезло: устроился на фирму, и работа у меня была замечательная: занимался организацией международных выставок, ездил в командировки. Но офис есть офис, в нем мне было тесно, и особой перспективы роста я не видел.

Между тем вырос недалеко от Строгинской поймы, здесь же закончил школу, и это место меня всегда привлекало. С пляжа я наблюдал, как работают спасатели, и эти люди казались мне необыкновенными, смелыми, отважными… Любое спасение, в принципе, заключается в том, чтобы протянуть руку помощи. Вот я и помог самому себе, пришел на ПСС, и стал, после обучения, спасателем. Так водночасте кардинально поменял свою жизнь и ни разу об этом не пожалел. Прошел все ступени роста: был здесь рядовым спасателем, затем – заместителем начальника и недавно назначен начальником ПСС.

Владимир Ерошин, спасатель

– Что изменилось в вашей работе в связи с пандемией, которая свирепствует по всему миру?

– Пока Москва полностью не ушла на домашний карантин, люди все равно стремятся отдохнуть на природе. Как только станет теплее, начнется купальный сезон. А с ним – и наша напряженная работа. В связи с пандемией все силы и средства нашего ПСС находятся в режиме повышенной готовности. Конечно, мы не забываем и об индивидуальных средствах защиты: проводим медосмотр наших сотрудников перед началом смены. Особый акцент делаем на дезинфекции помещений, ограничиваем количество посещений – сейчас отменены все массовые посещения на станции.

Владимир Ерошин, спасатель
Владимир Ерошин, спасатель

– Вы имеете ввиду экскурссии?

– Да, в нашей работе огромное значение имеет профилактика. Поэтому работу со школьниками я очень люблю. Считаю своим долгом рассказать им о правилах поведения на воде, оказании первой помощи утопающим и т.д. Мы проводим экскурсию по станции, рассказываем ребятам о том, какими средствами, техникой она оснащена.

Владимир Ерошин, спасатель
Владимир Ерошин, спасатель

– Чем занимаетесь сейчас? Какой сезон года считаете самым сложным?

– Мы всегда находимся в готовности прийти на помощь, но традиционно лето-зима – самые «жаркие». У нас проходят каждодневные тренировки, с погружением водолазов. Я сам постоянно совершаю такие погружения, потому что считаю, что  руководитель должен уметь все. Ведь это только кажется со стороны, что спасатели катаются себе на лодочках. На самом деле, мы постоянно ведем наблюдения за отдыхающими. Уже только по одному взгляду на человека я могу понять, нужно ли ему оказывать помощь. Профессиональные спасатели хорошо знают, что если человек с вами разговаривают, еще есть время его спасти. А вот если молчит (как правило, люди тонут молча), тогда нужно действовать как можно быстрее.

Владимир Ерошин, спасатель

А вообще каждое время года для нас, спасателей на водных объектах – ответственное. Я очень люблю свою работу, и очень хочу, чтобы наша служба пополнялась новыми, молодыми кадрами.

Нина ДОНСКИХ.

Фото пресс-службы Депаратмента ГОЧСиПБ города Москвы.

зона отдыха Строгинский затон

Парковые заметки натуралиста из Строгинской поймы

Корреспондент «Мой Дом Москва» прогулялась по зеленой зоне Строгинского затона.

Часто друзья и знакомые спрашивают: «Каких птиц, зверей и редкие растения можно встретить в столичных парках и зонах отдыха»?

Чтобы ответить на этот вопрос, пришлось прогуляться по нескольким лесопаркам и зонам отдыха, расположенным в городской черте.

Свой поход начала со Строгинской поймы. В выходные дни это одно из самых излюбленных мест для отдыха не только местных жителей, но и приезжающих сюда специально горожан из других районов Москвы. Прежде всего людей привлекает самая крупная в Москве водная акватория Строгинского затона. Чистая, почти родниковая вода, живописные берега, возможность искупаться, позагорать или устроить в отведенном месте пикник с шашлыками.

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве схема

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве велопрокат

Для любителей активного отдыха действует прокат велосипедов, самокатов, в том числе на электроприводе, волейбольные и футбольные площадки, теннисные корты. Несколько детских площадок и батут-парк для детей.

Лично мне для полноценной, запоминающейся прогулки нужно совсем немного. Удобная одежда по погоде. Фотокамера. Небольшой рюкзак, в который можно положить термос с кипятком, бутылку минеральной воды, пару бутербродов на перекус и блокнот с карандашом.

Но сегодня рассказ не о всем знакомым белках, утках с выводками, дятлах, скворцах, дроздах, зябликах и прочих пернатых Строгинской парковой зоны, а о скрытом от основной массы отдыхающих обитателях подводного мира.

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве пруд утки

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве пруд утки

От парковки напротив учебно-спасательного центра ПСС «Строгино» до воды пришлось нести довольно тяжелый рюкзак с подводным снаряжением. Кто занимается подводной фотосъемкой или охотой, меня поймут. Один пояс со свинцовыми грузами весит от 8 до 12 килограммов.

Иду вдоль «косы», вымощенной пешеходной плиткой, к воде. На дорожку выбегает рыжая белочка и, встав на задние лапки, начинает выпрашивать угощение.

Надо заметить, что местные белки довольно избалованы заботой горожан. От предложенных мной кусочков яблока и семечек воротят носики, зато с удовольствием берут с рук уже очищенные кедровые орешки. Да, губа у них не дура!

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве белка

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве белка кормят белку

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве белка кормят белку

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве белка кормят белку

Покормив белок, продолжила свой путь.

С трудом отыскала небольшую полянку, свободную от отдыхающих. Только подошла к самому берегу, чтобы посмотреть место для удобного захода в воду, как с берега буквально в метре от меня нырнула довольно крупная ондатра.

Тут же раздались детские вопли: «Смотрите, смотрите, водяная крыса вдоль берега плывет»! «Где, где, крыса»? – визжат мамаши, а папаши, побросав свою пикниковую трапезу, лихорадочно ищут свои мобильные телефоны, дабы запечатлеть ондатру, которая, давно нырнув, уплыла подальше от шумной компании.

Так вот, правило первое. Увидев какое-то животное в парке, не надо бурно выражать свои чувства, суетливо пытаясь его сфотографировать. Белки, бобры, ондатры, лисы, леменги, бурундуки и даже утки, которые зимой чуть ли не из рук брали у вас корм, не переносят громких криков и резких движений в их сторону. Понятно, что детям подавить свои эмоции на природе при виде водоплавающего или скачущего по веткам животного довольно сложно, но этому нужно учиться, если хотите как можно дольше получать удовольствие, наблюдая за какой-нибудь зверюшкой, а если повезет, то и снимок удачный сделать.

Вскоре дети замечают куда более интересный объект, чем плывущая вдоль берега ондатра, – это как корреспондент «Мой Дом Москва», облачившись в гидрокостюм, вешает себе пояс со свинцовыми грузами. Надевает маску с трубкой, специальные длинные ласты, наручный подводный компьютер, подводную фотокамеру и забрасывает в воду сигнальный красный буй с белой полосой. Впрочем, назначение буя понятно в основном владельцам маломерных судов, да и то для тех, кто сдавал экзамены в ГИМСе. Для несведущих поясню: сигнальный буй на воде означает, что на дне работают люди и приближаться к нему на моторной лодке ближе чем на 20 метров запрещено.

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве снаряжения для ныряния под воду

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве снаряжения для ныряния под воду

В Строгинской пойме разрешено купание только в специально отведенных для этого местах, где дежурят профессиональные спасатели, потому что это искусственный водоем, образовавшийся на месте песчаного карьера, вырытого в середине 30-х годов прошлого столетия для добычи песка. Поэтому рельеф дна здесь имеет ступенчатый характер. Можно долго идти от берега по колено в воде, а потом резкий пятиметровый обрыв. Если неожиданно оступиться в него и от внезапного испуга глотнуть воды, утопление происходит практически мгновенно. И такие случаи были тут не раз.

Но для тех, кто плавает и ныряет в специальном снаряжении, такой коварный рельеф дна не опасен. Потому как особенности его прекрасно видны через маску.
Как и предполагала, первые 20-30 метров от берега глубина не превышает одного метра. Прогревшаяся на поверхности вода вовсю цветет. Образовавшимся планктоном питаются мелкие рыбешки. В основном это окушки, плотвички, верхоплавки и бычки. Они чуть меньше ладони. Надеюсь, самое интересное впереди.

Вот и обрыв. Почти вертикальный. Дна не видно. Включаю наручный компьютер. Ставлю на шесть метров. Когда достигну этой глубины, «комп» начнет пищать – значит, глубже мне идти пока нельзя. Надо сначала, как говорят фридайверы, какое-то время «разныряться». Наши легкие не могут сразу принимать в себя большой объем воздуха для более длительного нахождения под водой. Но с каждым погружением «привыкают» все более и более к длительной задержке дыхания.

Три небольших частых вздоха и выдоха (вентиляция легких) – глубокий вздох и погружение с одновременной продувкой через нос, дабы плавно выравнивать давление воды на барабанные перепонки. Слой планктона остался позади. Взору открывается волшебный, фантастический подводный мир. Видимость отличная. Более 6 метров! Подводные коряги, обросшие мелким ракушечником, больше напоминают средневековые замки, на которые сверху льются зеленые, переливающиеся солнечные лучи, подобно прожекторам софитов.

Мой «бортовой космический компьютер» показывает 4,2 метра. Продолжаю погружение в неведомую бездну вдоль «зыбучих» песков, усеянных черными норами, из которых торчат «антенны инопланетян». Это рачьи усики.

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве подводный мир

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве подводный мир рыбы

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве подводный мир рыбы

зона отдыха Строгинская пойма лето в Москве подводный мир рак

Раки сидят тихо в холодке, но на закате выйдут на охоту и поползут из глубины на мелководье, в поисках пропитания. Отстегиваю от грузового пояса свинцовое грузило с фалом, к которому на поверхности прикреплен мой сигнальный буй. Начинаю подъем на поверхность. По тросу от буя, когда отдышусь, начну следующее погружений прямо к колонии раков, чтобы запечатлеть их на свою фотокамеру.

На поверхности все спокойно. Гидроциклов не видно. Их нужно опасаться больше всего. Только пара байдарок идущих вдоль берега. Отдышавшись пару минут, начинаю спуск вдоль троса на уже знакомую глубину. Но усачи явно не желают стать даже на секунду фотомоделями. Прячутся в свои норы.

Но их можно перехитрить. В одну из норок засовываю палец в неопреновой перчатке. Рак тут же впивается в нее своей «боевой клешней» .

Все знают, что у речных раков и морских крабов по две клешни. Но назначение у каждой свое. Самой большой и мощной рак защищается от противников, в основном своих же сородичей, а другой — более малой – разделывает пойманную добычу. Боевой клешней кусается довольно больно. Палец без защитной перчатки может прокусить до крови.
Осторожно вынимаю его из норы. Большой. С мою ладонь. Как бы сказали мои друзья, подводные охотники: «Зачетный! Годится к пиву»! Отпускаю рака. Делаю снимок. Перевожу фотокамеру в режим «видео» и тут замечаю довольно крупного бычка. Подплываю к нему. Но этот обитатель подводного мира не желает со мной общаться. Норовит «убежать» под ближайший топляк. Успеваю заснять его, прежде чем начать подъем на поверхность.
На глубине более пяти метров множество колоний двухстворчатых моллюсков. Они своеобразные чистильщики водоемов. Питаясь мельчайшими водными микроорганизмами, фильтруют воду. А большое количество раков в Строгинской пойме тому подтверждение.
Растительный водный мир заканчивается на глубине уже 3 – 4 метров. Глубже только песок и иловые отложения.

Тактика наблюдения за окружающей подводной флорой и фауной на малых глубинах несколько иная. Если хочешь увидеть какого-нибудь обитателя, например, ту же ондатру или стаю рыб, нужно залечь на дно и притвориться «затопленным деревом». На неподвижные подводные объекты ни рыбы, ни околоводные млекопитающие совершенно не реагируют, не видя в них никакой опасности для себя. Я не охотник. Мое оружие – фотокамера, а желанный трофей – удачный фотоснимок.

Нашла заросли какой-то водной растительности. Набрала полные легкие воздуха. Нырнула. Угнездилась в зарослях, превратившись в «затопленное дерево». Глубина 2,8 метра. Запаса воздуха в легких на полторы минуты. Конечно, не ахти какой результат для фридайвера…
Мимо проносятся небольшие стайки плотвичек. Совсем мелкий малек, как назойливая мошкара, бьется в стекло маски. Так и хочется им крикнуть: «Кышь, кышь, мелюзга»!
А вот и два больших карпа медленно плывут прямо на меня. Как коровы срывают губами свежие поросли растительности. Ну, давайте, голубчики, чуть быстрее! У меня уже воздух в легких на исходе! Словно услышав мои масли, «вожак» проплывает в нескольких сантиметрах от моей фотокамеры.

Ура! Есть кадр! В следующий заход ставлю режим съемки «видео». Ныряю. Вот они! Вожак подплывает совсем близко. Открывает рот. Непонятно, то ли ругается на меня, то ли здоровается. Радует одно – рыба совершенно не пугана и поэтому любопытна.
Два часа в воде пролетают быстро. Пора на берег. Надеюсь, что ондатру поймаю в объектив в следующий раз. И лучше, если под водой. Эти водяные крысы очень забавные существа. Они понимают, что ты для них не опасен, и подплывают совсем близко. Кружатся вокруг тебя, словно дразнят: «А ну-ка, догони»! Бобры, напротив, под водой ведут себя агрессивно. Прогоняют незваного гостя со своей территории. Норовят и за ласту порой укусить.

Отдыхавшее на берегу семейство собирает вещи. Переоделась. Быстро пролистала отснятый материал. Думаю, некоторые кадры восхитили бы заядлых рыбаков и любителей пива. Пора и мне домой.

Алина ФЕДОРОВА.

Фото и видео автора и Андрея ФЕДОРОВА.

 

Читайте также:

Пляж в Строгинской пойме: живописные берега и чистая вода

Строгинская пойма станет местом притяжения москвичей

Метка: ПСС «Строгино»