fbpx

Только первые пилоты

Продолжается XI-й Фестиваль московских спасательных служб «Созвездие мужества». Сегодня наш рассказ о пилоте вертолета Алексее Паршикове.

Честно признаюсь, когда речь заходит о пилотах вертолетов ГКУ «МАЦ» (Московский авиационный центр) Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы, которым ежедневно приходится работать в небе столицы в кризисных ситуациях: тушить пожары, экстренно эвакуировать пострадавших с места ДТП, тяжело больных людей из отдаленных населенных пунктов ТиНАО, невольно задумываюсь: «Как можно вообще в профессии воздушного спасателя определить лучшего»? И сам же отвечаю на свой вопрос: «Да никак!» Не придумана еще такая единица измерения. Да, и вряд ли, когда-либо будет установлена.

Все они лучшие из лучших. Все – мастера высочайшего класса. Потому, как в этой воздушной-спасательной службе нет даже понятия «второй пилот». Все они «КВСы» (командиры воздушного судна), с той только разницей: «Сегодня я командир на борту, а завтра – ты».

Забор воды вертолетом Ка-32А из озера вблизи деревни Песье в ТиНАО.

Живописное озеро недалеко от деревни Песье (ТиНАО). Середина ноября, а погода почти как летом. Солнышко не то, что светит, а натурально припекает. На небе ни облачка. Вот это повезло корреспонденту «Мой дом Москва» увидеть, можно сказать, воздушное шоу на спасательном вертолете Ка-32А  в исполнении пилота ГКУ «МАЦ» Алексея Паршикова.

Начальник отдела полетно-информационного обслуживания ГУК “МАЦ” Сергей Калякин

– Борт уже на подлете. Через 45 секунд будет над водоемом. Осуществит забор воды. Сделает круг и выльет водичку в указанное мной место, – рассказывает  начальник отдела полетно-информационного обслуживания ГКУ «МАЦ» Сергей Калякин. Именно его служба осуществляет информационное обслуживание борта вертолета. Проще говоря, корректировку пилота с земли.

Слышен шум винтокрылой машины. Вот он. Делает плавный разворот. Зависает над озером. Медленно снижается.

На подвеске длинной 30 метром в воду опускается водосливное устройство ВСУ-5.

– Почему именно «пять»? – задаю вопрос Сергею.

– Потому, что «бадья» емкостью в пять тонн.

Машина уходит на «боевой разворот».

– Пять градусов правее, – корректирует по радиостанции действия пилота Калякин, – а то журналиста промочишь, – улыбается Сергей.

Сброс воды на условную точку возможного пожара.

Сброс воды. Точно в цель. Но находясь даже на расстоянии почти в 100 метров от условной цели, до нас долетает прохладная водяная изморось.

– Так, одним заходом только одного пожарного вертолета можно сбить верховой огонь горящего леса в радиусе 100-150 кв. метров, – комментирует работу пилота Паршикова Сергей Калякин.

– Что еще нам сегодня покажет Алексей на своей «птичке»? – спрашиваю своего гида.

– Сейчас поедем на нашу вертолетную площадку в район поселение Щапово, там все и увидите.

В интриге начальнику информационного обслуживания вертолета Ка-32А не отказать.

Пятнадцать минут на авто и мы на месте. Обычная вертолетная площадка, примерно 50х50 метров, огороженная металлической сеткой рабицей. Чуть в стороне от нее искореженный остов легкового автомобиля, марку которого уже невозможно определить.

И снова в небе пилот Алексей Паршиков. Но теперь он не один. На земле бригада спасателей ГКУ «Пожарно-спасательного центра» (ПСЦ).

Боевой расчет спасателей Пожарно-спасательного центра готовится к прилету вертолета для разбора завала после условного ДТП. (Вертолетная площадка в деревне Щапово).

По сценарию произошло серьезное ДТП на оживленной трассе. Спасатели и медики уже эвакуировали пострадавших, но на проезжей части осталась груда искореженного «железа», затрудняющего движение. Разобрать его можно только с помощью «вертушки» со специальной подвесной системой ГРАПЛ (гидравлический захват).

Вертолет Ка-32А, пилотируемый Алексеем Паршиковым, уносит искореженный остов автомобиля с места условного ДТП.

Сейчас мне лучше делать фото, встав на одно колено. Иначе нисходящим потоком воздуха от винтов вертолета меня унесет в ближайший овраг и спасателям придется реально спасать журналиста.

Спасатели стоят плотно прижавшись друг другу, чтобы мощный поток воздуха от несущих винтов вертолета не сбил их с ног.

На подлете вертолета тройка спасателей стоит, плотно прижавшись друг другу, образовав единый «монолит», чтоб не раскидало мощным потоком воздуха от винтов вертолета в разные стороны. Обычно так они переходят бурный речной поток – воздушный не исключение.

Вертолет зависает над целью. Двое спасателей бегут в «мертвую зону» прямо под «брюхо» машины, находящейся на высоте 25 метров. Там нет ветра. Третий по рации корректирует действие экипажа.

Засекаю время. Захват «объекта». Подъем. Уход. На все про все – тридцать секунд!

Работа наземных спасателей в “мертвой зоне” заняла всего 30 секунд.

Ну, что тут сказать – работали профессионалы. На земле и в воздухе.

– Наши вертолеты привлекаются на все крупные пожары в высотных зданиях и промзонах, – рассказывает директор ГКУ «МАЦ» Кирилл Святенко. Решение о том, что необходимо применение авиации в том или ином случае, принимают в штабе пожаротушения на месте ЧС. Наши пилоты всегда готовы к вылету. Вертолетные площадки размещены так, что время подлета в любую точку столицы составляет 15-20 минут.

Более 70 крупных пожаров было потушены нашим авиационным учреждением: пожар на заводе «Серп и Молот», в «Вернисаже», в Измайлове, на складах тогда еще действующего Черкизовского рынка, а так же известные пожары 2010 года. Всех просто невозможно перечислить.

Не без гордости рассказал директор ГКУ «МАЦ» и новом пополнении вертолетного парка. На смену ветерану Ка-32 (1989 года выпуска), выработавшего свой ресурс, по решению мэра Москвы Сергея Собянина, город приобрел новую машину улучшенной модификации «КА-32А11ВС». По общему признанию, это один из лучших пожарных вертолетов, не имеющий мировых аналогов. Вместе с тем, нашим пилотам не придется переучиваться, потому как класс вертолета тот же.

КА-32А11ВС – безусловный лидер в своем классе. Призван выполнять работы в условиях плотной городской застройки, в труднодоступной горной и лесистой местности. Способен приземляться на палубы маломерных судов, площадки буровых платформ и неподготовленные труднодоступные точки. А еще он может управляться одним пилотом. А перегнать новый вертолет в Москву с завода-изготовителя было поручено как раз вашему сегодняшнему герою – Алексею Паршикову.

Алексей Паршиков работает в ГКУ «МАЦ» с 2017 года. В настоящий момент занимает должность инструктора-методиста-пилота летно-методического отдела. Имеет общий налет 2000 часов. За время летной работы освоил пять типов воздушных судов: МИ-8, МИ-24, МИ-26, Ка-27 и Ка-32А.

Пилот вертолета Ка-32А инструктор-методист-пилот Алексей Паршиков в кабине своей винтокрылой “птички”.

Принимал активное участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на территории города Москвы при тушении сложных пожаров на больших площадях. В настоящий момент большое внимание уделяет подготовке молодых пилотов, передавая им свой опыт и знания.

СПРАВКА

В оперативном управлении Московского авиационного центра Департамента ГОЧСиПБ  находится десять вертолетов: МИ-26, и КА-32А. Из них ежедневно в Москве дежурят два пожарных вертолета КА-32А и один в круглосуточном режиме.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото и видео автора.

 

Читайте также:

Точка взлета – Остафьево, или Как стать пилотом-спасателем?

Врачи-анестезиологи ГКУ «МАЦ» спасли жизнь прямо в воздухе

Метка: Алексей Паршиков