fbpx

Валерия Охотницкая: «На занятия чечеткой меня вдохновили голливудские мюзиклы»

Валерия Охотницкая: «На занятия чечеткой меня вдохновили голливудские мюзиклы»

Валерия Охотницкая

Талантливый человек талантлив во всем – это знаменитое выражение как нельзя лучше описывает героиню нашего  интервью Валерию Охотницкую. Она удивительно талантлива: поет, играет на трубе и бьет чечетку одновременно! Кроме того, Лера пишет музыку, стихи и пробует себя в качестве киноактрисы. О своем творческом пути, экспериментах и планах Валерия рассказала нашему корреспонденту.

– Валерия, с чего начался ваш роман с музыкой? Вы всегда мечтали стать артисткой?

– Мечты такой не было долгое время, но роман начался с детства – мама учила играть на фортепиано, потом в 9 лет отправили учиться в джаз-клуб «Геликон», в конце первого учебного года у меня состоялся сольный концерт. В 10 лет труба, потом два года музыкальной школы экстерном, чтобы получить официальное образование. Все вокруг говорили, что видят во мне артистку, кроме меня самой и моих родителей. Было понимание, что нужно освоить другую профессию, которая будет кормить. Поэтому поступила в экономический вуз, где получила две специальности «менеджмент» и «градостроительство», а также выучила английский, немецкий. Артистическая жизнь просто шла всегда параллельно – где-то больше, где-то меньше. Это дало мне право свободного выбора. Музыка – это выбор, а не единственный навык.

Валерия Охотницкая

– Как в вашей жизни появился такой инструмент как труба?

– Мне было 10 лет, мечтала быть палеонтологом/археологом, поэтому любила копаться везде в поисках ископаемых или сокровищ. В принципе, удалось раскопать кое-какие отпечатки и зуб мамонтенка. Так, у крестного, который занимался антиквариатом, в квартире была кладовка. Мы часто бывали у него в гостях, а это всегда застолья из контингента взрослых художников, меценатов, врачей, авторитетов, ученых, обсуждающих Золотой императив Канта, сверхчеловека Ницше, черную социологию Григория Климова и теорию относительности на все выше перечисленное. Когда разговоры немного притомили, я пошла в кладовку и «откопала» старую помятую трубу (корнет) завода Ленинград 1966 года. Мне ее стало жалко, почистила ее в ванной, дунула и получился звук. У всех взрослых сразу воспоминания пионерского детства, труба пошла по рукам, но у других получались только непристойные звуки. С ней пошли в джаз-клуб «Геликон» (в городе  Новокузнецк), где я тогда училась на фортепиано, там показали аппликатуру нот, дали первую песню – учи, играй.

– Вы из музыкальной семьи? Какие пластинки слушали ваши родители?

– Дома в Новокузнецке была достаточно большая коллекция винила, позже – аудиокассет. В основном эту коллекцию собирал отец, хотя он не был музыкантом – всю жизнь занимался разным бизнесом, в основном в строительстве, инженер-металлург. Мама – учительница музыки, она и была моим первым учителем. В доме звучала музыка Луиса Армстронга, Фрэнка Синатры, группы Queen, Bee Gees, Smokie, мюзиклы, классика, итальянские тенора, Игорь Корнелюк, Наутилус Помпилиус, Uma2rman, тюремный шансон и многое другое.

– Как происходила ваша меломанская эволюция – что любили в детстве, юности и сейчас?

– Все вышеперечисленное. Нет такого, что любовь детства вымерла в молодости (смеется). Со временем просто пополняется список. Из современных исполнителей я очень уважаю творчество группы Shortparis, нравится группа The Hatters и грамотный стёб Little Big.

Валерия Охотницкая

– Когда и как вы начали заниматься чечеткой? Почему именно этот вид танца?

– Я была фанатом мюзиклов Золотой коллекции Голливуда – Рита Хэйворт, Фрэд Астер, Джин Келли, Дональд О’Коннор. Эта красота завораживала. Мне казалось это невозможным, долго искала, где можно этому научиться. Счастливой случайностью оказалось, что в ДК рядом с домом преподают степ. Так я познакомилась с Валерием Викторовичем Калинкиным – он заслуженный артист России. Мне повезло, что он не только степист, но ранее гастролировал с народными танцами, в классическом балете.        

– Как удается одновременно совмещать вокал, игру на трубе и танцы? Сколько у вас ушло времени, чтобы подготовить такой номер?

– Идея пришла случайно. Был заказ на камерное выступление с классическим репертуаром, но без концертмейстера. Начала искать минусовки в интернете и наткнулась на версию «Неаполитанского танца» Чайковского, обработка в стиле латино. По настроению смотрю… тут место для проигрыша, тут место надо заполнить… а чем? Может, степ попробую? Концепция в голове сложилась, спросила у Валерия Викторовича – он одобрил! Просто понадобилась тренировка, как в спорте. На подготовку такого первого номера ушло тогда три месяца, потом полгода редакции на артистизм. Первый шаг – всегда сложный и долгий. Дальше мне нужна была некая визитная карточка – с этой позиции и был создан «Кейптаунский порт», где добавила вокал. Еще сложнее, но от этого еще больше азарта, когда он получился. На него ушло четыре месяца с учетом перерывов.

– Вы пишете авторскую музыку – расскажите о ней. Чьи стихи планируете использовать для создания песен?

– Потихоньку начинаем делать авторский материал. Работаем совместно с Алексеем Некрасовым – он композитор, аранжировщик, мой старый друг детства. Единого стиля пока нет – каждая песня как отдельный продукт. Где-то будет совмещаться труба со степом, где-то оперный вокализ – будем думать. Главное, чтобы красиво получилось в результате. Стихи пока пишу самостоятельно – русские и английские. 

– Планируются ли на ближайшее время релизы ваших авторских работ?

– В феврале, готовим первую EP: четыре песни разного стиля.

– Откуда вы родом?

– Как из песни: Нам счастье досталось не с миру по нитке, оно из Кузбасса, оно из Магнитки. Вот там и родилась – Новокузнецк, Кемеровская область. 

– Как вам современная столица? Есть ли в ней любимые места?

– Москва – это моя вечная любовь с первого взгляда, которая началась с Патриарших прудов и расширилась до обновлённой Мясницкой, Маросейки, Чистых прудов. О Москве можно писать поэму. От планировки Ле Корбюзье с большими расстояниями и проспектами в Ясеневе, до квартальной застройки новых микрорайонов средней этажности. Зеленые кислородные пятна лесопарков и ностальгический запах труб промышленного города в Капотне. Отражение блеска розового заката от стекол башен Москва-Сити и золотых куполов церквей, соединённых в картинке между домами на пешеходном переходе Покровского бульвара. Мне нравятся новые изменения. 

Продолжите фразу:”МОСКВА ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ГОРОД, КОТОРЫЙ”…

– Где за углом найдешь то, чего нет ни в одном городе мира. Эту фразу я позаимствовала у одного из преподавателей Вышки (НИУ-ВШЭ) по территориальному планированию. Привыкла смотреть на город в каждой его детали и созерцать его масштабность.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Амария: «Москва – город, который вобрал в себя все многообразие великой страны»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *