fbpx

Роман Нестеренко: «Москва – это город, который всегда удивляет»

Роман Нестеренко: «Москва – это город, который всегда удивляет»

Роман Нестеренко

26 ноября на экраны страны выходит военно-историческая драма «Клятва» режиссера Романа Нестеренко. Фильм, который уже называют русским «Списком Шиндлера». О картине и о Москве – наша беседа.

Роман  Нестеренко
Роман  Нестеренко

– Роман, почему вы обратились к этой сложной, трагической теме и решили рассказать о периоде Великой Отечественной войны через судьбу врача-психиатра Балабана?

– Я был совершенно восхищен личностью Наума Балабана и очень удивлен тем, что его история и подвиг в нашей стране были незаслуженно забыты. В то время у меня планировались довольно серьезные проекты для центральных каналов, но работа над фильмом «Клятва» меня захватила полностью и от них пришлось отказаться. И чем больше мы углублялись в материал, тем глубже понимали какой величины и масштаба была личность этого человека – врача-психиатра Наума Балабана, главного врача Симферопольской психиатрической больницы, профессора, великого гуманиста и ученого. Закончив Мюнхенский университет, будучи учеником выдающегося психиатра Эмиля Крепелина, одного из основоположников психиатрии (наряду с Зигмундом Фрейдом) Наум со своей женой, княжной Елизаветой Нелидовой вернулся в Россию, в Крым, где сразу начал бороться с эпидемией холеры. После революции возглавил психиатрическую клинику, состоящую из пары бараков и полсотни всеми брошенных, никому ненужных больных. За 10-15 лет Балабан превратил эту больницу в большой больничный городок, который занимал пол центра Симферополя, со множеством лечебных корпусов, парком, розарием, подсобным хозяйством, производственными мастерскими, университетом. Количество пациентов достигало 3 тысяч и около тысячи персонала. Но лекарств для психических больных тогда не существовало, нейролептики изобрели только в 50-х годах. Больных Балабан лечил добрым словом, сном, гипнозом, трудом, искусством, социализацией, но главное – любовью! Процент выздоровления доходил до 80%! Авторитет профессора Балабана был огромен. К нему ехали со всей страны. Очень многие руководители партии и правительства обращались к нему за помощью. Это позволило Науму спасать людей от НКВД во время репрессий, ставя им психиатрические диагнозы. Потом он спасал самих НКВДшников от самих себя, когда там начались чистки. Когда началась война, он не поехал в эвакуацию, зная, что по нацистским законам психические больные подлежат уничтожению. Он начал выписывать больных, расселять их по семьям. Когда немцы объявили о сборе евреев, он начал спасать их, хотя сам будучи евреем мог погибнуть в любую минуту. Удивительный и потрясающий человек. Он совершал подвиг каждый день, совершенно не думая об этом. Каждый день мог быть последним, но он рисковал и не останавливался ни перед чем и ни перед кем. И это я вам рассказываю о нем только вкратце.

Роман  Нестеренко

Рассказать об этом человеке в фильме для меня стало делом чести. Это было очень сложно, но очень важно.

– Картину обязательно надо посмотреть. Но давайте вернемся к вопросам, связанным с нашим замечательным городом. Судя по  биографии, вы хорошо поездили по бескрайним просторам нашей Родины. Работали и на Дальнем Востоке, и в Ростове, а учились в Тюмени. Где вам комфортнее всего жилось?

– Вы забыли еще Ульяновск. Там я родился и закончил школу. Комфортнее, конечно, там где есть любимое дело и где ты счастлив. Сейчас это, конечно, Москва. Но я должен сказать, что все эти города в свое время имели очень важное значение для меня и все были и есть по-своему уникальны. Я их очень люблю и вспоминаю с теплотой. И если есть возможность, то и приезжаю с удовольствием. Ульяновск – это огромная бескрайняя Волга. Невероятной красоты. Нигде больше такой реки нет.

Тюмень – ворота Сибири. Там совершенно уникальные люди. Учителя такого высокого уровня, что начинаешь понимать, кого и за что ссылали в нашей необъятной родине, подальше от центра. На Дальний Восток я ехал сознательно, потому что уже тогда понимал, вряд ли я когда-то туда вберусь, так почему же не сейчас? И поехал. И не ошибся. С Военным театром мы объехали весь Дальний Восток, от Магадана до Байкала, были в закрытых городах и сверхсекретных гарнизонах, которых даже на карте не было. Нет слов, чтобы передать все, что я там увидел. У нас такая огромная и красивая страна, что не хватит ни одного интервью, чтобы это описать. Ростов-на-Дону – это вообще отдельный ни на что не похожий город в нашей стране. Там всегда солнце. Там всегда тепло. Там всегда люди веселы и беспечны. И с прекрасным юмором. Город настольно многонационален, все нации перемешаны друг с другом веками, там не может быть никаких национальных конфликтов, тебя просто засмеют, все всех любят. Там очень сильный театр, звезд, которые там работали – не сосчитать. Там мы с другом Владиславом Ветровым (театр «Современник») сняли свой первый фильм: «Куба далеко». Сняли почти бесплатно, «на коленке». Но он сыграл очень важную роль в нашей дальнейшей судьбе.

–  Когда приехали в Москву? Как она вас встретила?

– В Москву я, так или иначе, начал перебираться 20 лет назад, когда поступил на режиссерский факультет «Щукинского театрального института». Еще какое-то время жил на два города: Ростов и Москва. Но потом попал на стажировку режиссеров телесериалов компании «SONY PICTURES» в компании Амедиа. Ее вели серьезные американские продюсеры и надо уже было выбирать. Потом было много работы в длинных сериалах и Москву я видел только из окна машины, когда поздно вечером возвращался из кинопавильона. Или рано утром. Потом уже я постепенно ощутил саму Москву. Москва, конечно, отдельная страна. Проехав почти всю страну до этого, я ощутил очень сильную разницу  Москвы от всей остальной России.  Вначале мне даже было «за державу обидно». Но постепенно я ее очень полюбил. За ее ритм, за то, что нельзя останавливаться, все в движении, все в тонусе. Да и в кино люди в основном «понаехавшие».

Роман  Нестеренко

–  Ваши любимые места столицы, часто ли их посещаете?

– Москва стала очень красивой и современной. Но я люблю старую Москву. Переулки Арбата, где учился, переулки Таганки, Лубянки, Тверской. Сейчас я работаю над проектом с названием «Тверская» для НТВ. Изучаю, легенды, архитектуру, историю этой улицы. Люблю парки, скверы, бульвары – очень часто выбираемся и долго гуляем. Люблю Третьяковку и Пушкинский музей, когда есть возможность, хожу по ним часами.

– Продолжите фразу: «Москва – это город, который….»

… всегда удивляет. Каждый найдет в этом городе свое любимое и неповторимое.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Сергей Давыдов: «Москва – город безграничных возможностей»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *