fbpx

Парк Покровское-Стрешнево на севере столицы. Крайний раз был тут в конце апреля, когда копали новые пруды. Рабочие прокладывали пешеходные дорожки и маршруты для велосипедистов. Девочки-волонтеры высаживали деревца вдоль аллей.

Месяц спустя.

Первым делом обратил внимание, что береговые линии всех прудов пологие, выложены галькой и засыпаны песком. Идеальный выход для утят! Видно, что строители учли рекомендации экологов и зоозащитных организаций Москвы. Раньше при благоустройстве прудов берега обрамляли бордюрным камнем – маленькие утята не могли выйти на берег и погибали от переохлаждения. Теперь эта проблема полностью устранена.

При входе в парк Покровское-Стрешнево, которому более ста лет, расположен прокат велосипедов на любой возраст, самокаты и даже мини электромобили. Цены на прокат вполне приемлемы.

Возле прудов разбиты лужайки, на которых высажены раскидистые ивы. Хочешь загорай, а хочешь отдыхай в тенечке. Для детей несколько игровых площадок. Уютные беседки. Для любителей пикников создана «шашлычная зона». Она находится в стороне от основных зон отдыха и велодорожек, так чтобы основная масса отдыхающих не дышала дымом от шашлычных мангалов.

– Пойдем кормить бобриков, – тянет за руку отца мальчуган лет пяти.

– Нет тут никаких бобров.

– Миша, они были, но ушли. Кушать травку в другое место. Покушают и снова вернутся. Пойдем уточек смотреть, – успокаивает сына мама.

Счастливый Миша, забыв про бобров, бежит по дорожке смотреть уточек.

Интересно права ли мама Миши, что бобры ушли «кушать травку». Помнится лет десять назад на речке Химка действительно жила семья бобров.

Река Химка

Неторопливо несет свои воды. Селезень чистит крыло на берегу. Мама-утка, поругавшись для порядка на корреспондента «Дом, в котором я живу», угомонилась.

Мне очень неудобно, что вторгся в ее «владения». Тихо отхожу в заросли ивняка. Отсюда мне видна река, утиное семейство, трясогуски, ловящие мошек для своих птенчиков, и отдыхающие горожане, идущие по деревянному настилу «экологической тропы» вдоль левого берега речки.

Вечереет. Утка зовет разыгравшихся деток на ночлег. Утята выходят их воды. Сбиваются в стайку. Но два самых, озорных никак не хотят выходить из воды. Ныряют. Ловят водяных жучков и водомерок. Мама-утка нехотя заходит в воду. Выгоняет сорванцов на песчаный берег. Накрывает деток крылом.

Тишина. Но не долго.

Хрусть-хрусть – слышу за спиной. Ондатра обнюхивает мою сумку-рюкзак. Подходит к ногам. Встает на задние лапки, исследуя мои колени. Сижу не дыша. Малейшее движение «разведчица» тут же растворится, словно ее и не было.

Ушла. Теперь можно вздохнуть и отогнать назойливых комаров.

Но, вдруг, в метре от меня в воду прыгает «большой зверь». Бах! Хвостом по воде. Аж, волна по воде пошла.

«Кря-кря», – сказала мама-утка. Соловей умолк.

Сижу. Не дышу. Накрапывает дождик. Долго ли коротко, вновь запел соловушка. И словно по его команде бобровая семья принялась за дело.

Эх, ничего не видно! Только слышать могу. Тащит зверюшка ветку. Остановилась. Рюкзак мой заинтересовал. Своими лапочками открыть хочет.

«Сыть-сыть» – свистнул отец-бобр. Бобренок оставил мой рюкзак в покое. Потащил свою ношу дальше.

Светало. Соловушка умолк.

Домой мне пора.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото и видео автора.