Москвичу вернули машину, отнятую за чужие долги

В самом начале 2020 года мы опубликовали материал под названием «У москвича отняли машину за чужие долги». Сейчас в этой совсем не тривиальной истории поставлена точка, и мы можем поведать читателям, чем все закончилось.

Предыстория

Напомним вкратце «содержание предыдущей серии». Купить машину, обремененную залогом, и «попасть на бабки» – такое в нашей реальности случается. Однако Юрий Гришин купил абсолютно «чистый» Mersedes-benz GL 350 4MATIC. На момент покупки – 12 сентября 2014 года – никаких обременений на «Мерседесе» не было. Единственное, что могло насторожить, – это дубликат ПТС, выданный взамен утраченного оригинала. 

Буквально через пару недель эти обременения возникли. 7 октября в Реестре залогов появляется запись о том, что машина была заложена калининградцем Алексеем Межуем в «Коммерческом банке Европлана». Обращает внимание то, что в ПТС, который на руках у Юрия, этого владельца нет вообще.

А еще через неделю, 14 октября, появляется еще одна запись – тот же автомобиль был заложен в «Россельхозбанке». На этот раз в залог его отдал бывший владелец, ООО «Неманский». Между ним и Юрием Гришиным мелькает еще один владелец, калининградец М. Н. Малышев, который и сдал машину в салон на продажу.

По иску «Коммерческого банка Европлана» автомобиль арестовали в январе 2017 года. Судья не поленилась поднять документы, привлекла Юрия в качестве соответчика и вынесла решение: признать залог «Мерседеса» ничтожной сделкой и вернуть его Юрию Гришину. Основание – транспортное средство не принадлежит Алексею Межую, следовательно, он не мог его заложить.

Однако со вторым кредитом история затянулась. Автомобиль снова конфисковали, на этот раз по иску «Россельхозбанка». Как пояснил нам юрист Станислав Сухинин, представляющий интересы Юрия, отношения между кредитором и должником по закону являются тайной. Поэтому Юрий – несмотря на то, что он является истинным владельцем автомобиля, – не имеет права принимать участие в судебном разбирательстве. В первом случае судья сама проявила инициативу и вызвала его, а во втором – нет. Ее право!

Таким образом, суд вынес решение – отдать автомобиль банку. А банк, в свою очередь, продал долг Андрею Курепову, юристу, который занимается взысканием и реализацией долгового имущества. По состоянию на начало января ситуация была такова: есть спорное имущество – автомобиль. Есть добросовестный приобретатель – Юрий Гришин. Автомобиль был заложен  уже после покупки, так что Юрий не знал и не мог знать о залогах. То есть все козыри были на руках у нашего героя. Ну, а Андрей Курепов, будучи грамотным юристом, хорошо знающим всю эту «кухню», в беседе со Станиславом Сухининым сказал так: «Если я буду с вами судиться, то мне надо лететь в Москву и платить все судебные издержки. А если вы хотите отсудить свой «Мерседес», то это вам надо прилетать в Калининград и платить. Так что я лучше посижу в своем офисе и подожду, чем дело закончится».

Купил долг и остался с носом

Однако после нашей публикации Андрей Курепов все-таки приехал в Москву и встретился с Юрием и его представителем. Внимательно ознакомился с документами, особое внимание уделив срокам.

– Если бы залог был взят до покупки Юрием автомобиля, то у нас бы ничего не получилось, – поясняет Станислав Сухинин. – Даже несмотря на то, что запись в Реестре залогов появилась позже. Счет шел буквально на дни: если бы «Мерседес» простоял в салоне на две недели дольше – Юрий никогда уже не смог бы его отсудить.

А так Андрей Курепов согласился: да, ребята, вы правы. Подавайте на меня иск, я напишу, что я с ним согласен. Более того, он предложил Юрию грамотную формулировку искового заявления «прошу признать прекращенным залог автомобиля». Эта формулировка позволяет не только забрать автомобиль, но и дальше распоряжаться им, например продать. Иначе машину могли вернуть, но оставить в реестре заложенного имущества со всеми вытекающими ограничениями.

А заодно Андрей рассказал, как это дело выглядело с его стороны.

Оказывается, ООО «Неманский» заложило в «Россельхозбанк» не один автомобиль, а целых три. Во-первых, Mersedes-benz GL 350 4MATIC, принадлежащий Юрию Гришину, оцененный в 2 316 819,20 рубля. Во-вторых, еще один Mersedes-benz R 320 CDI MATIC, оцененный в 917 014,40 рубля. И в-третьих, экскаватор JCB JS130LC с продажной стоимостью в 565 119,20 рубля.

Так вот, Андрей Курепов купил этот долг, ориентируясь именно на «Мерседес» Юрия. И дело не только в высокой цене, которая значительно перекрывает стоимость двух других машин. Дело в том, что про эту машину было известно, где она находится.

– Экскаватор не видно вообще, он работает на стройках, на камеры не попадает, – пояснил Станислав Сухинин. – Со стройки на стройку его перевозят в кузове большегруза. Поэтому где он работает, на каких именно стройках – неизвестно. Второй «Мерседес», R 320, тоже перед камерами не «светился», и где он – кто знает! Может, в гараже стоит. А может, его вообще уже в природе не существует. Во всяком случае, на дорогах он давно не появлялся.

А этот Mersedes-benz GL 350 перед камерами мелькал постоянно – Юрий ведь на нем ездил! Вот он, родненький, на московских улицах. А чаще всего его «секут» в районе Люберец – там Юрий живет. А вот на камерах и двор, где он постоянно паркуется. Поэтому у Андрея даже сомнений не возникает: даже если два других автомобиля так и не найдутся, все равно в руках у него будет журавль – «Мерседес» стоимостью два миллиона рублей.

И вот оказалось, что журавль-то – фальшивый! Что у него есть законный владелец и что ООО «Неманский», который его заложил, не имел права это делать.

Пострадавшие есть, ответчиков – нет!

Из-за режима самоизоляции дело затянулось, суд состоялся только 27 июля. Все действительно прошло как по маслу и без лишних расходов: Юрий и Станислав в Калининград не поехали, сообщили, что согласны на рассмотрение в свое отсутствие. Ответчик направил письмо, которое в переводе с юридического на русский гласило: «они кругом правы, я со всем согласен, претензий не имею». Вердикт судьи – иск Юрия Гришина удовлетворить, залог признать прекращенным.

Вроде все хорошо? Вроде, да не совсем. В этом деле оказалось два пострадавших.

Во-первых, это, как уже говорилось, Андрей Курепов. Купил долг только ради «Мерседеса», который казался таким надежным, таким железобетонным и вот – уплыл из рук. Две другие машины найти практически нереально, следовательно, денежки – тю-тю. И вопрос, с кого их спрашивать. С банка, за то, что не проверил автомобиль перед тем, как выдать кредит? Так, по идее, сам-то тоже должен был проверить! 

Во-вторых, пострадавшим оказался Юрий. Машина полгода стояла на штрафной стоянке. Все ее три аккумулятора разрядились в ноль. Особенность этой модели состоит в том, что аккумуляторы ее поддерживают, поэтому без подпитки электричеством она опустилась так, что днищем практически касается земли. Теперь ее остается только продать, причем отнюдь не за заявленные два миллиона. В общем, налицо потеря товарной стоимости. И с кого ее спрашивать? С судебных приставов, которые ненадлежащим образом хранили имущество? Так они действовали строго в рамках закона. Не их вина, что у них нет условий для бережного хранения конфискованных залогов. С Курепова? Он тут тоже ни при чем.

Интересная фирма

Не могу удержаться и не сказать пару слов о главном антагонисте этой истории – фирме ООО «Неманский» и ее генеральном директоре Леониде Горбачеве. Согласно реестру, фирма занималась выращиванием однолетних культур. Почему при такой деятельности она владела экскаватором – не очень понятно. Котлованы под картошку копать? «Мерседесы» еще можно было бы объяснить, начальство ездило…

Во второй половине 2014 года ООО «Неманский» развивает бурную деятельность: сначала получает дубликат ПТС на «Мерседес», на следующий же день продает его Малышеву. А в октябре каким-то образом закладывает в «Россельхозбанк».

Ну, а летом 2019 года ООО «Неманский» было ликвидировано.

– Ликвидация фирмы тоже сыграла в нашу пользу, – поясняет Станислав Сухинин. – Дело в том, что по закону ликвидировать фирму, на которой висит долг и у которой есть имущество в залоге, нельзя. Банкротить – можно. А ООО «Неманский» налоговые органы просто сняли с учета, и все.

Это обстоятельство дает Андрею Курепову небольшой шанс отыграться: подать в суд на налоговые органы и потребовать ответа за то, что они ликвидировали фирму, которая ему, Курепову, должна. Поэтому какой-то шанс вернуть потерянное у него есть.

А вот у Юрия нет даже этого. Ему никто никогда не возместит потраченные нервы, расходы на юриста и сильно потерявшую в цене машину.

И совершенно непонятно, как бороться с такой аферой. Сейчас легко найти массу инструкций о том, как надо проверять автомобиль перед покупкой, куда делать запрос, какие сайты смотреть. Но как уберечься от настоящих, грамотных аферистов, которые заложили в банк чужое имущество и благополучно ликвидировались? И кто в данном случае банк – соучастник или обманутый?

Еще хочется спросить: что за однолетники они там выращивали?

 

Майя Пчелкина.

Фото из открытых источников.

У москвича отняли машину за чужие долги

Покупка автомобиля с обременением – история, увы, далеко не редкая. Интернет пестрит советами: на что обратить внимание при покупке машины, что должно насторожить покупателя, по каким каналам можно проверить транспортное средство. Однако история, которая случилась с автомобилем Юрия Гришина, выбивается из общего ряда. Его «Мерседес» отдали в залог люди, не имевшие на это никакого права.

Преамбула

Итак, в 2014 году Юрий купил Mersedes-benz GL 350 4MATIC. Купил в автосалоне «Fresh на Дмитровке» (в настоящий момент этот салон ликвидирован). Надо отметить, что как минимум один «звоночек» все-таки присутствовал – оригинал паспорта транспортного средства был утерян, и новому владельцу дали дубликат. Однако салон гарантировал юридическую чистоту автомобиля. И не соврал! На момент покупки действительно никаких зарегистрированных обременений на машине не было. Они возникли позже.

Есть в интернете полезный ресурс – Реестр залогов. В нем можно посмотреть, какие залоги взяты на движимое имущество. Но! На момент покупки никаких записей не имеется.

Следите за датами!

2012 год – на свет появился автомобиль Mersedes-benz GL 350 4MATIC. Первых владельцев называть не будем, скажем лишь, что в апреле 2013 года его купило калиниградское предприятие ООО «Неманский». Упоминать эту фирму можно смело, поскольку летом 2019 года она была ликвидирована.

14 августа 2014 года – выдан дубликат ПТС взамен утраченного. Согласно этому ПТС, автомобиль 14 августа 2014 года был зарегистрирован на ООО «Неманский». Штамп о постановке автомобиля на учет в ГИБДД и дата снятия с учета отсутствуют. Это означает, что у ООО «Неманский» были только право владения и право распоряжения транспортным средством. А вот права пользования – не было, то есть ездить на нем они не могли.

15 августа 2014 года – автомобиль зарегистрирован на имя Малышева М. Н., жителя Калининграда, который купил его у ООО «Неманский». Он снят с учета 13 сентября 2014 года.

В сентябре калининградский «Мерседес» оказывается в Москве в салоне «Fresh на Дмитровке». Салон себя в качестве владельца не регистрирует – это нормальная практика. Просто в ПТС в графе «особые отметки» ставится штамп.

12 сентября 2014 года – москвич Юрий Гришин покупает «Мерседес» в салоне «Fresh на Дмитровке» и на следующий же день ставит на учет.

реестр залогов
Скрин сайта Реестра залогов РФ. Запись об обременении «Мерседеса» внесена после покупки авто Юрием Гришиным и оформлена на предыдущих владельцев.

7 октября 2014 года – в Реестре залогов появляется запись о том, что калининградец Межуй Алексей Леонидович взял кредит в банке «Коммерческий банк Европлан» в два миллиона рублей на покупку… того же самого автомобиля! В ПТС сей товарищ отсутствует. Впрочем, как отсутствуют там еще несколько владельцев, которые были у этого авто с 2012 года по август 2014-го.

14 октября 2014 года – в Реестре залогов появляется еще одна запись, на этот раз ООО «Неманский» закладывает этот же самый автомобиль (которым уже целый месяц владеет Юрий Гришин) в «Россельхозбанк».

Интересно, правда? Сразу возникает ряд вопросов. Например, ООО «Неманский», согласно реестру, занимался выращиванием однолетних культур, а вовсе не перепродажей автомобилей. Как впоследствии установил суд, авто было приобретено 9 апреля 2013 года. Что с ним происходило в это время и кто на нем ездил – неизвестно. Оригинал ПТС, в котором могли быть эти записи, исчез.

Каким образом банк выдал кредит? На каких условиях? Под какие цели? Видел ли представитель банка, принимавший решение о выдаче кредита, сам автомобиль, и если видел, то какой?

Ну и конечно, при каких обстоятельствах был утерян ПТС?

То есть как раз в то самое время, когда Юрий ездил на своем «Мерседесе» в Москве, в далеком Калининграде какое-то ООО (которое в ПТС отсутствует) продало этот автомобиль Межую (который тоже там отсутствует), а Межуй тут же пошел в банк, который и выдал ему два миллиона российских рублей. Причем отмечается, что «На момент заключения договора покупатель проверил, и его удовлетворяет и внешний вид, и техническое состояние автомобиля».

– И банк, конечно, тоже должен был проверить, в порядке ли автомобиль, – поясняет юрист Станислав Сухинин, который вызвался представлять интересы Юрия. – А вдруг он попал в ДТП и совершенно разбит? А вдруг там уже груда металлолома? Это вопрос к службе безопасности банка!

Первый суд

Третье января 2017 года. Праздничные дни. Юрий безмятежно едет по своим делам, как вдруг его останавливают сотрудники ГИБДД и говорят: мол, на этот автомобиль наложили арест судебные приставы, потому как он числится как заложенный по кредиту. Так что выходите, дорогой товарищ, из машины.

– В случае с Межуем нам попалась очень грамотная судья, – поясняет Станислав Сухинин. – Она привлекла Юрия Гришина в качестве соответчика. И решение было вынесено в нашу пользу.

Итак, большое спасибо судье Светлане Авимской Ленинградского районного суда города Калининграда! Она сделала соответствующие запросы и вынесла решение: «…договор купли-продажи от 6 октября 2014 года между ООО «Балтавторг» и Межуй А. Л. является мнимой сделкой, договор залога транспортного средства от 6 октября 2014 года между истцом и Межуй А. Л. является ничтожной сделкой <….> так как предметом залога являлось имущество, не принадлежащее залогодателю». Господину Межую предписано выплатить банку задолженность в сумме 1 334 733 рублей плюс госпошлину – 14 873 рубля, при этом предмет залога отсутствует. Как с этим разберется банк – его проблемы.

Второй суд

Но на этот же «Мерседес» был взят еще один кредит!

И в одно прекрасное утро Юрий вышел во двор – а машины-то и нет!

– Сначала я подумал, что его вообще угнали, – рассказывает он. – Пошел в полицию писать заявление. Хорошо, пришел сотрудник полиции, который сказал: «А я вас ищу! Там ваш автомобиль судебные приставы забрали».

На этот раз с судьей не повезло. Суд состоялся опять в Калининграде, Юрия к судебному процессу не привлекали и даже не поставили в известность (а ведь установить имя владельца «Мерседеса» и его адрес не составляет труда – покупка оформлена в рамках правового поля).

Не помогли и обращения к прошлому суду! Вот случай, когда англосаксонское прецедентное право имеет преимущество перед российским процессуальным! Но у нас оно, увы, не действует.

«Это уже другой кредит, – сказали ему. И другой суд. И вы к нему никакого отношения не имеете!» К суду не имеет, но машина находится в собственности и Юрий Гришин признан добросовестным покупателем.

– Сейчас же мы не вправе получить какую-либо информацию на этот счет! Дело в том, что по закону отношения между кредитором и должником являются тайной. И получается парадоксальная ситуация: автомобиль, которым владеет Юрий, находится в залоге, а нам говорят: вот этот кредит дал, вот этот кредит взял, а вы кто?! – комментирует Станислав Сухинин. И начинает загибать пальцы. – Здесь есть три несостыковки. В залог автомобиль поставил ООО «Неманский». Исполнительный лист выдан в отношении должника – Горбачева Леонида Евгеньевича, генерального директора этого предприятия. А имущество отчуждают у третьего лица – Гришина, который не имеет никакого отношения ни к ООО «Неманский», ни к Горбачеву, и купил автомобиль на законных основаниях!

И опять-таки вопрос к службе безопасности «Россельхозбанка». На этот раз два: во-первых, был ли проверен факт наличия автомобиля, в каком состоянии находится предмет залога? А во-вторых, как так получилось, что вы выдали кредит под автомобиль, который уже был заложен в другом банке?

Предположения

Здесь можно предположить, что на эту машину каким-то образом был получен не один дубликат ПТС, а как минимум три. Причем с разным набором владельцев.

По одному дубликату машина была продана Малышеву, от него поступила в салон «Fresh на Дмитровке» и была куплена Юрием.

По второму дубликату «Мерседес» остался во владении ООО «Неманский» и был им заложен в «Россельхозбанк».

В третьем дубликате фигурируют уже ООО «Балтавтоторг» и Межуй А. Л. По этому дубликату автомобиль был заложен в «Коммерческий банк Европлан».

 

Есть ли на свете еще дубликаты ПТС, какие еще обременения могут оказаться на «Мерседесе» и кто во всем этом виноват – науке это неизвестно.

Впереди еще один суд

Итак, ситуация на сегодняшний день такова. «Россельхозбанк» суд выиграл и продал долг физическому лицу калининградцу Андрею Курепову. Судебные приставы забрали автомобиль у Юрия для погашения долга Горбачева Л. Е. перед новым взыскателем. Юрия в известность не поставили.

Машина стоит под арестом, в ней, кстати, находятся личные вещи Юрия – ключи и компьютерное оборудование. Приставы отдавать их категорически отказываются. С другой стороны, приставы требуют у Юрия документы и ключи на машину, хотя тот не является стороной исполнительного производства. Это маленькая юридическая «игра в одни ворота» – как в суд вызывать и машину арестовывать, так третье лицо, а как ключи отдавать, так пожалуйста.

Мы спросили у Станислава, что теперь он и Юрий собираются делать? Есть спорное имущество – автомобиль. Есть добросовестный приобретатель – Юрий Гришин, у него есть и договор купли-продажи, и регистрация в ГИБДД. Кроме того, мы помним, что запись в Реестр залогов внесена уже после покупки автомобиля, то есть Юрий не знал и не мог знать о залогах. Все козыри на руках. Что в этой ситуации может предпринять Андрей Курепов, который всего лишь владелец долга?

– Я общался с ним, это грамотный юрист, который хорошо знает всю эту кухню, – рассказал Станислав. – Он сказал так: если я буду с вами судиться, то мне надо лететь в Москву и платить все судебные издержки. А если вы хотите отсудить свой «Мерседес», то это вам надо прилетать в Калининград и платить. Так что я лучше посижу в своем офисе и подожду, чем дело закончится.

Поэтому сейчас ему направлена досудебная претензия. В ней юрист Станислав Сухинин ссылается на статью 352 ГК РФ, которая гласит: «Залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога». Напомним, что на момент покупки записей об обременении не было.

Чем окончится новая история и когда автомобиль вернется к своему владельцу – неизвестно.

 

Яна МАЕВСКАЯ.

Фото из открытых источников.

 

В распоряжении редакции имеются следующие документы:

– решение суда по делу №2-2428/2017 (иск «Европлана» к Межую А. Л.);

– распечатка записей в Реестре залогов (сайт reestr-zalogov.ru);

– досудебная претензия к Курепову А.;

– фотокопия ПТС «Мерседеса», принадлежащего Юрию Гришину.

 

Справка:

По состоянию на 9 января 2020 года сайт banki.ru подобрал 370 предложений дать денег под залог автомобиля. Сумма варьируется от 5 миллионов до 500 тысяч, ставка чаще всего около 9 процентов, но бывает и выше. А это означает, что нарваться на автомобиль с обременением вполне реально.

Проверить автомобиль можно несколькими способами.

Во-первых, как уже говорилось, на сайте reestr-zalogov.ru. Надо ввести VIN, и ресурс выдаст информацию.

Во-вторых, обратиться в Федеральную службу судебных приставов. Для этого необходимо знать фамилию и номер паспорта владельца.

В-третьих, ГИБДД не имеет права ставить на учет автомобиль с обременением, поэтому у них есть вся информация на этот счет. Для обращения потребуется ПТС машины.

Кроме того, есть платные ресурсы, которые тоже могут предоставить такую информацию.

Такие достаточно простые действия уберегут вас в 99 процентах случаев. К сожалению, герой нашей истории в этот процент не вошел.

 

 

 

Читайте также:

США хотят расчленить Россию

Подземный колокольный звон на Проклятом месте

Метка: приставы