fbpx

Москвичу вернули машину, отнятую за чужие долги

Москвичу вернули машину, отнятую за чужие долги

В самом начале 2020 года мы опубликовали материал под названием «У москвича отняли машину за чужие долги». Сейчас в этой совсем не тривиальной истории поставлена точка, и мы можем поведать читателям, чем все закончилось.

Предыстория

Напомним вкратце «содержание предыдущей серии». Купить машину, обремененную залогом, и «попасть на бабки» – такое в нашей реальности случается. Однако Юрий Гришин купил абсолютно «чистый» Mersedes-benz GL 350 4MATIC. На момент покупки – 12 сентября 2014 года – никаких обременений на «Мерседесе» не было. Единственное, что могло насторожить, – это дубликат ПТС, выданный взамен утраченного оригинала. 

Буквально через пару недель эти обременения возникли. 7 октября в Реестре залогов появляется запись о том, что машина была заложена калининградцем Алексеем Межуем в «Коммерческом банке Европлана». Обращает внимание то, что в ПТС, который на руках у Юрия, этого владельца нет вообще.

А еще через неделю, 14 октября, появляется еще одна запись – тот же автомобиль был заложен в «Россельхозбанке». На этот раз в залог его отдал бывший владелец, ООО «Неманский». Между ним и Юрием Гришиным мелькает еще один владелец, калининградец М. Н. Малышев, который и сдал машину в салон на продажу.

По иску «Коммерческого банка Европлана» автомобиль арестовали в январе 2017 года. Судья не поленилась поднять документы, привлекла Юрия в качестве соответчика и вынесла решение: признать залог «Мерседеса» ничтожной сделкой и вернуть его Юрию Гришину. Основание – транспортное средство не принадлежит Алексею Межую, следовательно, он не мог его заложить.

Однако со вторым кредитом история затянулась. Автомобиль снова конфисковали, на этот раз по иску «Россельхозбанка». Как пояснил нам юрист Станислав Сухинин, представляющий интересы Юрия, отношения между кредитором и должником по закону являются тайной. Поэтому Юрий – несмотря на то, что он является истинным владельцем автомобиля, – не имеет права принимать участие в судебном разбирательстве. В первом случае судья сама проявила инициативу и вызвала его, а во втором – нет. Ее право!

Таким образом, суд вынес решение – отдать автомобиль банку. А банк, в свою очередь, продал долг Андрею Курепову, юристу, который занимается взысканием и реализацией долгового имущества. По состоянию на начало января ситуация была такова: есть спорное имущество – автомобиль. Есть добросовестный приобретатель – Юрий Гришин. Автомобиль был заложен  уже после покупки, так что Юрий не знал и не мог знать о залогах. То есть все козыри были на руках у нашего героя. Ну, а Андрей Курепов, будучи грамотным юристом, хорошо знающим всю эту «кухню», в беседе со Станиславом Сухининым сказал так: «Если я буду с вами судиться, то мне надо лететь в Москву и платить все судебные издержки. А если вы хотите отсудить свой «Мерседес», то это вам надо прилетать в Калининград и платить. Так что я лучше посижу в своем офисе и подожду, чем дело закончится».

Купил долг и остался с носом

Однако после нашей публикации Андрей Курепов все-таки приехал в Москву и встретился с Юрием и его представителем. Внимательно ознакомился с документами, особое внимание уделив срокам.

– Если бы залог был взят до покупки Юрием автомобиля, то у нас бы ничего не получилось, – поясняет Станислав Сухинин. – Даже несмотря на то, что запись в Реестре залогов появилась позже. Счет шел буквально на дни: если бы «Мерседес» простоял в салоне на две недели дольше – Юрий никогда уже не смог бы его отсудить.

А так Андрей Курепов согласился: да, ребята, вы правы. Подавайте на меня иск, я напишу, что я с ним согласен. Более того, он предложил Юрию грамотную формулировку искового заявления «прошу признать прекращенным залог автомобиля». Эта формулировка позволяет не только забрать автомобиль, но и дальше распоряжаться им, например продать. Иначе машину могли вернуть, но оставить в реестре заложенного имущества со всеми вытекающими ограничениями.

А заодно Андрей рассказал, как это дело выглядело с его стороны.

Оказывается, ООО «Неманский» заложило в «Россельхозбанк» не один автомобиль, а целых три. Во-первых, Mersedes-benz GL 350 4MATIC, принадлежащий Юрию Гришину, оцененный в 2 316 819,20 рубля. Во-вторых, еще один Mersedes-benz R 320 CDI MATIC, оцененный в 917 014,40 рубля. И в-третьих, экскаватор JCB JS130LC с продажной стоимостью в 565 119,20 рубля.

Так вот, Андрей Курепов купил этот долг, ориентируясь именно на «Мерседес» Юрия. И дело не только в высокой цене, которая значительно перекрывает стоимость двух других машин. Дело в том, что про эту машину было известно, где она находится.

– Экскаватор не видно вообще, он работает на стройках, на камеры не попадает, – пояснил Станислав Сухинин. – Со стройки на стройку его перевозят в кузове большегруза. Поэтому где он работает, на каких именно стройках – неизвестно. Второй «Мерседес», R 320, тоже перед камерами не «светился», и где он – кто знает! Может, в гараже стоит. А может, его вообще уже в природе не существует. Во всяком случае, на дорогах он давно не появлялся.

А этот Mersedes-benz GL 350 перед камерами мелькал постоянно – Юрий ведь на нем ездил! Вот он, родненький, на московских улицах. А чаще всего его «секут» в районе Люберец – там Юрий живет. А вот на камерах и двор, где он постоянно паркуется. Поэтому у Андрея даже сомнений не возникает: даже если два других автомобиля так и не найдутся, все равно в руках у него будет журавль – «Мерседес» стоимостью два миллиона рублей.

И вот оказалось, что журавль-то – фальшивый! Что у него есть законный владелец и что ООО «Неманский», который его заложил, не имел права это делать.

Пострадавшие есть, ответчиков – нет!

Из-за режима самоизоляции дело затянулось, суд состоялся только 27 июля. Все действительно прошло как по маслу и без лишних расходов: Юрий и Станислав в Калининград не поехали, сообщили, что согласны на рассмотрение в свое отсутствие. Ответчик направил письмо, которое в переводе с юридического на русский гласило: «они кругом правы, я со всем согласен, претензий не имею». Вердикт судьи – иск Юрия Гришина удовлетворить, залог признать прекращенным.

Вроде все хорошо? Вроде, да не совсем. В этом деле оказалось два пострадавших.

Во-первых, это, как уже говорилось, Андрей Курепов. Купил долг только ради «Мерседеса», который казался таким надежным, таким железобетонным и вот – уплыл из рук. Две другие машины найти практически нереально, следовательно, денежки – тю-тю. И вопрос, с кого их спрашивать. С банка, за то, что не проверил автомобиль перед тем, как выдать кредит? Так, по идее, сам-то тоже должен был проверить! 

Во-вторых, пострадавшим оказался Юрий. Машина полгода стояла на штрафной стоянке. Все ее три аккумулятора разрядились в ноль. Особенность этой модели состоит в том, что аккумуляторы ее поддерживают, поэтому без подпитки электричеством она опустилась так, что днищем практически касается земли. Теперь ее остается только продать, причем отнюдь не за заявленные два миллиона. В общем, налицо потеря товарной стоимости. И с кого ее спрашивать? С судебных приставов, которые ненадлежащим образом хранили имущество? Так они действовали строго в рамках закона. Не их вина, что у них нет условий для бережного хранения конфискованных залогов. С Курепова? Он тут тоже ни при чем.

Интересная фирма

Не могу удержаться и не сказать пару слов о главном антагонисте этой истории – фирме ООО «Неманский» и ее генеральном директоре Леониде Горбачеве. Согласно реестру, фирма занималась выращиванием однолетних культур. Почему при такой деятельности она владела экскаватором – не очень понятно. Котлованы под картошку копать? «Мерседесы» еще можно было бы объяснить, начальство ездило…

Во второй половине 2014 года ООО «Неманский» развивает бурную деятельность: сначала получает дубликат ПТС на «Мерседес», на следующий же день продает его Малышеву. А в октябре каким-то образом закладывает в «Россельхозбанк».

Ну, а летом 2019 года ООО «Неманский» было ликвидировано.

– Ликвидация фирмы тоже сыграла в нашу пользу, – поясняет Станислав Сухинин. – Дело в том, что по закону ликвидировать фирму, на которой висит долг и у которой есть имущество в залоге, нельзя. Банкротить – можно. А ООО «Неманский» налоговые органы просто сняли с учета, и все.

Это обстоятельство дает Андрею Курепову небольшой шанс отыграться: подать в суд на налоговые органы и потребовать ответа за то, что они ликвидировали фирму, которая ему, Курепову, должна. Поэтому какой-то шанс вернуть потерянное у него есть.

А вот у Юрия нет даже этого. Ему никто никогда не возместит потраченные нервы, расходы на юриста и сильно потерявшую в цене машину.

И совершенно непонятно, как бороться с такой аферой. Сейчас легко найти массу инструкций о том, как надо проверять автомобиль перед покупкой, куда делать запрос, какие сайты смотреть. Но как уберечься от настоящих, грамотных аферистов, которые заложили в банк чужое имущество и благополучно ликвидировались? И кто в данном случае банк – соучастник или обманутый?

Еще хочется спросить: что за однолетники они там выращивали?

 

Майя Пчелкина.

Фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *