Только первые пилоты

Продолжается XI-й Фестиваль московских спасательных служб «Созвездие мужества». Сегодня наш рассказ о пилоте вертолета Алексее Паршикове.

Честно признаюсь, когда речь заходит о пилотах вертолетов ГКУ «МАЦ» (Московский авиационный центр) Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы, которым ежедневно приходится работать в небе столицы в кризисных ситуациях: тушить пожары, экстренно эвакуировать пострадавших с места ДТП, тяжело больных людей из отдаленных населенных пунктов ТиНАО, невольно задумываюсь: «Как можно вообще в профессии воздушного спасателя определить лучшего»? И сам же отвечаю на свой вопрос: «Да никак!» Не придумана еще такая единица измерения. Да, и вряд ли, когда-либо будет установлена.

Все они лучшие из лучших. Все – мастера высочайшего класса. Потому, как в этой воздушной-спасательной службе нет даже понятия «второй пилот». Все они «КВСы» (командиры воздушного судна), с той только разницей: «Сегодня я командир на борту, а завтра – ты».

Забор воды вертолетом Ка-32А из озера вблизи деревни Песье в ТиНАО.

Живописное озеро недалеко от деревни Песье (ТиНАО). Середина ноября, а погода почти как летом. Солнышко не то, что светит, а натурально припекает. На небе ни облачка. Вот это повезло корреспонденту «Мой дом Москва» увидеть, можно сказать, воздушное шоу на спасательном вертолете Ка-32А  в исполнении пилота ГКУ «МАЦ» Алексея Паршикова.

Начальник отдела полетно-информационного обслуживания ГУК “МАЦ” Сергей Калякин

– Борт уже на подлете. Через 45 секунд будет над водоемом. Осуществит забор воды. Сделает круг и выльет водичку в указанное мной место, – рассказывает  начальник отдела полетно-информационного обслуживания ГКУ «МАЦ» Сергей Калякин. Именно его служба осуществляет информационное обслуживание борта вертолета. Проще говоря, корректировку пилота с земли.

Слышен шум винтокрылой машины. Вот он. Делает плавный разворот. Зависает над озером. Медленно снижается.

На подвеске длинной 30 метром в воду опускается водосливное устройство ВСУ-5.

– Почему именно «пять»? – задаю вопрос Сергею.

– Потому, что «бадья» емкостью в пять тонн.

Машина уходит на «боевой разворот».

– Пять градусов правее, – корректирует по радиостанции действия пилота Калякин, – а то журналиста промочишь, – улыбается Сергей.

Сброс воды на условную точку возможного пожара.

Сброс воды. Точно в цель. Но находясь даже на расстоянии почти в 100 метров от условной цели, до нас долетает прохладная водяная изморось.

– Так, одним заходом только одного пожарного вертолета можно сбить верховой огонь горящего леса в радиусе 100-150 кв. метров, – комментирует работу пилота Паршикова Сергей Калякин.

– Что еще нам сегодня покажет Алексей на своей «птичке»? – спрашиваю своего гида.

– Сейчас поедем на нашу вертолетную площадку в район поселение Щапово, там все и увидите.

В интриге начальнику информационного обслуживания вертолета Ка-32А не отказать.

Пятнадцать минут на авто и мы на месте. Обычная вертолетная площадка, примерно 50х50 метров, огороженная металлической сеткой рабицей. Чуть в стороне от нее искореженный остов легкового автомобиля, марку которого уже невозможно определить.

И снова в небе пилот Алексей Паршиков. Но теперь он не один. На земле бригада спасателей ГКУ «Пожарно-спасательного центра» (ПСЦ).

Боевой расчет спасателей Пожарно-спасательного центра готовится к прилету вертолета для разбора завала после условного ДТП. (Вертолетная площадка в деревне Щапово).

По сценарию произошло серьезное ДТП на оживленной трассе. Спасатели и медики уже эвакуировали пострадавших, но на проезжей части осталась груда искореженного «железа», затрудняющего движение. Разобрать его можно только с помощью «вертушки» со специальной подвесной системой ГРАПЛ (гидравлический захват).

Вертолет Ка-32А, пилотируемый Алексеем Паршиковым, уносит искореженный остов автомобиля с места условного ДТП.

Сейчас мне лучше делать фото, встав на одно колено. Иначе нисходящим потоком воздуха от винтов вертолета меня унесет в ближайший овраг и спасателям придется реально спасать журналиста.

Спасатели стоят плотно прижавшись друг другу, чтобы мощный поток воздуха от несущих винтов вертолета не сбил их с ног.

На подлете вертолета тройка спасателей стоит, плотно прижавшись друг другу, образовав единый «монолит», чтоб не раскидало мощным потоком воздуха от винтов вертолета в разные стороны. Обычно так они переходят бурный речной поток – воздушный не исключение.

Вертолет зависает над целью. Двое спасателей бегут в «мертвую зону» прямо под «брюхо» машины, находящейся на высоте 25 метров. Там нет ветра. Третий по рации корректирует действие экипажа.

Засекаю время. Захват «объекта». Подъем. Уход. На все про все – тридцать секунд!

Работа наземных спасателей в “мертвой зоне” заняла всего 30 секунд.

Ну, что тут сказать – работали профессионалы. На земле и в воздухе.

– Наши вертолеты привлекаются на все крупные пожары в высотных зданиях и промзонах, – рассказывает директор ГКУ «МАЦ» Кирилл Святенко. Решение о том, что необходимо применение авиации в том или ином случае, принимают в штабе пожаротушения на месте ЧС. Наши пилоты всегда готовы к вылету. Вертолетные площадки размещены так, что время подлета в любую точку столицы составляет 15-20 минут.

Более 70 крупных пожаров было потушены нашим авиационным учреждением: пожар на заводе «Серп и Молот», в «Вернисаже», в Измайлове, на складах тогда еще действующего Черкизовского рынка, а так же известные пожары 2010 года. Всех просто невозможно перечислить.

Не без гордости рассказал директор ГКУ «МАЦ» и новом пополнении вертолетного парка. На смену ветерану Ка-32 (1989 года выпуска), выработавшего свой ресурс, по решению мэра Москвы Сергея Собянина, город приобрел новую машину улучшенной модификации «КА-32А11ВС». По общему признанию, это один из лучших пожарных вертолетов, не имеющий мировых аналогов. Вместе с тем, нашим пилотам не придется переучиваться, потому как класс вертолета тот же.

КА-32А11ВС – безусловный лидер в своем классе. Призван выполнять работы в условиях плотной городской застройки, в труднодоступной горной и лесистой местности. Способен приземляться на палубы маломерных судов, площадки буровых платформ и неподготовленные труднодоступные точки. А еще он может управляться одним пилотом. А перегнать новый вертолет в Москву с завода-изготовителя было поручено как раз вашему сегодняшнему герою – Алексею Паршикову.

Алексей Паршиков работает в ГКУ «МАЦ» с 2017 года. В настоящий момент занимает должность инструктора-методиста-пилота летно-методического отдела. Имеет общий налет 2000 часов. За время летной работы освоил пять типов воздушных судов: МИ-8, МИ-24, МИ-26, Ка-27 и Ка-32А.

Пилот вертолета Ка-32А инструктор-методист-пилот Алексей Паршиков в кабине своей винтокрылой “птички”.

Принимал активное участие в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций на территории города Москвы при тушении сложных пожаров на больших площадях. В настоящий момент большое внимание уделяет подготовке молодых пилотов, передавая им свой опыт и знания.

СПРАВКА

В оперативном управлении Московского авиационного центра Департамента ГОЧСиПБ  находится десять вертолетов: МИ-26, и КА-32А. Из них ежедневно в Москве дежурят два пожарных вертолета КА-32А и один в круглосуточном режиме.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото и видео автора.

 

Читайте также:

Точка взлета – Остафьево, или Как стать пилотом-спасателем?

Врачи-анестезиологи ГКУ «МАЦ» спасли жизнь прямо в воздухе

Юрий Лебедев, командир воздушного судна ВК117С-2

Небо любит отважных

Профессия пилота – из ряда тех, которую  может освоить далеко не каждый. Очень часто, говоря о людях, покоривших небо, мы прибавляем эпитеты «смелость», «мужество», «отвага». Однако эти качества отнюдь не главные. Для того чтобы стать профессионалом, нужны базовые знания, хорошая физическая форма и… холодный расчет. Правда, иногда есть исключения из правил.

Знакомьтесь: Юрий Лебедев, командир воздушного судна ВК117С-2.  В 2018 году по итогам ежегодного регионального этапа Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества» Юрий Лебедев признан лучшим летчиком-спасателем Москвы.

Юрий Лебедев

В Московском авиационном центре Департамента ГОЧСиПБ Юрий Лебедев работает с 2009 года. За это время пилот участвовал в тушении крупнейших пожаров в Москве и области: в тушении лесных пожаров 2010 года и первых ночных вылетах для тушения пожаров в столице. Юрий совершил несколько сотен полетов для оказания экстренной медицинской помощи жителям Москвы в составе экипажа санитарного вертолета ВК117С-2, в результате которых выполнена транспортировка и оказана помощь пострадавшим более чем в 350 случаях. В Московском авиационном центре пилот был награжден медалями МЧС «За тушение лесных пожаров 2010 года в МО» и «За отвагу на пожаре», полученную после участия в ликвидации крупного ночного пожара 4-го ранга сложности на юго-востоке столицы.

Подполковник в отставке, бывший офицер морской авиации имеет многолетний опыт безаварийной летной работы. Общий налет составляет более 4000 часов. За время своей работы освоил семь типов воздушных судов. Служба есть служба: за время ее прохождения Юрий решал множество поставленных задач, в том числе совершал вылеты по спасению людей из труднодоступных мест Крайнего Севера. Вот за  одну из таких операций, которая была связана с большим риском для жизни летчика, Юрий получил государственную награду «Орден Мужества».

Случился этот эпизод в жизни Юрия  27 декабря 2007 года в Северном море.

«В те дни, – вспоминает Ю. Лебедев, –  наша служба проходила на тяжелом авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов».

День начался с плановых полетов, но во второй половине дали отбой, так как стала сильно ухудшаться погода. Надвигался шторм. Мы уже закатывали вертолеты в ангары, и вдруг поступил сигнал – быть готовыми к вылету на корабль одиночного базирования. На этом корабле у одного из матросов должна была пройти хирургическая операция, и медики были готовы к этому, но из-за начинающегося шторма корабль стало сильно раскачивать (крены доходили до 20 градусов), и операция стала невозможной. Наш же крейсер был, конечно, гораздо устойчивей, и медицинское оборудование на нем находилось хорошее. Так вот, пока на том корабле врачи думали и искали варианты, надеясь, что погода утихнет, начался сильнейший шторм со шквалистым ветром и снежными зарядами. Плюс уже наступила глубокая темнота. И тут мне говорят – нужно лететь, спасать человека, доставить его на наш крейсер. На тот момент на борту крейсера «Адмирал Кузнецов» находился начальник авиации ВМФ, генерал Николай Куклев. Он мне не приказал, попросил – вылететь, а по посадке решать самому. Сможешь, говорит, забрать моряка – хорошо, не сможешь – никто не упрекнет. Но попробовать обязательно нужно! Конечно, все при этом знали, что при таких кренах на том корабле посадить вертолет будет просто чудом. Для понимания, по регламенту для посадки вертолета необходимы следующие условия: крены – 10 градусов бортовые и 3 килевые. И никакого попутного ветра. На тот момент ветер был 20 метров в секунду, и запредельные крены. Я задумался, и тут пришла одна мысль. В связи со своей большой практикой, я знал, что если корабль запустить по волне, а не против нее, создать ему скорость одинаковую с волной, то судно будет меньше подвержено качке. Передали эту информацию на тот корабль, они попробовали и добились ровно того, что было нужно вертолету. Но от ветра-то никуда не деться. Тем не менее мы полетели. Договорились мы с нашим штурманом, что будем принимать решение на высоте 20 метров. И вот несет нас попутным ветром, а в момент посадки, как нам потом сказали, он был 16 метров в секунду, вертолет задран, и тащит его на борт. Штурман кричит: «Двадцать!» Я переламываю вертолет, чтобы он колесами о борт не ударился, и «шлепаю» его вниз. Удачно! Конечно, нас хорошо развернуло, не без этого, градусов под 45, наверное, ведь палубу сильно раскачивало, но на площадку попали!

пожар тушение пожара

Мы  испугаться не успели, думали, как спасти человека. Ребята, которые на борту ждали, тоже хорошо сработали. Они буквально за несколько секунд занесли внутрь матроса. Винты работают, дверь открывается, качка, сильный ветер, волнение. В общем, через несколько секунд я уже взлетел, посадил вертолет на крейсер. Матроса сразу же понесли на операцию и, уже когда мы переоделись и сидели в каюте, по трансляции передали – доставленный с такого-то борта матрос прооперирован успешно. Вот тогда все вздохнули с облегчением. А награду получил неожиданно. Боевая служба на «Адмирале Кузнецове» закончилась, я вернулся на свою базу, и только там, спустя несколько месяцев, узнал, что представлен к награде за спасение человека».

Казалось бы, после таких полетов работа в Московском авиационном отряде кажется не сложной. Но это не так.

«Летать в черте такого мегаполиса, как Москва, и совершать посадки самоподбором с воздуха совсем не просто даже летчику с таким опытом, как у меня. Я даже, если честно, и не мечтал здесь работать, так как слышал, что в центре очень строгий отбор пилотов и сюда сложно попасть», – говорит Юрий.

Отбор здесь действительно строгий. Но профессиональные качества Юрия Лебедева не подвели и здесь, что он изо дня в день  доказывает своей практической работой.

Так что главное в этой профессии, конечно же, умение быстро и правильно находить нужные решения. А романтика и смелость – это больше для антуража профессии. Однако кто из летчиков не был романтиком? Небо – для тех, кто в него влюблен.

17 июля – День основания  морской авиации ВМФ РФ. В ГКУ «МАЦ» есть немало пилотов, инженеров и техников, которые служили  в морской авиации. Сейчас весь свой накопленный опыт они перенесли на работу  в МАЦ. Юрий Лебедев – один из этих людей. Так что всех людей, причастных к работе в морской авиации, и лично Юрия Лебедева поздравляем с профессиональным праздником!

Нина ДОНСКИХ.

Фото автора.

 

Читайте также:

От вигилии до современных пожарных команд

10-летие санитарной авиации столицы отметили показательными тренировками

Метка: пилот