fbpx
коронавирус, Франция

Коронавирус во Франции. Часть 2

Пандемия полностью изменила жизнь французов. Их день теперь начинается с изучения последних сводок о распространении коронавируса. Увы, пока количество заболевших растет. Больше всего зараженных в регионе Иль-де-Франс (Париж и предместья). На 5 апреля здесь зарегистрировано более 11 тысяч больных, 1 967 человек скончались. Вирус убивает не только пожилых или страдающих хроническими заболеваниями. 29 марта скончался начальник автобусного депо парижского предместья Жорж Мерло пятидесяти лет, он был в прекрасной спортивной форме и руководил клубом гандбола 93-го департамента. А 5 апреля коронавирус унес сотрудника безопасности парижского метро Сириля Буланже 37-ми лет. Этот молодой отец семейства и отзывчивый человек был чемпионом Франции по дзюдо! По трагической иронии именно Сириль, будучи членом синдиката, говорил с начальством об угрожающей сотрудникам опасности и требовал снабдить всех коллег масками. Увы, масок для сотрудников парижского метро не хватало до начала апреля.

7 апреля начнутся столь ожидаемые клинические испытания под руководством профессоров Карин Лакомб и Пьера Тибергена по переливанию плазмы переболевших коронавирусом и выработавших антитела тем, кто находится в критическом состоянии. Ученые надеются, что эти антитела помогут больным в острой фазе бороться с недугом. Результаты будут готовы через две-три недели.

А пока введенный 17 марта карантин продолжается, и по всей стране возникают инициативы для решения проблем и компенсации дефицита. Поскольку обещанные властями маски опоздали, сформировались группы для их изготовления. В Нормандии, в городе Лизье женщины из ассоциации «Зерна идей» делают маски для местной больницы, жандармов и полицейских.

Из-за карантина закрылись все рестораны и кафе, но некоторые повара решили из оставшихся запасов готовить еду для бездомных. Владелец ресторана «Тарелки Антуана» в парижском районе Бельвиль ходит по окрестностям, раздавая еду клошарам, одиноким и заброшенным, как никогда. Раздают блюда и работникам здравоохранения, которые находятся на передовой войны против коронавируса.

В городах каждый вечер, в 20 часов французы выходят на балконы и аплодируют медицинским работникам, рискующим своей жизнью, а знаменитости воспевают их мужество в сообщениях в сетях. Любимец французов певец Жан-Жак Гольдман даже переименовал в их честь свою песню «Он изменил жизнь» на «Они спасают жизни».

Конечно, в семье не без урода: кто-то предлагает пожилым соседям-инвалидам привозить продукты за большие деньги, какие-то мошенники продают онлайн поддельные маски и дезинфицирующие средства для рук, опозорился префект парижской полиции Дидье Лальман, заявив в эфире 3 апреля, что оказавшиеся в реанимации люди «сами виноваты», но это редкие исключения, а подавляющее большинство французов перед лицом болезни оказались солидарны и отзывчивы.

Находясь на карантине с мужем-французом и детьми в маленькой деревушке в Верхней Савойе, обзваниваю моих французских друзей, чтобы узнать об их самочувствии.

Татьяна Кларсфельд (учитель русского языка и переводчица на пенсии, 88 лет, г. Париж): «Сижу дома, читаю книги, нашла роман Владимира Максимова «Карантин» про эпидемию чумы. Очень актуально! Моя помощница по хозяйству привозит продукты, но в квартиру из-за карантина не заходит, ставит сумку у двери. Прибирать в мои годы приходиться самой. Вчера устроила генеральную уборку! Сегодня нет сил даже с дивана встать. Сыну меня навещать запрещено, общаемся по телефону. Он – руководитель фирмы, поэтому ездит на работу, а его сотрудники в оплачиваемом отпуске. Добирается до офиса на велосипеде, чтобы хоть немного двигаться. Говорит, что никогда не видел такого пустынного Парижа по утрам. Невестка работает на удаленке. Внуки здоровы. Племянница в Марселе подхватила коронавирус, но уже поправляется. Думаю, что карантин продлится еще долго, ведь в начале эпидемии правительство не приняло необходимых мер. И сейчас, увы, в неблагополучных парижских предместьях, где живут выходцы из Африки и арабских стран, молодежь карантин не соблюдает.  Да и в чисто французском состоятельном парижском предместье Сен-Клу жители тайком гуляют в парках и даже «сбегают» в близлежащий Булонский лес. Видимо рассчитывают, что на всех полицейских не хватит».

Родриг Раад, (руководящий кадр, 59 лет, г. Курбевуа. 17 марта был госпитализирован с коронавирусом):

«Провел неделю под аппаратом искусственной вентиляции легких. Теперь дышу самостоятельно, жду выписки. Коронавирус – это страшно. Чтобы я лежал под аппаратом спокойно, врачи дали мне снотворное. Аппарат искусственного дыхания машина своеобразная, если будешь дергаться, то можешь задохнуться. Несколько раз чувствовал, что ухожу, но какая-то невидимая рука удерживала меня. (Мои жена и сын много молились святому Шарбелю!) Когда меня отключили от аппарата, я все еще был под действием снотворного, не все понимал, звал медперсонал. Медсестра подошла только через шесть часов: «Месье, вы можете дышать, а я должна позаботиться о тех, у кого это не получается. Наберитесь терпения».

Жоэль Барбагли (50 лет, домохозяйка, мать 4 детей. г. Сен-Жермен -ан-Лэ):

«Все здоровы. Сидим с детьми дома, готовим уроки – учителя прислали новые задания. Старшая дочка плачет, у нее позавчера умерла лучшая школьная подруга. Нет, не от коронавируса, от рака мозга, он ведь уносит и детей. Сегодня отпевание, а мы не имеем права пойти в церковь, из-за карантина пускают только членов семьи».

Винсен Дютрюэль (49 лет, совладелец строительной фирмы, Верхняя Савойя):

«Дочки и жена на карантине, а я продолжаю работать с двумя сотрудниками, остальные сидят по домам. Полностью остановить работу не могу, мы просто разоримся, ведь у нас обязательства перед клиентами, сроки сдачи объектов, я не говорю о выплате кредитов».

Пользуясь разрешением властей на ежедневную часовую прогулку заполняю и прячу в карман обязательную декларацию, и выхожу на улицу. Весеннее солнце ослепительно, вдалеке манят снежными вершинами горы, доступ к которым закрыт по распоряжению префекта Верхней Савойи. Места в больницах нужны для больных коронавирусом, а не для навернувшихся скалолазов, поэтому над горами летают дроны, выискивая нарушителей. Румяные малыши местного фермера яростно рулят на трехколёсных велосипедах под присмотром добродушно виляющего хвостом лабрадора. Проходит, помахав мне рукой, жена продолжающего работу булочника. Местный энергичный мэр, с любовью обустроивший каждый уголок деревушки, пользуясь вынужденными каникулами, – мэрии по указанию правительства закрыты для посетителей, – приводит в порядок свой магазинчик лыж и велосипедов: «Зимний сезон не удался, жителям пришлось туго, но к лету все нормализуется, обязательно! Иначе быть не может!» Соседи Мишель и Анна, не пропускающие ни одной церковной службы и неизменно собирающие перед Рождеством еду для малоимущих, в преддверии Католической Пасхи устанавливают на балконе своего дома красочный плакат со словами «Аллилуйя».

Аллилуйя

Ольга Семенова, Франция.

Фото автора.

Москва приняла аникоронавирусный душ

Психологи не советуют шутить и слать мемы про коронавирус

Автор: Ольга Семенова