fbpx
черный коршун, фото Мосприрода

В Терлецком лесопарке на востоке Москвы специалисты природы заметили черного коршуна. Величественная и грозная птица парила над каскадными прудами. Ошибки быть не могло, силуэт этой птицы прекрасно знаком каждому, мало-мальски интересующемуся орнитологией человеку. Широкие, почти прямоугольные крылья даже в парящем полете слегка согнуты. И  хвост «вилочкой», с заметной выемкой посредине.

В Красной книге Москвы черный коршун относится к 0 категории редкости — «вероятно исчезнувшие». Это неудивительно: люди издавна считали коршунов врагами и беспощадно их истребляли. Да и не только коршунов…

1959 год, в свет выходит книга Виталия Бианки «Клуб Колумбов». В ней описан импровизированный суд-маскарад, который устроили школьники — юные естествоиспытатели и их взрослые кураторы над лесными жителями. Последним на скамью подсудимых сел ястреб-перепелятник, обвиненный в истреблении птиц. Писатель мастерски показывает переломный момент в сознании людей, смену отношения к хищникам: от оголтелой слепой ненависти к признанию их необходимости. «Замечу в скобках: все охотники чрезвычайно, ненавидят Ястреба-Тетеревятника, ибо этот страшный хищник является, так сказать, специалистом по истреблению боровой дичи, особо ценимой охотниками», – говорит председатель этого суда, доктор биологических наук Иванов.

Точно так же ненавидели и черного коршуна. Причем не только охотники, но и все владельцы птичьих дворов. Коршун был главным врагом цыплят. Стоило петуху на птичьем дворе подать сигнал тревоги — куда смотрели все, и люди, и куры? На небо, нет ли там силуэта с вильчатым хвостом.

В замечательной книге венгерского писателя Иштвана Фекете крестьянка Агнеш отбирает наседок, которых посадят на яйца: «И тебе тут нечего делать, коли ты перед коршуном сплоховала».

К счастью, те времена давно прошли, и черный коршун сейчас широко распространен, относится к «видам, вызывающим наименьшие опасения». Он не особо пуглив: его гнезда зафиксированы даже в Новосибирске и Барнауле. Но в Москве, действительно, он долгие годы считался исчезнувшим.

И тем радостнее увидеть его в одном из московских лесопарков. Присутствие черного коршуна говорит о том, что экосистема вокруг здорова. Ведь хищники — это высшее звено экологической пирамиды. И если на какой-то природной территории есть хищники, значит, все остальные звенья тоже в полном порядке.

Погрузимся немного в терминологию. Экологи разделяют все живые организмы на продуцентов, редуцентов и консументов. Продуценты — это организмы, создающие органические вещества из неорганических. В основном это зеленые растения. Редуценты — бактерии и грибы — совершают обратную операцию. Консументы потребляют органические соединения. Они в свою очередь разделяются на консументов первого и второго порядка. Для примера: есть луг, на нем растет продуцент — трава, ее ест овца — консумент первого порядка, ее в свою очередь съедает волк — консумент второго порядка. Другими словами, для существования волка на лугу должно быть все в порядке и с травой, и с овцами.

Точно так же и с коршуном. Если уж он поселился в Терлецком лесопарке, значит, там все в полном порядке и с продуцентами, и с консументами, да и с редуцентами тоже.

Интересно бы найти и глянуть на его гнездо. Дело в том, что у черных коршунов есть интересный обычай украшать свои гнезда. Обычно они используют для этого белые пластиковые пакеты — они хорошо заметны. Чем сильнее коршун, чем выше его статус, тем ярче украшено его гнездо. И тем яростнее на него нападают соседи. Если гнездо совсем не украшено — значит, птица слаба и не способна дать отпор соперникам.

Майя ПЧЁЛКИНА.