«Место под солнцем» для Юрия Никулина • ЭКСКЛЮЗИВ • Мой дом Москва

Небольшая, но очень символичная экспозиция, посвящённая 100-летию со дня рождения Юрия Владимировича Никулина, открылась на днях в библиотеке «Место под солнцем» в посёлке Солнечное, что находится на берегу Финского залива, в Курортном районе Санкт-Петербурга. Почему там, спросите вы?

Наверное, не многие знают, что именно с этими местами связана военная юность всенародно любимого артиста. В ноябре 1939 года, после окончания московской средней школы Юрий Никулин был призван в Красную армию и служил в 115-м зенитно-артиллерийском полку, под Сестрорецком, охраняя воздушные подступы к Ленинграду – сначала во время Финской, а затем и в годы Великой Отечественной войны.

Воспоминания об этом нашли своё место в автобиографической книге Юрия Никулина «Почти серьёзно»: «Ночью нас привезли в Ленинград. Когда нам сообщили, что будем служить под Ленинградом, все дружно закричали «ура!» Тут же, охлаждая наш пыл, нам объяснили – на границе с Финляндией напряженная обстановка, город на военном положении. Сначала шли по Невскому. Кругом тишина, лишь изредка проезжали машины с тусклыми синими фарами. Мы еще не знали, что город готовится к войне. И все нам казалось романтичным: затемненный город, мы идем по его прямым, красивым улицам…»

А затем – «я попал во второй дивизион 115-го зенитного артиллерийского полка, где меня определили на шестую батарею. Она располагалась около города Сестрорецка. Рядом Финский залив, недалеко река, лес».

С фотографии на выставочном стенде смотрит на нас совершенно юное, мальчишеское и вместе с тем такое узнаваемое лицо!

«Как только началась война, нам ежедневно выдавали по сто граммов водки в день. Попробовал я как-то выпить, стало противно. К водке полагалось пятьдесят граммов сала, которое я любил, и поэтому порцию водки охотно менял на сало. Лишь 18 декабря 1939 года выпил положенные мне фронтовые сто граммов: в этот день мне исполнилось восемнадцать лет. Прошел ровно месяц со дня призыва в армию» (из воспоминаний Юрия Никулина).

По его словам, когда на строевой подготовке он маршировал отдельно, все со смеху покатывались, глядя на его нескладную фигуру в нелепо висящей шинели и сапогах, что болтались на тонких ногах. И тогда приходило на выручку и спасало от дальнейших насмешек умение понять и принять комичность ситуации – и самому посмеяться над собой!

Но смех смехом – а этому худенькому и нескладному юноше довелось одному, на лыжах, в тридцатиградусный мороз тянуть по льду и снегу Финского залива тяжёлые катушки с телефонным кабелем, прокладывая линию связи от зенитной батареи до наблюдательного пункта. Та суровая, необычайно холодная зима потом всю жизнь напоминала артисту о себе ощущением холода в обмороженных ногах…

В марте 1940 года военные действия с Финляндией закончились, но часть, в которой служил Никулин, оставили под Сестрорецком, а его самого определили на наблюдательный пункт, находящийся в посёлке Оллила (ныне Солнечное). «Прекрасные места – писал Никулин – кругом зелень, тишина!» Там же он и встретил начало Великой Отечественной войны…

Примечательно, что сама библиотека занимает историческое здание, бывшее немым свидетелем тех событий – когда нынешний посёлок Солнечное ещё назывался Оллила и находился на территории Великого княжества Финляндского, входившего в состав Российской империи, в этом здании был молельный дом. Здание уцелело и в Финскую, и в Великую Отечественную войну, в советское время в нём обустроили поселковый клуб и библиотеку. В начале 90-х клуб был закрыт, а библиотека осталась – и в настоящее время является, по сути, культурным центром посёлка.

Памятная экспозиция организована краеведом из Сестрорецка Евгением Нифашевым при участии сотрудников библиотеки «Место под солнцем». Книгу отзывов посетителей планируют впоследствии передать в музей Ю.В. Никулина в Москве.

Ольга КУРСАКОВА

Санкт-Петербург – Москва

Фото автора, фото из открытых источников

Читайте также:

Юрию Никулину – 100!

Загадки петербургских ёлок