fbpx

День воздушного флота России

День воздушного флота России

– Чтобы летали самолеты, нужно, чтобы моторы кто-то им чинил, хоть иногда. Вы со мной согласны?

– Да!

Каждый год в третье воскресенье августа — в этом году это 15-е — в России отмечают День воздушного флота. Это профессиональный праздник не только пилотов, но и всех сопричастных — диспетчеров, бортпроводников, работников авиационной инфраструктуры. Вплоть до кассиров. И, конечно, как же такому празднику и без инженеров и техников? Без их ежедневного труда ни самолеты, ни вертолеты не смогут подняться в воздух.

День воздушного флота России

– Сотрудники Московского авиацентра осуществляют круглосуточное дежурство и находятся в постоянной готовности к вылету на любые происшествия. Экипажи вертолётов выполняют медико-санитарную эвакуацию пострадавших и соматических больных, тушат пожары, проводят воздушную разведку, осуществляют поисково-спасательные и специальные операции. Для всех, кто связан с авиацией День воздушного Флота России — главный праздник, – рассказал исполняющий обязанности директора Московского авиацентра Владимир Фёдоров. – Поздравляю пилотов, бортмехаников, штурманов, инженеров и техников, диспетчеров и специалистов наземных служб с Днем Воздушного Флота!

Мы много писали о работниках Московского авиационного центра — МАЦ. О спасателях. О пилотах. Например, день рождения московской пожарной службы, 31 мая, отметили рассказом о пилоте пожарного вертолета Ka-32 Андрее Михалевиче. На этот раз расскажем о тех, кто находится в тени, но чья работа не менее важна.

Наш герой — Евгений Вячеславович Саввин, опытный специалист с тридцатилетним стажем работы в отрасли. В Московский авиацентр пришел пять с половиной лет назад как главный специалист. В мае этого года получил повышение. Теперь Евгений занимает должность главного инженера — заместителя директора по инженерно-авиационному обеспечению.

Евгений Вячеславович Саввин

Послужной список этого человека внушает уважение. Как говорится, «мотало шапку по волнам», нашего героя — по всей стране. В пятнадцать лет поступил в авиационный техникум в Новосибирске. Немного поработал в должности техника-конструктора в Сибирском научно-исследовательском институте авиации имени Чаплыгина. Но, видимо, стремление к знаниям и к повышению мастерства не дало усидеть на месте. И в 1979 году Евгений уже на западе страны, учится в Киевском институте инженеров гражданской авиации. Затем поехал работать в Артем — небольшой город в Приморье, часть Владивостокской агломерации.

Карьера Евгения Вячеславовича во Владивостокском авиапредприятии стремительно шла вверх. Инженер смены, далее — группы надежности — вырос до начальника лаборатории технической диагностики и неразрушающего контроля. Затем занял должность начальника отдела технического развития и перспективного планирования инженерно-авиационной деятельности.

Его неоднократно привлекали к расследованию авиационных происшествий. Например, Евгений Саввин занимался расследованием резонансной катастрофы пассажирского самолета Ту-154М под Иркутском в 2001 году. Напомним, при заходе на посадку самолет потерял скорость, ушел в штопор и разбился. Погибли все пассажиры и члены экипажа.

Евгений Вячеславович Саввин

В 2010 году наш герой перебрался из Приморья в Подмосковье, работал в аэропорту Внуково, был заместителем директора по качеству АО «Сервис-ВС». А с 2016 года работает в Московском авиационном центре. Среди его заслуг — разработка рационального планирования работы инженерно-технического персонала цехов, решение нестандартных ситуаций в процессе поддержания летной годности вертолета Ми-26Т и при подготовке персонала к эксплуатации модификации вертолета Ка-32А11ВС.

– Евгений Вячеславович, читаю ваш послужной список… Самолеты, самолеты и самолеты. А в Московском авиацентре самолетов нет, только вертолеты. Не сложно было переучиваться?

– Действительно, у нас во Владивостоке вертолетный цех был своего рода «отдельным государством». Там основная разница в графике работ. Вертолеты работали автономно, отдельно от базы. А у самолетов был жесткий регламент обслуживания. Поэтому, если человек из вертолетного цеха переходил к самолетам, он, как правило, возвращался обратно. В МАЦе же ситуация иная: вертолеты постоянно находятся на базе, вылетают только на вызовы.

– То есть график жесткий?

– Как раз нет. У нас достаточно времени на то, чтобы привести вертолет в стопроцентную готовность. Понимаете, в аэропортах заложен технологический график обслуживания. Обычно это один час, для лоукостеров — полчаса. За это время надо выгрузить пассажиров и багаж, осмотреть самолет, заправить его, провести обработку против обледенения, почистить салон и продезинфицировать санузлы. У нас же нет ни постоянного потока пассажиров, ни багажа. Вертолеты дежурят сутками, их надо осмотреть до полета и после полета. Времени для этого предостаточно.

– Основная ваша «фишка» как инженера — неразрушающий контроль. Что это такое и почему он так важен?

– Представьте себе, что на детали есть трещина. Насколько она глубока и опасна? Может быть, это всего лишь треснуло лакокрасочное покрытие, а может быть, трещина идет глубже и деталь надо менять. Самый простой способ — подвергнуть ее нагрузке: сломается или нет. Неразрушающий контроль позволяет оценить глубину трещины, не ломая детали. Раньше в Московском авиацентре детали с такими дефектами снимали и отправляли на завод, на экспертизу. Сейчас у нас есть своя магнитная установка, которая позволяет проводить контроль на месте.

– Есть какая-то специфика в обслуживании вертолетов, на которых работают врачи и спасатели?

– Да, есть. Во-первых, вертолеты летают над мегаполисом, городом с плотной застройкой и большим населением. А это значит, что не должно быть никаких инцидентов. Каждый аппарат должен быть абсолютно надежен. И, конечно, у пилотов и спасателей голова должна болеть о своих задачах, а не о том, что там с вертолетом.

Второй момент: наши вертолеты часто садятся в неподготовленных для посадки местах. При взлете и посадке вертолета винт поднимает сильный ветер. Поэтому, кстати, к вертолетным площадкам, которые находятся в оперативном управлении Московского авиацентра, применяются очень жесткие требования по чистоте, на них не должно быть пыли. Но при ДТП, к примеру, вертолет садится на необорудованную площадку – это может быть, та же загрязненная автотрасса или газон. Дорожная пыль, микрочастицы шин, осадок от выхлопов попадает на лопасти двигателя и портит их. А пожар? В дыму экипажи, как правило, не работают — это запрещено авиационными правилами, но даже в стороне от столба дыма в воздухе все равно есть частицы гари. Поэтому мы разработали собственные графики проведения регламентных работ на воздушных судах. Двигатель вертолетов — в наших терминах это газовоздушный тракт — промываем через 50 часов полета. Двигатели Ка-32 промываем также после каждого пожара.

– В вашем парке есть вертолеты Ка-32 и BK117С-2. Насколько различается их техническое обслуживание?

– Достаточно сильно. Ка-32 — отечественные вертолеты, BK117 – зарубежные – обслуживание и стоянка у них производится только в ангаре. И документация у этих вертолетов вся на английском. У нас есть специалисты, которые прошли специальное обучение и владеют всеми необходимыми навыками.

Евгений Вячеславович Саввин

– Что бы вы могли сказать о Московском авиационном центре и о своих коллегах?

– Когда я пришел в МАЦ, я был удивлен грамотностью персонала и отношением к делу. 90 процентов нашего коллектива — это бывшие военные, люди дисциплинированные, ответственные, прекрасные профессионалы. У нас замечательный коллектив. Кроме того, организаторы МАЦа, те, кто задумал и реализовал такое авиационно-спасательное предприятие — это люди, которые заслуживают самого глубокого уважения. Снимаю перед ними шляпу и низко кланяюсь.

Московский авиацентр продолжает расти и развиваться. Закупается новое оборудование, проходят обучение кадрового состава, регулярные тренировки. Правительство Москвы — кстати, именно оно является инициатором создания этого предприятия — уделяет ему особое внимание. Ведь от слаженной работы пилотов, спасателей, а также техников зависит безопасность людей.

Санитарной авиацией с 2009 года было доставлено в лечебные учреждения 6,5 тысяч пострадавших. В 2021 году — 228 человек. Пожарные вертолеты в нынешнем  году участвовали в тушении 13 крупных пожаров в Москве и Московской области, сбросили при этом 3670 тонн воды для ликвидации огня.

С праздником, дорогие авиаторы! С Днем воздушного флота России!

Беседовала Майя ПЧЁЛКИНА.

Читайте также:

О празднике семейных ценностей рассказывает многодетный отец и пилот Московского авиацентра

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *