fbpx

С властью не заигрывал: 100 лет – Григорию Чухраю

С властью не заигрывал: 100 лет – Григорию Чухраю

Григорий Чухрай

Он был из тех, кто не предавал своих убеждений никогда, до самого конца. Наверное поэтому, среди людей старшего поколения нет ни одного человека, у кого не сжималось бы сердце во время просмотра военных картин «Баллада о солдате», «Сорок первый», «Чистое небо».

Это те фильмы, которые по-настоящему достойны столь походя произносимого сегодня термина «культовый», хотя молодое поколение, если их и видело, то практически ничего не знает о грандиозной фигуре режиссера – Григория Наумовича Чухрая, столетний юбилей которого отмечают отечественные кинематографисты.

Григорий Чухрай на съемках

Глядя на ленты Чухрая-старшего, неизменно чувствуешь за кадром не просто уверенную и крепкую руку мастера, но и еще значительность личности режиссера-фронтовика. И невольно приходит вопрос, из какого же «сора» рождаются подобные столпы отечественной режиссуры?

Гриша Чухрай появился на свет в семье людей, воевавших в гражданскую войну. Несмотря на казалось бы безусловную крепость этой рабоче-крестьянской ячейки общества, родители мальчика развелись, когда ему было всего три года. Мать Григория- убежденная большевичка, вторично вышла замуж за председателя колхоза, и именно отчим оказал на парнишку самое серьезное влияние.

Раскулачивание, продналоги – все это не страницы учебника, а зримые факты биографии самого Григория Чухрая. Матери, например, однажды пришлось взять с собой паренька на раскулачивание крестьян: образцово-показательная кампания произвела на неокрепшую психику ребенку неожиданно тяжкое впечатление. Несмотря на то, что мать убеждала сына, что это все – «враги», в потрясенном сознании Гриши остались «кадры» обычного человеческого горя: соседей выкидывали из домов, кого-то сажали в машины и увозили в неизвестном направлении, женщины рыдали, дети плакали. И хотя в этом возрасте родители являются непререкаемым авторитетом, Гриша чувствовал, что ему жалко соседей.

В Москве он оказался с родителями уже в середине тридцатых годов: отчим поехал туда учиться, и взял супругу и Гришу с собой. Так что школу Гриша заканчивал в столице, откуда и ушел в армию. Война застала его, как и многих врасплох: парень был ранен на следующий же день после начала войны и оказался в госпитале. Из госпиталя его отправили прямиком в Ессентуки, на курсы десантников.

Шла война, и параллельно шла обычная человеческая жизнь. В увольнении,  на танцах, Чухрай познакомился с местной студенткой Ириной, любовь вспыхнула нешуточная. Но война разлучила молодых людей: Ессентуки оказались оккупированы. Григорий нашел свою любовь через “Комсомольскую правду”, она ответила ему письмом, и 9 мая 1944 года они поженились.

Кстати, именно на военных дорогах Григорию Чухраю на глаза попался потрепанный учебник по режиссуре. И он, прочитав его, дал себе зарок, что если выживет, то освоит эту профессию. Уже на самих экзаменах во ВГИКе на вопрос, как он собирается снимать кино, фронтовик Григорий Чухрай ответил “честно”.

Слово он свое сдержал, достаточно только вспомнить его первый фильм “Сорок первый”. До сих пор не ясно, как  вообще могла появиться на советском экране картина, где изображается с явным сочувствием белый офицер. Офицер являющийся, между прочим,  главным героем ленты.

Несмотря на то, что Пырьев обматерил снимавшего не по сценарию молодого режиссера, Хрущеву в итоге лента понравилась. Видимо, из-за яркого финала: внешний мир находит двух запертых на острове влюбленных, разделенных революцией на два враждующих лагеря. Следует ее выстрел, его удивленное: “Машенька?!”, и совсем уже не по-женски звучащее: “Нет!”

Григорий Чухрай, Джина Лоллобриджида и Лукино Висконти на II Московском международном кинофестивале

Кино получило  спецприз Каннского фестиваля.

О следующем фильме Чухрая – «Отец солдата» 1959 года  – сказано и написано так много, что повторяться вовсе не хочется. Мировое признание картины ярче всего выражено следующим фактом: Майкл Дуглас признался, что  среди всех лент мира о Великой отечественной войне «наибольшее впечатление произвел фильм русского режиссёра Григория Чухрая “Баллада о солдате”. А Лайза Минелли каждый раз плакала, когда пересматривала эту ленту. Любопытно, что несмотря на успех на западе, у нас картина прошла относительно малым экранам в малых городках. Вообще за некоторые мысли, проскальзывающие в фильмах, Чухрая до двадцатого съезда партии просто могли бы расстрелять. Спасало лишь то, что он снимал в период наступившей оттепели, которая, увы очень быстро закончилась.

Следующая его картина “Чистое небо”1961 года – это история героя Советского Союза, летчика-фронтовика, который во время одного из боевых вылетов попадает в плен. Главную роль блистательно делал Евгений Урбанский. После освобождения из плена, героя лишили наград и  исключили из партии. И только любовь женщины  поддерживала не дала ему утратить веру в человечество.

По рассказам Чухрая, у этого фильма судьба была не из легких. Недоделанную картину явилась смотреть министр Фурцева. Чухрай отчаянно сопротивлялся ее натиску, отказывался показывать материал. Но министр отвела его в сторонку и показала написанный на режиссера донос. Картину пришлось показывать в черновом варианте со всеми дублями, не смонтированную. Но, как потом вспоминал Чухрай, как ни странно, «Катерина Алексеевна одобрила меня». Единственное, что  попросила – сделать «водораздел между старым и новым временем, между сталинским и хрущевским». Фильм стал лидером проката, получил Главный приз на ММКФ. Ну, а после прихода Брежнева, фильм, разумеется, положили на полку, и кино Чухраю давать снимать перестали: слишком несговорчив, а значит – опасен. Хотя, конечно, будет еще и “Трясина”, с блистательной Нонной Мордюковой в главной роли. Там, кстати, Чухрая обвинят в очернении советского народа: по сюжету, мать, чтобы спасти раненого сына, спрятала его и тем самым сделала из него дезертира.

А Чухрай тем временем будет мечтать снять фильм о Сталинграде, участником боев под которым он был во время войны.

– Я прошел этот ад (бои за Сталинград) от начала до конца, – рассказывал Чухрай, –  и до сих пор удивляюсь, что остался жив. Это почти невероятно. То, что там было, описать словами нельзя, горел каждый сантиметр земли, от грохота орудий можно было оглохнуть.

Но снять ему не дали. Начальству с Чухраем вообще было сложно. Слишком честный, слишком убежденный, к тому же еще и  – фронтовик, бывший на передовой все годы войны. Он был из той породы людей, которая не прогибается ни перед кем, не отступает от того, во что верит. И таким в нашей памяти остались его фильмы.

Итак, снимать ему не давали, но кипучая жизнь всегда найдет себе  новую дорогу: Чухрай стал руководителем Экспериментального творческого объединения при “Мосфильме”. Он давал снимать фильмы другим. В те годы, когда  возглавлял объединение, вышли “Раба любви”, “Табор уходит в небо”, “Иван Васильевич меняет профессию”, “Двенадцать стульев” и прочие. А потом объединение закрыли…

И еще один мужественный жест Чухрая вошел навсегда в летопись мирового кинематографа. Возглавляя жюри 3-го Международного Московского  кинофестиваля, он добился присуждения главного приза картине Федерико Феллини “Восемь с половиной”.

ЦК партии вызывал режиссера на ковер для проработки, требуя, чтобы он присудил «Золотого Георгия» отечественной ленте. Чухрай был непреклонен. Ему грозили тем, что после ММКФ при таком раскладе призов он положит партбилет на стол. Угрозы действия не имели.

И принимая награду, великий Феллини сказал: “Я получил множество призов на международных фестивалях, но эта мне особенно дорога, потому что я получил ее в социалистической стране!”

Ушел Григорий Чухрай из жизни в 2001 году.

Елена Булова

 

Читайте также:

Как прошло открытие памятника Марку Захарову на Новодевичьем кладбище

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *