fbpx

Кирилл Разлогов: «Программа ММКФ может показаться картиной всеобъемлющего Хаоса, но на самом деле способна возродить образ единого Космоса»

Кирилл Разлогов: «Программа ММКФ может показаться картиной всеобъемлющего Хаоса, но на самом деле способна возродить образ единого Космоса»

22 апреля, перед началом церемонии открытия 43 Московского Международного кинофестиваля, состоится традиционный брифинг с президентом фестиваля Никитой Сергеевичем Михалковым

Новые правила существенно сузили круг журналистов, которые смогут попасть  на это мероприятие. Чтобы пообщаться с Михалковым следует заранее прислать либо фото сертификата о прохождении вакцинации от COVID-19, либо результаты теста на антитела, подтверждающие раннее перенесённую коронавирусную инфекцию, либо отрицательные результаты ПЦР-теста на коронавирус.

Кто не позаботился, тот – «не в домике».

Поэтому мы предлагаем  вам уже сегодня узнать все то самое главное, что послезавтра расскажет Никита Сергеевич, из уст программного директора фестиваля Кирилла Разлогова.

 – Программа фестиваля этого года не могла не отразить разброд и шатания самого кинопроцесса, – рассказывает Кирилл Разлогов. –  Кинематографистов разных стран поочередно бросало из крайности в крайность. Экстремальные обстоятельства пандемии стимулировали экстремистские эстетические или антиэстетические решения, разогретые долгим пребыванием творцов в изоляции. Было бы самонадеянно пытаться свести в единое полотно более двухсот лент самых разных времен и жанров. Отмечу лишь некоторые силовые поля подбора фильмов на 43-й ММКФ.

Центральные фильмы конкурсной программы, которая во всех смыслах всегда являлась и является для нас приоритетной, впрямую обращены к кризисным ситуациям самой кинематографической жизни. 

Последняя «Милая Болгария» Алексея Федорченко (мы о ней достаточно подробно уже писали – прим.ред.) в свойственной для режиссера ироничной манере, помноженной на грустную самоиронию Михаила Зощенко (одновременно автора литературного первоисточника и разыскиваемого персонажа), возвращает нас в ключевой для развития советского многонационального кино период эвакуации центральных киностудий в Среднюю Азию. Появляющийся здесь в аллюзиях Эйзенштейн неожиданно возвращается к фестивальному зрителю в немецкой картине «Кровопийцы» в издевательской стилистике кинотрэша.

Русская тема поиска утерянного на просторах Северного Китая космонавта неожиданно звучит в фильме «Кофейня в поле» в безрадостной, но изысканной визуальности заснеженных ландшафтов. 

Кубинская футурологическая притча «Голубое сердце» в своей парадоксальной структуре отражает шум и ярость современного мира и его хаотического отражения в лентах новостей и на телевизионном экране.

Рядом – трагическая фреска реальной морской катастрофы 18 века в фильме современного классика из Каталонии Агусти Вильяронга «Чрево моря», где вынужденное превращение героев в людоедов приводит к безрадостным философским размышлениям.

По контрасту румынский гротеск «#Dogpoopgirl (или #засранка)» обличает всевластие современных социальных сетей, позволяющих ни за что уничтожить любого человека.

В более традиционном регистре в центре внимания авторов оказываются гендерные, любовные и семейные коллизии. Иранский «Сын», японские «Женщины», очередная итальянская экранизация романа Альберто Моравиа «Равнодушные» по-разному интерпретируют вечные проблемы отношений между полами и поколениями в контексте своей национальной культуры. На этом фоне выделяется норвежская лента «Он». Редкий синтез социальной остроты, обыденности ситуаций и психологической точности делает ее своеобразным диагнозом смертельной болезни современного социума.

Закончим этот суммарный, еще потребующий некоторых добавлений и изменений в самом ближайшем будущем, обзор индийской картиной режиссера Дона Палатхары «Счастливое предзнаменование», которая сочетает актуальность локдауна (все действие происходит в салоне автомобиля и снято одним кадром) со своеобразным современным перевертышем евангельского Благовеста. 

Именно эта скромная малобюджетная картина из штата Керала, где до сих пор чтут социалистические иллюзии, показывает, что нынешняя программа ММКФ, которая с первого взгляда может показаться картиной всеобъемлющего Хаоса, на самом деле связывает между собой времена, культуры и поколения и способна возродить в глубинах подсознания зрителей образ единого Космоса. 

Елена Булова

Читайте также:

Фильмы 43 ММКФ: «Нет ничего неисцелимого для святого Нектария»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *