fbpx

Всю жизнь посвятил авиации

Всю жизнь посвятил авиации

ветераны, день спасателя

Николай Евгеньевич Рачицкий – заместитель директора Московского авиационного центра по качеству, подполковник запаса. Николай Евгеньевич служил в Вооруженных Силах Российской Федерации, имеет квалификацию «Летчик-снайпер», является ветераном боевых действий. Награждён орденом Красной Звезды, орденом «За военные заслуги», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством», ведомственными медалями.  В Московском авиационном центре Николай Рачицкий работает с 2005 года.

Николай Евгеньевич Рачицкий

Вся жизнь Николая Рачицкого связана с авиацией. Еще с детства маленького Колю всегда тянуло к технике. В Саратовском военном авиационном училище, куда он поступил после школы, летали с самого первого курса. Обучение проходило на трех типах вертолетов – МИ-1, МИ-4 и МИ-8.

«Мне повезло, –  рассказывает Николай Рачицкий, – я попал в самый бум развития вертолётов и армейской авиации. Переход с бензиновых на газотурбинные машины. Модификации и новые типы вертолётов поступали в воинские части регулярно. В училище я получил 235 часов налета, включая более 100 часов самостоятельных полетов. Готовили нас хорошо, инструкторы, преподаватели, командиры – прекрасные, знающие, требовательные. Некоторые – участники Великой Отечественной войны».

После Саратовского училища в 1977 году молодого вертолетчика направили на Дальний Восток, где он прослужил непростые 10 лет. Особый след в памяти Николая оставил, безусловно, Афганистан. В то время служба в горячих точках затронула судьбу многих молодых офицеров, не обошла она и Рачицкого.

Николай Евгеньевич Рачицкий

«Основными задачами в Афгане были поддержка сухопутных и десантных войск, перевозка груза, эвакуация раненных, поисково-спасательное обеспечение, бомбоштурмовые удары. Воевали по всему Афганистану. В основном десантирование, огневая поддержка и обеспечение десанта в горных укрепрайонах, контролируемых «душманами». У нас были новенькие, более мощные и высотные вертолеты Ми-8МТ с противопулевой броней и увеличенным вооружением», – вспоминает Николай Рачицкий.

Весь Афган Николай Евгеньевич пролетал со своим штатным лётчиком-штурманом Сергеем Корнауховым. За год экипаж совершил около 500 часов налёта и столько же боевых вылетов. Однажды Рачицкий с Корнауховым полетели на эвакуацию сбитого летчика МиГ-21 – тогда их вертолет получил около 10 пулевых пробоин. С пробитыми топливными баками, отсеками двигателя и лопастью они спасли летчика и успешно дотянули до аэродрома.

Николай Рачицкий принимал участие во многих боевых действиях в Афганистане. Особенно запомнилась крупнейшая операция по захвату Панджшера.

«В Панджшерском ущелье я чуть не погиб, – рассказал Николай. –  Меня спасли теоретические знания, без моего ведома переросшие в автоматический навык. Мы заходили на посадку на верхушку горы высотой около 3000 метров, сильно загруженные. Я был молодой командир и на подобные площадки еще не садился, поэтому рановато начал гасить скорость. Вертолет начал снижаться с падением оборотов винта. Есть такое понятие на вертолетах –  нехватка мощности двигателей, падение оборотов, неуправляемое левое вращение. Как выводить вертолет из такой ситуации обучают только на крутых тренажерах. В то время их не было и, соответственно, обычно все заканчивалось катастрофой, если плохо знаешь теорию.

Так вот, мощность двигателей была в тот момент уже выбрана полностью, а вертолет падал. Посадочная площадка оказалась выше нас, под нами – склон горы, а позади – пропасть над рекой Панджшер. Вот тут теория, вбиваемая в голову преподавателями и командирами, и выстрелила. Я автоматически развернул вертолет на 180 градусов так, что он стал носом в сторону пропасти и заскользил вниз. Пару раз стукнувшись колесами о боковой склон горы, вертолет вылетел. Обороты винта восстановились, и мы благополучно завершили операцию. Помню, борттехника нашего во время такого маневра выбросило наружу и страховочным ремнем вернуло обратно» – спустя много лет смеется Николай Рачицкий.

Кстати, впоследствии, заместитель командира эскадрильи Анатолий Сурцуков написал книгу «Летчицкие рассказы», где описал этот случай в одной из историй, назвав ее «Панджшерская акробатика».

После командировки в Афганистан Николай Рачицкий участвовал в миротворческих миссиях в Анголе, Сьерра-Леоне, Таджикистане, побывал и  в Чеченской республике.

В 2003 году Николай Рачицкий закончил военную службу, а спустя год, устроился в Московской авиационный центр, где работает и сейчас, передавая свой богатый авиационный опыт молодому поколению.

«Законы аэродинамики везде одинаковы как в армейской авиации, так и в гражданской – говорит Николай, – поэтому мой опыт полетов, знания и умение организации процессов востребованы. Когда меня позвали в Московский авиацентр, вертолёты были, но не было ни одного сертификата эксплуатанта. С их получения я начал своё обучение и всех остальных. Это был переходный период – советские документы отменялись, вводились новые Федеральные авиационные правила; единой трактовки и понимания не было. Здесь всё нужно было разрабатывать и потом утверждать в Росавиации. Мало написать документы – надо организовать их изучение и выполнение всем персоналом. Пишут одни – выполняют лётчики и инженеры. От этого во многом зависит безопасность полетов».

Во многом благодаря Николаю Рачицкому в Московском авиационном центре сегодня существует целостная система организации авиационной деятельности и ее соответствие требованиям воздушного законодательства. Разработано множество документов, получены необходимые для полноценной работы учреждения сертификаты и свидетельства. 

Под руководством Николая Евгеньевича в авиацентре осуществляется сертификация и лицензирование основных видов деятельности ГКУ «МАЦ»: выполнение воздушных перевозок, авиационные работы, обслуживание и ремонт вертолетов, тушение пожаров и др.

Николай Евгеньевич Рачицкий

Сам Рачицкий многократно принимал непосредственное активное участие в ликвидации последствий крупных чрезвычайных ситуаций, руководил тушением пожаров с земли. Это природные пожары 2010 года, пожар в здании НПО «Алмаз-Антей», ночные пожары в одной из башен ММДЦ «Москва-Сити», в торгово-промышленном здании в Северном Медведкове.

«Каждый из этих пожаров по-своему уникален, – вспоминает Николай Евгеньевич. – Сложности были везде. О пожарах 2010 года и в «Москва-Сити» рассказано и написано очень много, поэтому хочу подчеркнуть работу авиацентра при ликвидации пожара в здании «Алмаз-Антей». Это случилось 30 июня 2010 года, и именно тогда впервые мы применили систему горизонтального, вертикального и бокового тушения пожаров огнегасящими жидкостями, установленную на вертолёте Ка-32А. Это уникальная система («пушка») была разработана АО «Камов» совместно с Московским авиационным центром специально для борьбы с пожарами на любой высоте. До недавнего времени «пушка» была единственной в России – с помощью нее наши пилоты попадали в горящее окно 70х40 сантиметров с расстояния 40 метров. При тушении «Алмаз-Антея» эффективность системы горизонтального, вертикального и бокового тушения пожаров была продемонстрирована в полной мере».

Николай Евгеньевич Рачицкий

По словам Николая Евгеньевича, сегодня в Московском авиационном центре ведется работа по усовершенствованию системы горизонтального, вертикального и бокового пожаротушения и других авиационно-спасательных технологий для работы в плотной городской застройке. Во всем этом Николай Рачицкий принимает самое непосредственное участие.

Главное для меня – это моё любимое дело, а свой опыт и знания с удовольствием передаю более молодому поколению» – говорит Николай Рачицкий.

Читайте также:

Дмитрий Кизиков: «Я вырос в семье альпинистов»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *