А мы с Можайки!

А мы с Можайки!

Автор: Владимир Ушаков

Авг 22, 2020

Голосование в рамках конкурса “Антивирусное лето”.  

Дом №19 (в те времена дом №23) на теперешнем Кутузовском проспекте,   ранее носившем название  “Можайское шоссе”,  в котором сейчас размещается ателье известного модельера  Валерия Юдашкина, достраивался во время Великой Отечественной войны.

Мой дед  работал  тогда в Госснабе СССР и занимался снабжением Красной армии одеждой, обувью и другими изделиями легкой промышленности. Он получил квартиру на Можайке в июле 42-го года.  Его семья была в эвакуации, а он на работе, когда в дом, где они жили, на Кадашевской набережной попала немецкая бомба и, пройдя насквозь  четыре этажа,  ушла в землю, не разорвавшись. Крышу разворотило, дом пошел трещинами,   а полы вздыбились.

Во дворе нашего дома  на Можайке был работающий фонтан,  в центре  которого  на постаменте  стоял пионер из белого гипса в шортах, рубашечке-безрукавке, с  галстуком на шее и горном поднесенным к губам.

Высокий деревянный забор ограждал двор от трущоб:  дряхлых домишек, сараев, пристроек для  кур. Там жила, как мы говорили тогда, шпана, с которой мы нередко   перекидывались увесистыми кирпичами и  камнями.   Дома-развалюшки за забором  тянулись до Студенческой улицы, по  который  тогда ходил трамвай до    моста через реку на другую сторону.

Мы  любили бегать по крышам сараев и играть в «рыцарей», сражаясь  выструганными из широких досок саблями или  мечами, сделанными из елочных палок и  очищенными от коры так, чтобы оставались поперечные ветки, защищавшие  кисти рук, как и у настоящих мечей. Щитами нам служили   крышки  от  больших тазов.

Еще мы, когда во дворе было много снега,  строили снежные крепости, а в  сугробах, проделывали такие  ходы-катакомбы, что по ним можно было проползти через весь двор с одного конца до другого. Слегка ненормальная дворничиха   Танька наши ходы   постоянно ломала ломом. Тогда мы придумали поверх ходов,  на  сугробы класть  толстые доски, заливали их водой, морозили и сверху закидывали снегом.  Танька пробовала разрушить   наши ходы, но чуть не  отбила себе руки  и  едва  не погнула свой лом.  Чертыхаясь, плюнула  на нас всех с нашими укреплениями и наконец оставила нас в покое. 

Летом мы перебегали под свистки постового Можайское шоссе и спускались к Москве-реке. Там были заросли тростника и на  сотни метров тянулись  вдоль берега, возвышаясь как горы, разгруженные с барж груды громадных   бревен. Не боясь быть раздавленными  бревнами  всмятку или навек  заваленными,  мы ползали по этим катакомбам. 

Из тростника мы делали копья и, разбившись на команды,  играли в «охотников» или «Тарзанов», охотясь  друг на друга и перекидываясь копьями…

 Когда немного подросли, там же, в этих тростниковых джунглях, мы устраивали бои  на   капсюльных пистолетах.  Капсюльные, чтобы все знали, – это такие пистолеты, когда на деревянный каркас с рукояткой крепился охотничий патрон любого калибра, в него забивался молоточком капсюль и вставлялся деревянный боек с иголкой. Боек  натягивался резинкой до упора и спускался с этого  упора большим пальцем руки. При выстреле капсюль летел метров аж на десять!

Бывало, что  при сражениях на мечах, перекидывании копьями и перестрелках из капсюльных пистолетов кто-то из нас получал травму, и серьезную, но вот глаз,  удивительно, не выбили   никому.

На моих глазах рядом  с  наши домом построили кинотеатр «Пионер». Интересно было видеть первый раз в жизни настоящую стройку. А потом, когда  уже  после девятого  класса  я перешел из 56-й средней  школы в 33-ю вечернюю, я, бывало,  смотрел в 8.30 утра  с балкона в театральный  бинокль, как по другой стороне уже Кутузовского проспекта шла в нашу  школу, где вместе учились с первого класса,  девочка, в которую я тогда был влюблен…

 Эта школа, можно сказать,  по тем временам была элитной,   но  в ней учились   вместе  и  дети рабочих, и  дети работников ЦК партии,  МИДа, сотрудников КГБ, известных актеров. Например, со мной в одном классе  училась дочка известного актера Михаила Кузнецова, который снялся в  пятидесяти отличных фильмах, в том числе в чудесном фильме «Матрос Чижик», который почему-то не показывают  детям  по нашему   ТВ, разве что иногда по «Культуре». В нашей школе училась и Людмила Пахомова, ставшая неоднократной чемпионкой мира по фигурному катанию. И многие другие дети, ставшие известными людьми.

Лет 10-15 назад на той стороне берега Москвы-реки, что напротив бывшей гостиницы «Украина», прохожий провалился одной ногой в дыру. Она оказалась бездонной. Когда ее раскопали, то обнаружили лаз в штольни, катакомбы, которые тянулись на несколько километров. Оказалось, что в этих штольнях добывали камень – белый туф – для строительства Белокаменного Кремля. Камень зимой отвозили на лошадях в дровнях зимой по льду реки,  а летом  сплавляли на плотах и лодках по течению к Кремлю. Там же обнаружили комнаты пыток или для наказаний с кандалами и цепями.

  Недавно здание старой школы снесли и вместо нее возвели новую супермодерновую. Надо бы как-нибудь туда зайти, если, конечно, пустят, посмотреть, висят ли  на первом этаже фотографии выпускных классов прошлых лет?..

Владимир Ушаков.

Фото из открытых источников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *