fbpx

В России началась «мусорная реформа». К каким результатам она приведет? И в этой связи многие специалисты интересуются технологией решения мусорной проблемы в такой промышленно развитой стране, как США, где она стоит также, а может быть, еще более остро, в связи с космическими массами отходов.

Достаточно привести только один пример: вес только одного электронного мусора, то есть мобильных телефонов, компьютеров, видеокамер, телевизоров и т. д., выведенных из американского обихода только за один год, составляет около… 45 миллионов тонн, что равно весу девяти Великих пирамид или четырех с половиной Эйфелевых башен. Этим электронным мусором можно загрузить сотни тысяч 18-колесных грузовиков, которые покроют весь путь от Нью-Йорка до Бангкока и обратно. Правда, на улицах города их «столпотворения» пока не ощущалось. Не случайно, что переработка отходов стала одной из важнейших отраслей в США, в которой заняты 1,5 миллиона человек, а ее оборот составляет порядка 250 миллиардов долларов, что больше годового бюджета некоторых государств. Для сравнения: нынешний бюджет Пентагона – крупнейший военный бюджет в мире – составляет 719 миллиардов долларов.

Что же касается самой системы уборки мусора в Нью-Йорке, где, кстати, еще в далеком 1895 году был создан первый в мире центр по его сортировке и переработке, то она является сегодня крупнейшей в мире – здесь трудятся девять с лишним тысяч человек, в распоряжении которых 2500 мусоровозов, 450 подметальных машин и сотни единиц другой техники. К слову сказать, и зарабатывают нью-йоркские мусорщики неплохо – стартовый годовой оклад составляет почти 34 тысячи долларов, а через 5,5 года возрастает в среднем до 88 с лишним тысяч, что, к примеру, больше окладов учителей или сотрудников метро. Так что деньги в этом смысле точно «не пахнут».

Валялось золото на свалке…

Но вернемся, как говорят французы, к «нашим баранам». И здесь хотел бы обратиться к собственному опыту, точнее, к одной примете, обозначающей некий жизненный ритм. Для определения дня недели мне нет необходимости смотреть в календарь. Достаточно выглянуть в окно: если черные мешки с мусором громоздятся у тротуара рядом с домом – значит, еще вторник, если уже нет – наступила среда. У моих знакомых, живущих в другом районе Нью-Йорка, несколько иное времяисчисление – все зависит от того, в какой день недели подъезжает к их дому огромный «трак» и забирает мешки с мусором, поднятые из подвалов и рассортированные по категориям – бумага, стекло, пластик и, понятно, пищевые отходы. График вывоза мусора составлен таким образом, чтобы не было в одно и то же время скопления огромных машин на одной улице, ибо это создало бы немалые проблемы для движения транспорта и в без того перегруженном городе, испытывающем постоянную уличную аритмию.

Сразу замечу, что традиции сортировки мусора по категориям придерживаются далеко не во всех домах мегаполиса на берегах Гудзона. Так что заключительную часть этого малоприятного, но необходимого для чистоты города процесса осуществляют уже на огромных специальных свалках за городом и специальных предприятиях, где происходит соответствующая утилизация космических по объему отходов, что, конечно, не делает воздух в «столице мира» чище. Что и понятно, учитывая объем отходов, которые остаются от каждого среднего американца и составляют в год порядка 1660 фунтов. Если эту цифру умножить на численность американского населения, то получится астрономический объем – около 210 миллионов тонн мусора. А если эту огромную массу разложить на составные части, то она будет состоять из 34,4% бумаги, 8,5% пищевых отходов, 7,1% стекла, 8,4% металла, 9,1% пластика, 12,7% текстиля, резины и других «отходов» жизнедеятельности большого города. Однако при этом некоторые «старатели» умудряются находить в этой немыслимой горе мусора чуть ли не золотые слитки, в фигуральном, понятно, выражении, но вполне сравнимые по стоимости с благородным металлом. Причем в некоторых случаях и превосходя его по цене.

Именно такой счастливый случай произошел несколько лет назад в одном из нью-йоркских районов, где местный житель, гуляя недалеко от своего дома, нашел в куче мусора золотую статуэтку «Эмми». Он сначала принял ее за выброшенную кем-то на помойку безделицу, но сама фигурка ему понравилась, и он принес ее домой. И только спустя некоторое время, когда он смотрел телепередачу о вручении престижной премии, узнал, какой ценный «сувенир» нашел в мусорном хламе. В данном случае уж точно не скажешь, что не все то золото, что блестит. И золото, и сверкает чьим-то выдающимся успехом.

Мост из… мусора

Понятно, что золотые статуэтки на нью-йоркских свалках такая же редкость, как упавшая с неба звезда. Однако, если не иметь в виду художественные или ювелирные ценности, которые иногда находят на городских свалках, здесь тоже можно неплохо поживиться, если успеть это сделать до еженедельной уборки той или иной улицы. Причем при желании выставленной на краю тротуара мебелью можно неплохо обставить квартиру, обзавестись еще работающим телевизором, а то и компьютером. Техника эта, разумеется, не последней модели, но ведь, как говорится, – халява, сэр! Правда, что касается электронники, то в этой «золотой» уличной россыпи произошли существенные изменения – с недавнего времени в штате Нью-Йорк запрещено выбрасывать на свалки компьютеры и мобильные телефоны, планшеты и другую электронную технику. Запрет введен в рамках борьбы за чистоту окружающей среды, которой они, как считается, наносят вред, поскольку выделяют токсины.
Есть, правда, и другая подоплека этого решения властей, связанная уже с чистой экономикой, – большая часть материалов, применяемых в электронике, представляет собой достаточную ценность и может быть использована повторно при соответствующей технологии. Короче, чтобы старое добро не пропадало зря, жителям Нью-Йорка предложили несколько вариантов его утилизации. С этой целью такие розничные магазины, как Staples и Best Buy, установили приемные урны. Их примеру последовали и некоторые организации, например Goodwill, Salvation Army и the Gowanus E-Waste Warehouse.

Стоит при этом заметить, что за последние несколько лет доля электронных отходов на человека в США была крупнейшей среди всех стран мира. В то же время в некоторых районах страны мусорные свалки приносят пользу при разумном их использовании. Так, в ряде городов, в том числе в Лос-Анджелесе, работают станции по получению газа метана именно в районе больших городских свалок, а в Род-Айленде эта система позволяет обеспечивать газом примерно 18 тысяч жилых домов. Вторсырье немало экономит и в металлургии – подсчитано, что энергетические затраты на производство алюминия из руды чуть ли не в 19 раз выше, чем при пререработке использованных банок от пепси-колы или пива. Причем ежегодно в переработку идет около 60 миллионов алюминиевых банок, что экономит бюджету миллиард долларов. Чем не золото из мусора? И это не говоря уже о том, что «мусорная отрасль», назовем ее так, позволила несколько лет назад привести к созданию почти миллиона рабочих мест.

При этом недавние отходы благодаря новейшим технологиям обретают вторую жизнь в таком виде, который когда-то трудно было себе представить. Одним из наглядных примеров такого рода является транспортный мост в нью-джерсийском парке Wharton, построенный из… отходов, в частности из упаковок для питьевой воды. Понятно, что этот «строительный материал» прошел соответствующую обработку, пока на его основе не был получен прочный, как сталь, полимер. Но факт остается фактом – мост из мусора выдерживает огромные нагрузки, и вряд ли многие посетители парка догадываются о его родословной.
И это не единственный уникальный пример такого рода. Причем не только в области строительства. Так, компания 3D System предложила разработку одного из самых необычных и перспективных в мире трехмерных принтеров, где в качестве материала для объемной печати используются… пустые пластиковые бутылки. Наконец, совершенно фантастический проект, правда, уже не американского происхождения, рожден группой голландских архитекторов. Они решили использовать огромное мусорное пятно, которое плавает в Тихом океане, превратив его в обитаемые острова. Туда они предлагают переселить беженцев из горячих точек планеты, обустроив предварительно эти «острова» для нормальной жизни – построить здесь жилые поселки, небольшие предприятия и даже фермы.

Почему власти закручивают гайки

Но спустимся с этих фантастических высот на грешную нью-йоркскую землю, где уличный мусор чаще становится не предметом удивительных проектов, а яблоком раздора между конкурирующими группами. Причем борьба здесь нередко бывает очень жесткой, поскольку на кону стоят большие деньги. Ведь у мусора, особенно металлоизделий, есть цена, и потому далеко не всегда рабочие городского ведомства по очистке оказываются первыми у уличных куч. Нередко их опережают люди, сделавшие продажу утильсырья своим бизнесом. Понятно, бизнес этот незаконный, поскольку несанкционированный вывоз отходов с уличных свалок считается воровством, а промышляющих этим людей называют «стервятниками».

Тем не менее бизнес этот процветает, несмотря на штрафные санкции, и расширяется по мере того, как растут цены на черном рынке на многие виды утильсырья, например на металлолом, выросшие в несколько раз. Поэтому машины, заполненные утильсырьем, собранным на нью-йоркских, как, впрочем, и на улицах других городов, все чаще притормаживают у складов компаний–перекупщиков, которые затем переправляют его за моря-океаны. Не случайно в последние годы возник обширный подпольный рынок вторсырья. Установленный вначале городскими властями штраф за кражу утильсырья оказался для мусорных воришек, что для слона дробинка, особенно по сравнению с их доходами. Короче, власти решили закрутить потуже гайки и в несколько раз увеличить штрафы за воровство утильсырья. Причем наказанию подвергаются не только уличные воришки, но и компании, которые покупают у них подпольный «товар» и перерабатывают его – налагаемые на них штрафы могут доходить до 5000 долларов.

Здесь, правда, надо оговориться – за воровство с уличных свалок наказывают не всех, а только крупных «хищников», вывозящих «сырье» машинами. Бедняков, перебирающих мусор в поисках банок, бутылок и других предметов, которые можно сдать и что-то заработать на хлеб насущный, никто не тронет. Как не тронут и человека, который возьмет на свалке старый телевизор или кресло для дома. Такие мелочи власти не беспокоят, в отличие от опустошения уличных свалок в массовом порядке.

Как Том мечту свою нашел

Разумеется, когда речь идет о том, что выбрасывается за ненадобностью на улицу, нельзя говорить только об электронных изделиях, мебели, кухонной утвари и других предметах домашнего обихода. Дело в том, что в Америке на улицу выбрасывается фантастическое количество продуктов, которые по тем или иным соображениям оказались «лишними». Причем приблизительная их стоимость составляет астрономическую сумму – 165 миллиардов долларов. И это при том, что в мире сегодня голодает свыше миллиарда человек. Но оставим в стороне эту трагическую цифру и зададимся вопросом, который несколько лет назад взволновал предпринимателя и путешественника Роба Гринфилда: действительно ли еда в мусорных баках не годится к употреблению, в то время когда и в Америке немало нуждающихся? И он решил провести эксперимент на себе, совершив велотур по стране, во время которого еду брал только из мусорных баков. И остался жив и здоров, доказав, что тонны нормальной еды бессмысленно уничтожаются, хотя могли бы принести пользу сотням тысяч людей.

Эту историю я вспомнил в связи с другой «продуктовой» темой, также имеющей отношение к нью-йоркскому мусору, точнее – к миллионам красивых оберток от продуктов, которые ежедневно пополняют городские свалки. И вот оказалось, что эти обертки могут принести миллионы долларов, если к ним приложить хорошую голову. Такая голова оказалась у Тома Заки, который 18 лет назад, будучи студентом Принстонского университета, задумался над проблемой утилизации пищевых отходов студенческих столовых. Мечта стать на этой ниве миллионером захватила его и понесла по волнам нового бизнеса. Вкратце его идея состояла в том, чтобы создать конвейер, где пищевые отходы превращались бы в органические компоненты для садового удобрения. Причем продавать свой «эликсир для растений» Заки решил в использованных бутылках из-под напитков. Короче – и упаковка, и содержимое были из мусора. Через 2 года заказы пошли потоком, Том с головой ушел в бизнес и осуществил свою мечту – сделал из мусора миллионы.

«Четыре с половиной миллиарда тонн мусора производится ежегодно, из них 25% оседают в нашем океане, 5% регенерируются и 70% сжигаются или закапываются на свалках, – поясняет он. – Проблема в том, что 99% того, что вы покупаете, становится мусором в течение года. Ведь сегодня человек потребляет в 10 раз больше, чем 100 лет назад».

Том не скрывает, что сегодня его компания TerraCycle поставила своей целью стать самым «главным старьевщиком» мира, чтобы в конце концов превратиться в Google на мусорном бизнесе. Почему бы нет? – спрашивает молодой предприниматель, открывший свое золотое дно на мусорных свалках.

Действительно – почему? Ведь смогла же стать одной из самых богатых на земле бизнес-леди китаянка Чжан Инь, которая сделала первые свои миллионы на свалках Калифорнии, а сейчас ее сортировочные предприятия разбросаны по всей Америке и другим странам. И сегодня Чжан, как говорят, не обижается, когда ее называют «мусорной королевой». Главное – королева. И это как раз тот случай, когда мусор не пахнет.

Михаил Стоянов.

Нью-Йорк.

 

 

Читайте также:

Технологии нового века. Мусором тут не пахнет