За что Александра III не любит официальная историография?

Александр III

Прозванный Миротворцем, поскольку в его правление Россия не вела ни одной войны, император-самодержец Александр III, едва ступил на престол, со всей энергией своего крутого нрава обрушился на извечную беду русского государства – взяточничество и казнокрадство. В высочайшем манифесте от 29 апреля 1881 года «О незыблемости самодержавия» он призвал «всех верных подданных служить верой и правдой к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую, к утверждению Веры и Нравственности, к доброму воспитанию детей, к истреблению неправды и хищения – к водворению порядка и Правды в действии всех граждан и всех учреждений».

Могучей рукой Александр ухватил змея коррупции за горло и придушил с такой силой, что и много лет спустя имя императора произносилось официальными историографами с содроганием и скрытой враждебностью.
И начал он не с кого-­нибудь, а с собственной семьи, памятуя о том биологическом законе, что рыба, как правило, гниет с головы. Действительно, за годы правления предшественников императорский двор и в особенности родственники царя вкупе со всевозможными друзьями, друзьями друзей и просто «полезными людьми» сформировали своеобразную касту неподсудных, влияющих на все стороны русской жизни вельмож. Понятное дело, многие вопросы в государстве решались по законам, негласно установленным без участия самодержца, но с учетом корыстных запросов власть имущих. Не говоря о том, что способность к государственному управлению многих членов семьи определялась исключительно близостью к трону, а отнюдь не квалифицированностью и талантом. Александр решительно вмешался в сложившийся «порядок», ограничив вмешательство многих своих родственников в дела министерств и ведомств, а кое-­кого и в отставку отправил. По причине коррупции своих постов были лишены великий князь Константин Николаевич и великий князь Николай Николаевич. Вольнице фаворитизма был положен конец.
Ярким примером новой политики стало вмешательство императора в довольно-­таки рутинную процедуру коррупционноемкой передачи концессии на строительство Сибирской железной дороги некой французской компании. Дорога строилась за казенный счет, а сдачу ее иностранцам лоббировал влиятельный клан при императорском дворе. При Александре II французы уже строили дорогу Петербург – Варшава, но провалили дело, не сумев собрать и половины необходимой суммы. Повторять прошлый опыт Александр III категорически отказался. Иностранцы ушли несолоно-хлебавши, а близкому окружению пришлось объяснять свою неформальную заинтересованность в данном проекте.
Прижал император и чиновное сословие, известное своей продажностью. Рядом введенных царским указом запретов он серьезно ограничил возможности ездить на государственном горбу. Например, запретил участие в правлениях частных акционерных обществ, запретил получать персонально чиновниками комиссионные при размещении госзайма.

Описание священного коронования Государя Императора Александра III

Грузный, на вид ленивый, грубоватый царь зорко следил за движением финансов и неоднократно самолично ловил за руку любителей погреть карман за счет казны, не особо считаясь с положением и званиями воришки. Вся Россия узнала об увольнении министра путей сообщения Кривошеина за попытку получить взятку при заключении государственных контрактов, а также за продажу государству леса из своих имений по завышенным ценам. Был выброшен на улицу сотрудник министерства финансов Цион за получение от иностранных банкиров «отката» в 200 тысяч рублей при размещении очередного государственного займа. А бывшего министра финансов, действительного тайного советника Абаза 10 марта 1893 года в связи с тем, что, используя конфиденциальную информацию, тот провел биржевую операцию на понижение курса рубля, нажив при этом около 1 миллиона рублей, немедленно «попросили на выход» со всех занимаемых должностей. Царь сознательно предавал огласке подобные случаи, чтобы «другим неповадно было».
Граф Сергей Витте вынужденно признавал: «Император Александр III был хороший хозяин не из-­за чувства корысти, а из-­за чувства долга. Я не только в царской семье, но и у сановников никогда не встречал того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берёг, как самый лучший хозяин не мог бы её беречь».
Так, царь объявил войну контрабанде и коррупции в пограничных и таможенных структурах. Чтобы справиться с этим злом, он издал высочайший указ, по которому в случае выявления незаконного груза лица, его задержавшие, получали 60% от суммы товара, в результате чего контрабанда сделалась нерентабельной, а престиж пограничника сильно возрос. Таможенные обложения иностранных товаров повысились практически вдвое, что привело к существенному росту государственных доходов, улучшению внешнеторгового баланса и развитию отечественной промышленности. Благодаря действиям царя удалось преодолеть порочную доктрину свободной торговли, чрезвычайно невыгодную для России.


К заслугам императора следует отнести и наведение порядка на железных дорогах. Не секрет, что в этой сфере безраздельно хозяйничали «железнодорожные бароны» в плотной связке с крупными государственными чиновниками, что приводило к колоссальным убыткам для казны. Одним росчерком пера Александр III постановил отказаться от практики частных концессий на эксплуатацию железных дорог. Правительство начало выкупать частные железные дороги, и к середине 90-­х годов до 60% их оказалось в руках государства. Прибыль от их эксплуатации потекла не в частный карман, а финансовые закрома страны. Есть мнение, что крушение царского поезда 17 октября 1888 года на станции Борки стало местью пострадавших от железнодорожной реформы толстосумов царю и всей его семье.
Это мнение не возникло на голом месте. Как и Павла I, самоотверженно противостоявшего коррупции, Александра III после его смерти стали выставлять в дурном свете. Тот же знаменитый юрист Анатолий Кони, защищавший в суде террористку Веру Засулич, называл императора «бегемотом в эполетах». Владимир Ленин прозвал его «Ананас» из­-за фразы в манифесте «О незыблемости самодержавия»: «А на Нас возложить Священный долг». И даже Витте, лукавый граф Витте писал о благоволившем ему царе: был он «ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования; по наружности походил на большого русского мужика из центральных губерний».


И это об императоре­-миротворце, за 13 лет правления которого Россия совершила огромный рывок вперед. Население страны выросло с 71 млн человек в 1856 году до 122 млн – в 1894­-м. Выплавка чугуна с 1860 по 1895 г. увеличилась в 4,5 раза, добыча угля – в 30 раз, нефти – в 754 раза. В стране было построено 28 тыс. верст железных дорог. Закончился промышленный переворот, машинная индустрия сменила старые мануфактуры. Выросли новые промышленные города и индустриальные районы. Объем внешней торговли, не достигавший в 1850 году 200 млн рублей, к 1900 году превысил 1,3 млрд. К 1895 году внутренний товарооборот вырос в 3,5 раза по сравнению с 1873 годом и достиг 8,2 млрд рублей.
Но все равно – «бегемот в эполетах», «Ананас», пьяница, хам, недоросль!
Вот что значит государственным сапогом грубо наступить на нежное место коррупции – тебя проклянут в истории! Однако как тайное всегда становится явным, так и правда обязательно пробьется через асфальт лжи и грязных наветов.

Дмитрий Поляков.

Фото из открытых источников.

 

Дон Кихот на троне. Павел Первый: один против коррупции

4 thoughts on “За что Александра III не любит официальная историография?”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *