Клим Шипенко

Клим Шипенко: «Текст» в деталях

Режиссер Клим Шипенко снял расширенную версию  нашумевшего «Текста», так что зритель уже начиная с июля мог взглянуть на  историю героев Криститны Асмус и Ивана Янковского «с другого ракурса». Каким образом Шипенко удается снимать с одинаковым успехом фильмы самых разных жанров – будь -то космическая драма “Салют-7”, побившая все кассовые рекорды комедия  “Холоп” или психологический триллер «Текст», наш обозреватель поинтересовалась у режиссера,

– Клим, почему вы решили повторить успех «Текста» в  сериальной версии?

– «Текст»  – психологический триллер, в которым важны именно нюансы. Отношения  героев  в сериале получили нюансы, зритель узнает больше подробностей об их связи. Этот проект в коммерческом отношении бюджетный, здесь нет дорогой музыки, какого-то серьезного перемонтажа, в мини-сериал вошли эпизоды, удаленные из игрового фильма  из-за хронометража, которые мне кажутся важными и интересными.

 – А как вообще возник замысел “Текста”? Вас всегда считали режиссером кассового коммерческого кино, и вдруг с вашей легкой руки появляется картина, граничившая с артхаусом?

–  Как возникла идея этой эмоциональной драмы?  Мне показалась актуальным поразмышлять над тем, что сегодня наш телефон становится  своеобразным зеркалом души, дневником, и что эта копилка личностной информации способна рассказать о  нас посторонним людям практически все, если случится, что телефон попадет в чужие руки.  Хорошо ли это? В зависимости от того, в чьи руки попадет. Потому что, получив доступ к чужому телефону,  можно стать этим человеком для всех остальных.

Вы назвали фильм “Текст” артхаусным. Вот тут я не совсем согласен: я лишь краешком ботинка зашел на эту территорию, стремясь все-таки остаться в рамках жанра драмы.

–  А как вы для себя определяете понятие «артхаус»?

– Артхаус – это Терра-инкогнито, это территория, на которой не установлено четких правил. Сидя в зале на артхаусном фильме,  вы можете вообще не понимать, что происходит на экране. Это такая своеобразная игра, придуманная режиссерами, чтобы выиграть у зрителя.  И в случае, если после фильма вы недоуменно станете пожимать плечами, режиссер может свысока, похлопывая вас по плечу, заявить: «Ах, как  же жаль, как жаль! Вы ничего не поняли…  а ведь это было гениально!»

Так вот,  я в «Тексте» ставил себе противоположную задачу: я как раз хотел, чтобы зритель четко понимал, что именно случилось с моими героями, в какую переделку они попали и что при этом чувствуют. То есть в моем случае зритель знает, в какую игру играет.

– Но  среди артхаусного кино «вне правил» есть действительно гениальные образцы. Например, фильмы Андрея Тарковского?

– Тут вы правы. В фильмах Тарковского  нельзя точно сказать, в рамках какого именно жанра они работают. Его картины расположились между фантастикой, драмой, другими жанрами. И это его персональное, очень личное видение затронутых проблем. Фильмы Тарковского законам не подчиняются,  а личность его читается в каждом кадре. Поэтому да, это – артхаус. Но только вот на одного Тарковского приходится тысячи режиссеров, которые  так и не сумели стать Тарковским. И я рискну определить,  где именно пролегает граница.

Я учился кинопроизводству в Соединенных Штатах, в университете Калифорнии. Там к кино совершенно другое отношение, поскольку кино это – бизнес. А значит там прежде всего учат  не самовыражению, а владению профессией. Со слов моих коллег, закончивших ВГИК, я понял, что у нас тут режиссуру преподают иначе.  Во ВГИКе картины Тарковского показываются постоянно, как образец. В Америке мы их видели в десятиминутной нарезке,  при том, что, конечно, нам объяснили, что вот это – высокое киноискусство. И что если у нас хватит времени это нужно будет посмотреть.  Я это к тому, что нас учили азам кинопроизводства, учили, как сделать руками фильм грамотно. А станем ли мы художниками – это  личное дело каждого. Там задачей было, чтобы профессия после окончания вуза нас бы кормила. Кормила каждого. Чтобы у каждого была бы потом работа. «Наука самовыражения» в этом обучении занимала  двадцать процентов времени, а восемьдесят процентов отдавалось овладению базовыми навыками. Вплоть до того, что  последний год, при том, что каждый из нас избрал путь режиссера,  предлагалось овладеть еще и одной технической специальностью. Ты мог стать оператором-постановщиком, способным элементарно выставить свет на площадке, проявлять пленку, использовать разные камеры, объективы, фильтры. Ты мог  стать звукорежиссером, умеющим с нуля записать звук. Можно было овладеть навыками монтажа, чтобы потом монтировать или свой, или любой другой фильм вручную.

– Ну и как вам, режиссеру, потом пригодился навык оператора?

– Очень пригодился. Особенно в работе над «Холопом». Я ведь не ставил себе задачу сделать смешной фильм.

– Да что вы?

–  Я хотел снять историю, которая работала бы даже если из нее убрали все шутки. Хотел сделать визуальный аттракцион, который зрителя бы захватил с потрохами. А если ему еще и смешно будет – это уж  совсем хорошо. Я мечтал доставить визуальное удовольствие  – снять красиво, зрелищно, интересно. То есть,  предъявлял к фильму требования повышенной художественности. Кстати, у нас в современных комедиях именно эта планка почему-то сильно занижена.

– То есть вы считаете, что режиссер, создавая кино сегодня, должен в первую очередь ориентироваться на его рыночную составляющую?

– Я считаю, что снимая фильм, нужно постоянно помнить, что сегодня ты участвуешь в рыночном кинематографе. Такова ситуация: посмотрите в окно! Кино – это бизнес, а не киноискусство в его чистом виде. И голливудские режиссеры, которых я люблю и уважаю,  фильмами которых восхищается мир,  они ведь тоже всегда участвовали, прежде всего, в рыночном кинематографе. А дальше уже, внутри этого рыночного кинематографа, у них получалось еще и самовыражаться. Вот такая арифметика.

Елена Булова

премия Золотой Орел

«Текст» в контексте «Золотого Орла»

В пятницу, в один из первых, по-настоящему снежных московских дней, прошла очередная церемония вручения премии «Золотой Орел». Вечером в первом павильоне «Мосфильма» в 18-й раз собрались важные российские киноперсоны, чтобы вручить или получить статуэтку орла из мрамора и позолоченного серебра.

Абсолютным триумфатором премии стал актер Александр Петров и фильм «Текст», где он сыграл главную роль. Честно сказать, выбор для маститых кинокритиков под эгидой режиссера Никиты Михалкова неожиданный, ведь в фильме речь идет ни много ни мало, как о беспределе со стороны правоохранительных органов. Кроме того, фильм преследовал скандал из-за откровенной сцены с участием актеров Ивана Янковского и Кристины Асмус. Как водится, все бремя скандала пало на плечи женщины, и коллеги-актеры, как могли, пытались поддержать девушку, в том числе и со сцены.

Кристина Асмус, премия Золотой Орел
Кристина Асмус

Иван Янковский, премия Золотой Орел
Иван Янковский

Актер Иван Янковский, поднявшись на сцену за своей статуэткой в номинации за «Лучшую мужскую роль второго плана» в фильме «Текст», крикнул в зал: – «Кристина, браво! Я тебя обожаю, ты большой профессионал и человек. И также, конечно, спасибо твоему супругу, что я стою здесь живой. Я мог здесь не стоять, да». Тут же пояснив, что это была шутка. «Ведь это кино, и на самом деле между нами ничего не было», – продолжил актер. Также он сознался, что никак не ожидал, что его наградят, так как в прошлом году он уже унес «орла» с церемонии. И снова поблагодарил уже другую девушку в зале, свою подругу, по совместительству дочку Константина Кинчева, Веру Панфилову за терпение. К слову, Кристина Асмус появилась на вручении без своего супруга  Гарика Харламова, и не была номинирована. Скромно досидев в зале до конца, она поднялась на сцену лишь вместе со всей съемочной группой фильма «Текст».

премия Золотой Орел

Тут, правда, есть и еще одна интрига. Накануне церемонии Кристина Асмус пожаловалась в своем инстаграме, что бывшая помощница, без ее ведома, рассылала отказы от съемок от имени актрисы, и среди дезинформированных якобы оказались организаторы «Золотого Орла».

Актер Александр Петров, который также уже удостаивался премии в прошлом году, в этом соперничал сам с собой в фильмах «Т-34» и «Текст» в номинации за «Лучшую мужскую роль». Так что и выиграл сам у себя. Возможно поэтому, он с большей уверенностью, чем другие позировал с новой подругой актрисой Стасей Милославской на красной дорожке перед премией. Кстати, это первый выход пары в свет.

Александр Петров
Александр Петров

В конце своей торжественной речи, где призер вспомнил, как впервые попал на «Мосфильм» и мечтал стать актером, он поблагодарил сьемочную группу «Текста» и назвал ситуацию с Кристиной Асмус «большим прорывом в российском кино» добавив, что «не понимает, почему все на нее так накинулись». Закончил же актер неожиданным выкриком со сцены: «Российское кино не в ж…пе».

Когда же на сцену поднялась вся съемочная группа, режиссер Клим Шипенко набрался смелости, и попросил нового министра культуры РФ Ольгу Любимову простить режиссера фильма «Айка» Сергея Дворцева, у которого в прошлом году возник денежный скандал с Минкультом. Получив приз Каннского фестиваля за лучшую женскую роль, «Айка» не только не был номинирован на «Золотом Орле», но и затянул режиссера в долги. 7,5 миллионов рублей предъявляет министерство Сергею Дворцову за не сдачу фильма «в срок». Но судя по тому, как Ольга Любимова активно кивала со своего места, можно предположить, что она согласна с высказанной точкой зрения.

Министр Культуры РФ Ольга Любимова
Министр Культуры РФ Ольга Любимова

Клим Шипенко
Клим Шипенко

Никита Михалков с женой
Никита Михалков с женой

Однако, в этот раз премия отличилась не только посещением буквально на днях назначенного министра культуры РФ. Но и тем, что из концертной программы убрали ведущих, предоставив призерам больше времени для самовыражения, отчего продолжительность мероприятия заметно сократилась. А еще здесь впервые кинонаграду  вручила поп-певица Вера Брежнева, к чему, судя по огромному вырезу ее платья, девушка  серьезно готовилась.

Кроме того, начиная с этого года, помимо ювелирной статуэтки, призерам стали вручать еще и денежные премии. 150000 рублей за одиночную номинацию и 300000 – за фильм или сериал. Об этом со сцены сообщил и сам мэтр Никита Михалков, когда вручал специальный приз «за вклад в развитие киноискусства» 85-летней Алисе Фрейндлих. Актриса впрочем заметила, что «мой вклад в кинематограф совсем не велик… Потому что я все таки театральная актриса».

Алиса Фрейндлих и Никита Михалков
Алиса Фрейндлих и Никита Михалков

 

Анна Субботина

Фото и видео Анастасии Федоренко.

Александр Жуков
Александр Жуков

Александр Кузнецов
Александр Кузнецов

Александр Роднянский
Александр Роднянский

Александр Ф. Скляр
Александр Ф. Скляр

Алексей Учитель с сыном Ильей
Алексей Учитель с сыном Ильей

Александр Митрошенков со спутницей
Александр Митрошенков со спутницей

Алиса Фрейндлих с дочерью Варварой
Алиса Фрейндлих с дочерью Варварой

Анна Котова-Дерябина
Анна Котова-Дерябина

Анна Михалкова
Анна Михалкова

Антон и Дарья Златопольские
Антон и Дарья Златопольские

Валерий Сюткин
Валерий Сюткин

Валерий Тодоровский и Владимир Гудилин
Валерий Тодоровский и Владимир Гудилин

Виктор Добронравов
Виктор Добронравов

Виктория Мирошниченко
Виктория Мирошниченко

Виталия Корниенко
Виталия Корниенко

Владимир Наумов (справа)
Владимир Наумов (справа)

Денис Лебедев с супругой
Денис Лебедев с супругой

Екатерина Шпица
Екатерина Шпица

Иван Соснин
Иван Соснин

Кристина Бабушкина
Кристина Бабушкина

Леонид Ярмольник Евгений Гришковец Валерий Тодоровский
Леонид Ярмольник, Евгений Гришковец, Валерий Тодоровский

Максим Лагашкин
Максим Лагашкин

Марина Александрова
Марина Александрова

Мария Шумакова
Мария Шумакова

Михаил Местецкий
Михаил Местецкий

Николай Шрайбер со спутницей
Николай Шрайбер со спутницей

Ольга Дибцева
Ольга Дибцева

Павел Астахов с супругой
Павел Астахов с супругой

Павел Деревянко
Павел Деревянко

Светлана Дружинина и Алексей Пушков с супругой
Светлана Дружинина и Алексей Пушков с супругой

Татьяна Михалкова и Светлана Дружинина
Татьяна Михалкова и Светлана Дружинина

Юрий Борисов (справа)
Юрий Борисов (справа)

Юрий Растегин и Игорь Гатин
Юрий Растегин и Игорь Гатин

Яна Кошкина
Яна Кошкина

 

 

А вот и список всех номинантов:

Фильм «Текст» режиссер Клим Шепилов :  победы в номинациях «Лучший фильм», «Лучшая мужская Роль» Александр Петров, «Лучшая мужская роль второго плана» Иван Янковский, «Лучший монтаж фильма» Тим Павелко.

Фильм «Т-34»: «Лучшая режиссерская работа» Алексей Сидоров, «Лучший сценарий» Алексей Сидоров, «Лучшие визуальные эффекты» ООО «Алгус-Студио»

Фильм «Одесса» – «Лучшая женская роль второго плана» Евгения Брик, «Лучшая операторская работа» Роман Васьянов, «Лучшая работа художника по костюмам» Владимир Никифоров, «Лучшаямузыка к фильму» Анна Друбич.

Фильм «Дылда» – «Лучшая женская роль в кино» – Виктория Мирошниченко

Фильм «Балканский рубеж» – «Лучшая работа звукорежиссера» Александр Копейкин.

Фильм «Тобол» – «Лучшая работа художника по костюмам» Владимир Никифоров, Дмитрий Андреев, «Лучшая работа художника по гриму и пластическим спецэффектам» Наталья Горина.

Телесириал «Домашний арест» – «Лучшая мужская роль на телевидении» Павел Деревянко.

Телефильм «Шторм» – «Лучшая женская роль на телевидении»Анна Михалкова.

Телесериал «Годунов»  – «Лучший телефильм или мини-сериал» режиссер Алексей Андрианов.

Телесериал «Ненастье» – «Лучший телевизионный сериал» режиссер Сергей Урсуляк.

«Лучший короткометражный фильм» – «Интервью» режиссер Иван Соснин

«Лучший неигровой фильм» – «Без срока давности. Открывая шкаф позора» режиссер Александр Звягинцев.

«Лучший анимационный фильм» – «Он не может жить без космоса» режиссер Константин Бронзит.

«Лучший зарубежный фильм в российском прокате» – «Король-Лев»

«За вклад в киноискусство» – Алиса Фрейндлих.

 

 

 

Читайте также:

«Событие года» прошло в тесноте, но не в обиде

Татлер бал в светских блогах

Метка: Иван Янковский