Быть ли станции «Консерватория»?

Серьезные опасения в связи с планом проходки «по прямой» нового участка метро, который в перспективе должен связать станции метро «Третьяковская» и «Деловой центр», выражает один из виднейших специалистов в области инженерно-геологических исследований, профессор, доктор геолого-минералогических наук, член тоннельной ассоциации России Евгений Пашкин. 10 июня профессор примет участие в масштабной конференции, организованной на базе «ГеоИнфо ЭКСПО» – крупнейшей площадки в России для специалистов в области инженерных изысканий и проектирования, которая в этот раз проходит в формате онлайн. Накануне он поделился с нашим обозревателем своими соображениями.

 – Евгений Меркурьевич, что заставляет вас сегодня бить тревогу?

– Проектируемый новый участок метрополитена «Третьяковская» – «Деловой центр» должен пройти по прямой в самом опасном с точки зрения гидрогеологии и инженерной геологии районе Москвы. В том самом месте, где Москва-река делает петлю. Более сложных гидрогеологических условий, чем на этом участке метротрассы, и найти сложно.

 В свое время еще Борис Митрофанович Даньшин, входивший в комиссию по сооружению 1-й очереди Московского метрополитена, категорически выступил против строительства тоннеля под Москвой-рекой на участке между «Смоленской» и «Киевской». После бурения на этом участке первой скважины впервые была вскрыта сложнейшая зона эрозионного вреза Москвы-реки, и принято решение проходить на этом участке трассу метро по «парижской схеме». То есть НАД рекой, через Смоленский метромост. Для чего трассу вывели на мелкое заложение, и в итоге она вышла от станции “Смоленская” прямо на метромост.

Смоленский метромост
Смоленский метромост

– А вы слышали печальную историю фабрики «Красная роза», четырехэтажный корпус которой в одночасье провалился под землю целиком, о чем у нас долгое время старательно замалчивали, да и сегодня не слишком афишируют?

Рядом с ушедшим под землю корпусом фабрики сооружался тоннель в зоне эрозионного вреза одного из притоков Москвы реки, вблизи которого гидростатическим давлением прорвало породу из забоя. И все, что заполняло эрозионный врез в районе фабрики,  хлынуло в этот тоннель. На поверхности образовалась воронка,  в которую полностью ушло четырехэтажное здание фабрики «Красная роза».

– В том месте, где планируется провести новую ветку «Третьяковская» – «Деловой центр», сходные гидрогеологические условия?

– Сходные. В этом месте никогда не строили метро, хотя потребность была и раньше. Дело в том, что здесь находится сложнейший участок древнего размыва Промосквы-реки.

 – Что это такое?

– Вся современная долина Москвы-реки сформировалась за счет эрозионных и химических процессов, приуроченных к зонам повышенной трещиноватости. Сегодняшний уровень Москвы-реки поднялся, но вся эта зона представляет собой глубокий эрозионный врез¸ в который, как в геологическую помойку, смывался геологический мусор и накапливался там очень долгое время. То есть под сегодняшним руслом Москвы-реки сохранился эрозионный врез древней Промосквы-реки. Фабрика «Красная роза» как раз и попала в эту зону эрозионного вреза одного из притоков Москвы-реки.

Сегодня в том месте, где предполагается пройти новый тоннель между «Третьяковской» и «Деловым центром», размер этого размыва в два раза больше, чем в районе Смоленского метромоста, потому что на территории предполагаемого строительства Москва-река делает петлю.

– Так что, с вашей точки зрения, ветку строить не нужно?

– Ну, почему не нужно? Обязательно нужно! Только пустить ее следует в обход этого опасного места через другие районы города, где нет подобных сложных гидрогеологических условий. А заодно построить на этой линии пять станций в районах, где до сих пор нет метро.

В 2012 году я уже обращался с письмом лично к мэру Москвы Сергею Собянину (письмо от 30 октября 2012 года).. У меня хранится ответ, полученный от Департамента транспорта. В этом ответном письме отмечается, что все, что делается в Москве, делается в соответствии с утвержденным Генпланом сроком до 2025 года. И что этот утвержденный Генплан должен быть заменен новым Генпланом только в 2025 году.

В этом же письме есть ссылка на документ – «Государственную программу развития транспортной системы на 2012 – 2016 годы» и на «Постановление правительства Москвы от 2012 года об утверждении перечня объектов перспективного строительства метрополитена 2012 – 2020 года».

Но 2020 год уже начался, и значит, должна появиться новая программа перечня перспективного строительства объектов метрополитена. За оставшееся до 2025 года время можно решить очень много вопросов, затронутых в моем письме, и технически подготовиться к их решению. Самое время подумать о перспективе. Тем более что строительство ветки «Третьяковская» – «Деловой центр» отложено, по моим сведениям, до 2022 года.

–  Ну и как этот участок трассы «Третьяковская» – «Деловой центр» мог бы пройти в обход сложного участка, с вашей точки зрения, чтобы это было безопасно и удобно для москвичей?

–  Я предлагал рассмотреть следующий альтернативный вариант еще в 2012 году, сделав при этом на новой ветке пять дополнительных станций в центральной части города, где движение транспорта осложнено пробками и где существует очень плотная селитьба. Этот вариант, кстати, тогда не был отклонен. Я предлагал пустить ветку в обход через Никитские Ворота к Патриаршим прудам, Тишинской площади, Мантулинской улице и дальше к «Деловому центру» – и этот путь не содержит сложных гидрогеологических условий. Свой план этой ветки я прилагал к письму.

Мантелинская улица
Мантулинская улица

– Вы считаете актуальным и безопасным строительство новых станций метро в центре плотной городской застройки?

– Актуальным? Конечно. Центр Москвы официально объявлен культурным центром с туристическим направлением. Но как, скажите, добраться до многих объектов культуры, если у нас станций в центральной части Москвы в десять раз меньше, чем в Париже, и в пять раз меньше, чем в Лондоне? И расстояние между станциями в Париже 400 метров, а у нас 1500 метров. У нас интервалы между станциями в четыре раза длиннее, чем там. Людям приходится идти пешком, потому что во многих местах наземный транспорт сняли, и в условиях пробок, особенно в час пик, доехать до цели практически невозможно. Пробовали ли вы, идя в консерваторию от метро «Пушкинская», в час пик дождаться автобуса? Мне это ни разу не удавалось, я хожу пешком, невзирая на дождь или снег. А это расстояние – полтора километра.  Пожилым людям его преодолеть сложно, особенно в гололед. Но кроме консерватории, в районе Никитских Ворот находится пять музеев, среди них – Музей народов Востока, Музей Горького, Музей Станиславского, шесть  знаковых театров, среди которых популярнейшие Театр имени Маяковского и «У Никитских ворот», «Геликон-опера», Театр на Малой Бронной, и несколько крупных административных организаций типа ТАСС.

 –  Вам могут возразить, что при строительстве метро в центре старые здания начнут давать трещины…

А я предлагаю в центре города построить десять новых станций на уже существующих участках за счет встраивания в них. Там не нужно будет делать новых подходных тоннелей. Построить их можно так же эффектно, как это было сделано в Санкт-Петербурге, при возведении станции метро «Адмиралтейская», кстати самой глубокой в мире.

Адмиралтейская
Станция метро «Адмиралтейская» в Санкт-Петербурге

Там ведь сумели сделать наклонный эскалаторный тоннель рядом с главною площадью Санкт-Петербурга – Дворцовой – в сложнейших гидрогеологических условиях. Я там был и восхищаюсь тем, как петербуржцы смогли в стесненных условиях плотной застройки построить подобную станцию. Рядом проходят две оживленные улицы, дома плотно стоят друг к другу. Но смогли же! Причем там ведь одним эскалаторным тоннелем на такую глубину пройти было нельзя, так они проложили два тоннеля, сделав промежуточную площадку и развернув второй тоннель под углом к первому. В Питере использовали впервые за всю историю прохождения наклонных тоннелей не метод замораживания, а проходческий механический комплекс Herrenknecht, которым сейчас во всем мире проходят горизонтальные и наклонные тоннели. 

Дом Брюса
Дом Брюса

 Что касается станции «Консерватория», то в районе Дома Брюса, прямо напротив консерватории, есть большая дворовая площадка, как раз на этом месте проходит ветка метро. И там очень легко можно сделать наклонный эскалаторный тоннель, который выйдет к уже существующей трассе. А оттуда, развернув наклонный тоннель, пройти участок, где будут платформы направо и налево, как в Петербурге. Причем не требуется создания каких-то дорогостоящих архитектурных дворцов: от этого вообще надо уходить и больше внимания уделять не архитектуре станции, а ее функции. Чтобы москвичам было удобно, надежно и комфортно.

– Какие еще станции в центре города обозначены на плане, который вы предлагали в своем письме от 2012 года и стремитесь реанимировать сегодня?

– Кроме уже упомянутой станции «Консерватория», это станция «Остоженка». Это «Гончарная» рядом с высотным домом между «Китай-городом» и «Таганской». Это «Покровские ворота», которые не имеют на Бульварном кольце станции метро, при том что расстояние между «Курской» и «Площадью Революции» – больше двух километров! А там – и плотная селитьба, и кинотеатры, и театры. Это станция «Казачья Слобода», которая могла бы дать доступ на поверхность в замечательной исторической части города между «Добрынинской» и «Полянкой».

Казачья Слобода
Казачья Слобода

Это, наконец, Театр им. Вахтангова – туда от «Смоленской» или «Арбатской» можно только пешком добраться. А ведь театр стоит как раз на перегоне между «Арбатской» и «Смоленской», совсем рядом, над тоннелем.

Ну и, в конце концов, это «Патриаршие пруды», которые после рекламы музея Булгакова стали популярнейшим местом пропаганды этого великого писателя и его произведения. Тем более что между станциями «Пушкинская» и «Баррикадная» во дворе в районе Патриарших прудов сохранилась до сих пор шахта, которая использовалась для строительства перегонного туннеля между этими станциями. 

Возможно, стоит сделать еще и станцию «Зарядьевская»: разбили такой популярный сквер в Москве с прекрасным концертным залом, ресторанами, уникальным мостом над Москвой-рекой, а добираться до него проблематично. Эту станцию вполне можно было бы сделать между «Новокузнецкой» и «Театральной», там за храмом Василия Блаженного как раз проходит трасса. Выходя из метро, можно было бы попадать в этой изумительный сквер.

– С какими, как вам кажется, возражениями может столкнуться ваше предложения по строительству ветки «Третьяковская» – «Деловой центр» в обход опасной зоны и предложение по строительству новых станция внутри Бульварного кольца?

– А они уже были озвучены в ответе еще в 2012 году. Но сегодня я вижу, что эти возражения идут в полном противоречии с тем, что в реальности делается в Москве в плане строительства метрополитена. Из Департамента транспорта мне написали, что «Организация объектов метрополитена в центральной части города крайне осложнена высокой плотностью застройки, большим количеством коммуникаций и сложными гидрогеологическими условиями» и что «строительство дополнительных станций в центральной части города АКТУАЛЬНО, но должно быть технически обосновано».

– И что вы на это можете возразить? У вас есть аргументы?

– Но ведь строя по прямой ветку «Третьяковская» – «Деловой центр», они как раз и попадают в те самые «сложнейшие гидрогеологические условия», и это почему-то никого не пугает.

Что касается плотной застройки, то предложенный мною вариант встраивания станции в уже действующие линии – это самый экономичный и изящный способ решения проблемы. В конце концов, даже проходка элементарного подземного пешеходного перехода связана с переносом коммуникаций в другое место.

Что же касается последнего аргумента – необходимости технического обоснования, то у нас как раз и остается достаточно времени на то, чтобы хорошо подготовится, в том числе и используя блестящий опыт Санкт-Петербурга. Так что мое сегодняшнее предложение сводится к тому, чтобы реанимировать переписку с мэром и рассмотреть уже сделанные предложения с внесенными коррективами.

Елена Булова

Евгений Пашкин

Евгений Пашкин: Помню, как открывали станцию «Маяковская»

Сегодня исполняется 85 лет со дня открытия для пассажиров первой очереди Московского метрополитена. Первая ветка шла от «Сокольников» до «Парка культуры», с ответвлением на «Смоленскую».

Нашему собеседнику – профессору, доктору геолого-минералогических наук, действительному члену Академии архитектурного наследия Евгению Пашкину в то время было только два года. Открытие «Сокольников» он, конечно, не помнит, зато отлично помнит, как открывалось другая, самая красивая станция московского метро «Маяковская» второй очереди московского метрополитена.

— Евгений Меркурьевич,  помните свои  тогдашние эмоции?

— Отлично помню. Меня с собой взял отец, имевший отношение к строительству.  Я испытал потрясение от великолепного убранства станции, словно попал в волшебный дворец. Потрясение было, кстати, всеобщим. Взоры первых пассажиров, спустившихся на платформу, сразу устремлялись вверх, где расположились романтические, радостные, словно наполненные воздухом, мозаичные панно художника Александра Дейнеки.  Когда подошел состав, в котором тогда было всего лишь четыре вагона, мы сели в головной. Моему папе было предложено вместе  с ребенком переместиться в  первую секцию вагона. Теперь уже мало кто знает, но тогда первая секция вагона была отделена перегородкой и предназначалась для пожилых людей и пассажиров с детьми.

Так было где-то до середины сороковых годов, потом, к сожалению, правило упразднилось. А жаль: самое время его вернуть. Тогда наши престарелые сограждане не подвергались бы унижению – стоять перед сидящей, уткнувшейся в смартфоны молодежью.

– Во время войны, 75-летие Победы в которой мы только что отметили, «Маяковская» использовалась как бомбоубежище по ночам, чему есть фотоподтверждения. Ну, а днем?

– А днем здесь продолжали ходить поезда. Интервалы были увеличены. Я тогда жил совсем рядом, и во время холодной зимы 1941 года мы, трое мальчишек из огромного двора, расположенного неподалеку, спускались в метро. В торце станции стоял бюст Маяковского. Там было потеплее, и мы часами играли в футбол тряпичным мячом, сшитым из набитого тряпками старого чулка. Обычно игра заканчивалась, когда мячик улетал на рельсовый путь. Тогда мы затевали другую игру: начинали пускать пятачки по желобку колонн на платформе.

–  Видимо, памятный день открытия «Маяковской» определил ваш дальнейший путь. Вы успешно закончили Московский геологоразведочный институт, и диплом назывался “Оценка инженерно-геологических условий строительства Метромоста в Москве на Ленинских горах”. То есть вы строили метромост?

– Да, так и было. Я участвовал, еще будучи студентом, в грандиозном строительстве метромоста на Ленинских горах. Его спешили сдать к Спартакиаде: сутками напролет мы бурили там скважины, поскольку нужно было укрепить оползневой склон. В этот склон и должен был упираться метромост. А затем на меня пришел запрос из Метрогипротранса, где работал в то время знаменитый архитектор Алексей Душкин – автор станции «Маяковская». Естественно, я согласился.

Вообще я хочу сказать, что в те годы в нашей жизни было много романтики, ощущалась огромная масштабность строек, а самое главное – внутренняя ответственность участия в них.  Так было и по стране в целом, и в самой Москве. Я это прочувствовал, еще будучи студентом МГРИ, когда отправился на строительство Сталинградской ГЭС на практику. Был потрясен этой великой стройкой – ее размахом, гигантским котлованом, канатной дорогой! Потом было много других не менее масштабных объектов. Но, коренной москвич, я очень люблю свой город, и, уезжая из него дольше чем на три месяца, всегда скучаю по нашей родной столице.

Справка

Евгений Меркурьевич Пашкин — профессор, доктор геолого-минералогических наук, заслуженный деятель искусств РФ, действительный член Академии архитектурного наследия, государственный эксперт Министерства культуры РФ, почетный реставратор Союза реставраторов России. Родился 30 декабря 1933 года.

Крупный специалист в области инженерно-геологической оценки подземного пространства при строительстве подземных сооружений. Создатель нового направления, связанного с инженерно-геологической диагностикой деформаций памятников архитектуры. Автор 10 монографий и 200 статей.

Елена Булова

Метка: Евгений Пашкин