fbpx
служба 112

«Каждая работа важна и нужна»: заместитель начальника Службы 112 Москвы о ликвидации последствий Чернобыльской аварии

 

35 лет назад произошла авария на Чернобыльской АЭС. О том, как развивались события на станции и зоне отчуждения сказано очень много, а информация об этом общедоступна. Каждый неравнодушный знает, что около 600 тысяч человек участвовали в ликвидации последствий аварии. Их подвиг и самоотверженность мир запомнит навсегда.

У каждого участника-ликвидатора своя история, есть она и у заместителя начальника ГКУ «Система 112» Павла Козлова.

Он был курсантом, заканчивающим учебу в Московском высшем училище дорожных и инженерных войск, когда произошло страшное – взрыв на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции.

Полк, в котором лейтенант уже служил по окончании училища, отправили в чернобыльскую зону для очистки территории от радиации. Поехали не все.

«Были отказники. Потому что понимали, чем грозит влияние радиации на организм человека. Да и сам командир полка оставил в части молодых и неженатых, чтобы сберечь, так как после получения облучения лучше не заводить детей в течение 5-7 лет. Я же поехал, для меня было честью принимать участие в работах по ликвидации аварии. А женился я уже там в октябре 1987 года. Так получилось, что моя будущая супруга оказалась уроженкой тех мест, которые подверглись последствиям аварии на ЧАЭС», – говорит Павел Владимирович.

Его полк стоял под селом Ораное в 30 км от станции. Павла Владимировича назначили в оперативный отдел, где он вел учет объемов работ выполненных в течение суток на станции и зоне отчуждения.

«В первую очередь ликвидаторы собирали разлетевшиеся после взрыва, зараженные осколки графита и бетона. Они разлетелись по всей станции и близлежащей территории. Их собирали и сваливали обратно внутрь  разрушенного энергоблока, который впоследствии залили бетоном и соорудили так называемый могильник. Также чистили, обеззараживали помещения самой станции, вырубали бурый лес, подвергшийся радиационному заражению, асфальтировали дороги, чтобы поднималось меньше пыли, а сами дороги поливали и всегда держали мокрыми.

Военнослужащие химподразделения, мы их называли “химиками”, отсчитывали рентгены, техники чинили автомобили, рядовые проводили чистку транспорта или помещений. Каждый просто выполнял свою работу. Каждая работа была важна и нужна», – рассказывает Павел Владимирович.

Всем ликвидаторам выдавали специальную индивидуальную ручку-дозиметр, которая крепилась к нагрудному карману. Она отмеряла количество полученного человеком радиационного излучения. После смены люди сдавали эти ручки ответственному, он их обнулял, а данные о полученных рентгенах заносил в специальный журнал. На следующий день человека снова отправляли работать. На объекте он снова получал свою дозу радиации, а после смены показатели снова заносились в журнал. Так до тех пор, пока человек не набирал предельно допустимое количество рентген.

«Сначала было 25 рентген, но на опыте поняли, что это очень много и опасно для человека. Люди при такой дозе радиации получали уже серьезные проблемы со здоровьем. Поэтому планку предельно допустимого уровня снизили до 10 рентген. После того, как человек набирал это количество – его отправляли обратно домой», – уточняет Козлов.

Павел Владимирович рассказывает, что “химики” каждый день делали расчеты максимально допустимого времени нахождения в том или ином помещении или зоне, чтобы человек единоразово не получал большую дозу радиации.

«Бывали, конечно, прецеденты, когда люди очень быстро «сгорали». Но в целом, за этим старались следить, и дольше положенного человеку в том или ином помещении находиться запрещалось», – говорит Козлов.

Радиация коварна. Ее никак нельзя почувствовать или услышать. В большей степени радиоактивные изотопы оседают в щитовидной железе и печени человека. Чтобы защититься, участники ликвидации использовали не только рекомендованные препараты и защитные костюмы, респираторы, но и «народные методы», Павел Владимирович по совету старших товарищей натирался йодом:

«Йод еще можно было пить, но тогда поднималась высокая температура. Поэтому йодом натирались. Кто руки натирал, кто ноги. Считалось, что это помогало хоть как-то обезопасить щитовидку».

На территории чернобыльской зоны Павел Владимирович пробыл три месяца. Максимально там можно было оставаться до полугода, но не дольше. Те же, кто работал в самом сердце радиационного излучения, уезжали, как только получали максимальную дозу рентген.

«Всю грандиозность работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС смог оценить только с годами. Нашему государству удалось мобилизовать огромные силы. А ведь то, что происходило там, на практике было осуществлено впервые.

Чернобыль – это трагедия, это подвиг, это предупреждение человечеству», – заключил он.

 

Читайте также:

Спасатель Владимир Сидоров – служение Родине продолжается

Владимир Черня

Владимир Черня: Нам есть кем гордиться!

Сегодня, 26 апреля 2021 года, исполняется 35 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС. 35 лет спустя участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, оставшиеся в живых после этой страшной трагедии, продолжают трудиться. Нести живое слово правды о тех событиях каждый из них считает долгом и делом чести. О том, чем живет ветеранская организация Департамента ГОЧСиПБ города Москвы – наша беседа с ее председателем – полковником в отставке Владимиром Черней. Но сначала – несколько штрихов к его биографии.

Из поколения защитников

 Шесть (!) поколений мужчин в семье председателя ветеранской организации Департамента ГОЧСиПБ города Москвы Владимира Черни выбирают делом жизни защиту Родины. Память о предках бережно хранится в домашнем музее, а история семьи передается из поколения в поколение.

– Владимир Анатольевич, вы причастны к чернобыльской трагедии?

– Я  родился и вырос в Одессе. На момент аварии учился в выпускном классе средней школы. Как многие сверстники, мог пойти в мореходку, но  решил последовать примеру отца и посвятить себя военному делу. Выбор пал на Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище. Пока готовился к экзаменам для поступления и заканчивал школу, прогремела на всю страну весть о Чернобыльской катастрофе. Все мои старшие товарищи стали призывниками и фактически в полном составе ушли туда в составе Киевского и Донецкого полков ГО… Они были первыми. Все эти ребята получили огромные дозы облучения. Один из них привез негатив, я увлекался черно-белой фотографией, проявил и сделал фото – увиденное шокировало…

Косенко Григорий Григорьевич (1-й справа 1-й ряд)- советник отдела ИТМ Управления ГО Департамента ГОЧСиПБ Москвы – был на ЧАЭС нач. Штаба батальона в составе 257 отдельного механизированного полка ГО

– Ну, а у вас, после окончания училища, началась военная служба…

– За 25 лет службы я сменил 13 гарнизонов. Был замполитом в Приднестровье, командиром роты на Кубе, дознавателем Тоцкой военной прокуратуры и юрисконсультом начальника гарнизона. В 1997 году перевелся в МЧС России на должность зам. начальника Управления ГОЧС города Бузулука, а после обучения в Академии гражданской защиты стал начальником Управления ГОЧС в Саратове, затем — начальником оперативного управления ГУ МЧС России по Московской области, закончил военную службу в Департаменте кадровой политики Центрального аппарата МЧС России. Сегодня возглавляю  ветеранскую организацию Департамента ГОЧСиПБ города Москвы.

– Мне всегда очень интересно узнать, что подвигает людей заниматься общественной деятельностью, какова мотивация вашей работы?

– Один из моих командиров сказал: “Пионерами нам не быть, а ветеранами мы станем всегда”. Этой фразой он дал хороший посыл: вы пока при власти, при должности, позаботьтесь о ветеранах. Вы уйдете – ваши правопреемники тоже последуют вашему примеру и позаботятся о Вас, не забудут вашу работу. Связь должна идти непрерывно. Для этого и важен обмен опытом, работа с молодежью, с общественными организациями. Наша работа: хранить историческую правду, рассказать о прошлом и передавать накопленные знания и навыки.

О ветеранах

– Какова численность  ветеранской организации Департамента? Чернобыльцы входят в ее состав?

– Наша ветеранская организация насчитывает 1097 человек, это ветераны Великой Отечественной войны и труженики тыла, узники концлагерей, ветераны Вооруженных Сил и труда, в том числе 70 ветеранов-чернобыльцев. 35 из них работают в Департаменте, а 35 уже на пенсии. Но это зрелые люди, которые могут и делают многое для общества. Сегодня им где-то 54-62 года в среднем, а в далеком теперь 1986-м году это были молодые ребята. Они продолжают активную работу в ветеранском движении столицы и в нашей организации, участвуют во всех патриотических мероприятиях.

Ветераны Чернобыля с председателем ветеранской организации Департамента ГОЧСиПБ Москвы Черня В. А. (второй справа).

О молодежи

– Деятельность любой организации так или иначе связана с молодежной тематикой.

– Конечно, это один из приоритетов работы. У нас проходят уроки мужества, с огромным удовольствием ветераны, в том числе и чернобыльцы, приходят в школы. Они рассказывают правду о том периоде, отвечают на вопросы. Эти диалоги всегда очень живые. Ребята активно интересуются этой темой.

– Вопросы задают?

– Конечно, и чаще всего – «вам было страшно?». Люди ехали в зону катастрофы по тревоге, а «схватка с неизвестностью» – это всегда страшно… Паники не было, но отсутствие должной информации имело место, и, например, курящие чаще гибли. Снимали респиратор, чтобы затянуться сигаретой, а делать этого было категорически нельзя. С сигаретой в организм попадали смертельные частички радиоактивной пыли: в зоне категорически нельзя было курить.

Сейчас молодежь мало знает об этой трагедии. В новой истории о ней немного говорят. А говорить надо. И мы несем это живое слово. Хорошо, что остались документы, фотографии. Они красноречивее слов рассказывают о многом. А воспоминания ветеранов дают полное представление о том трагическом в истории человечества событии.

Безсилко Петр Петрович – зам.нач. Управления по ВАО Департамента ГОЧСиПБ Москвы-был на ЧАЭС нач. Штаба батальона в составе 445 отдельного механизированного полка ГО

Про спасателей

– И уроки были извлечены…

– Это была самая страшная авария в истории человечества – 300 «Хиросим»! И благодаря усилиям людей, работающих в зоне, ей не дали разрастись. Именно Чернобыль вывел развитие гражданской обороны на новый уровень. Очень много менялось, создавались целые концепции и программы по спасению людей в условиях мирного и военного времени, создавались МЧС и аварийно-спасательные формирования при органах власти и на объектах экономики. В мире появились другие вызовы, и на них нужно было реагировать. Но Чернобыль, пожалуй, последний случай проявления массового героизма людей в истории человечества.

– А как же землетрясение в Спитаке, другие ЧС?

– Это уже были правильно организованные руководством страны работы силами и средствами с использованием современных технологий. Действия спасателей проводились планово, люди работали, думая о защите, как правильно войти в очаг поражения и вести аварийно-восстановительные работы и т. д. Кроме того, появились способные для таких работ роботы, беспилотники. В Чернобыле, кстати, применялись по тем временам технологичные роботы и инженерная техника, которая, в отличие от зарубежных аналогов, могла проводить работы в зоне повышенной радиации. Первыми на амбразуру бросились пожарные и вертолетчики. Первые пожарные без средств защиты тушили очаги пожаров. Дозиметристы с вертолета открывали двери и измеряли уровень радиации, а ликвидаторы прицеливались, чтобы сбросить отсыпной груз в 4-й реактор. Конечно, все они получили смертельные дозы радиации. Потом работа стала более организованной, был создан штаб, определена зона отчуждения, проведена эвакуация населения с зараженной местности и т. д. Об этом много написано.

Герой России Максимчук В. М. – руководитель тушения пожара на 4 реаторе ЧАЭС (третий слева первый ряд) и московские пожарные. 1986 год

В первые дни аварии на ЧАЭС о том, как защищаться, что делать при радиации, мало кто знал. В числе первых лиц были и дети знаменитых людей. В Одессе есть улица генерал-майора Леонида Порфирьевича Бочарова. Лев Леонидович, его сын, был главным инженером, который сдавал саркофаг приемной комиссии – туда шли самые лучшие! Люди просились в командировку в Чернобыль. Всем известны заслуги перед Отечеством адмирала Николая Кузнецова. Его сын, Николай Николаевич, был первым фотографом, который туда прибыл. Все фотографии, которыми пестрит сегодня интернет, – это его работы… Его супруга, Раиса Васильевна, передала нам для размещения на фотовыставке несколько памятных снимков с его кинокамеры. В нашем департаменте помнят историю, изучают и используют опыт, в том числе и опыт спасения людей на пожарах и водных объектах. Каждая ЧС фиксируется, проводится анализ ошибок и недочетов, результат которого внедряется в новые технологии и передовые решения.

Про предстоящую дату

– Как отмечаете 35 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС?

– Создан видеофильм об исторической хронологии ликвидации аварии на ЧАЭС и видеоролик, интервью с ветеранами-чернобыльцами департамента, а также очень трогательные кадры с детьми. В Учебно-методическом центре ГО и ЧС разместили фотовыставку. Планируем вручение юбилейных медалей «35 лет ликвидации аварии на ЧАЭС» ветеранам департамента. 25 апреля наши ветераны-чернобыльцы приняли участие в общегородском памятном мероприятии совместно с организацией «Союз-«Чернобыль» Москва». У монумента героям-чернобыльцам на Поклонной горе и мемориала жертвам Чернобыля на Митинском кладбище состоялся митинг, возложение цветов. А сегодня с утра Патриарх всея Руси Кирилл будет освещать монумент на Поклонной горе, после обеда на Митинском кладбище пройдут траурные мероприятия. Это всероссийское мероприятие, которое проводит Росатом. Пройдет молебен, митинг, возложение цветов. Мы уже дополнительно в составе своего департамента участвуем во встрече с семьей Владимира Михайловича Максимчука. Он герой Чернобыля, патриот СССР и России, крупный руководитель, страстно преданный пожарному делу. Настоящий первопроходец в профессии, инициатор создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. К его могиле на Митинском кладбище возложим цветы.

Председатель Совета ветеранов Департамента ГОЧСиПБ Москвы В. А. Черня (слева) и ветеран Чернобыля П. П. Безсилко (справа) на памятном мероприятии, посвященном 35-летию ликвидации аварии на ЧАЭС.

А 27 апреля ветераны Департамента ГОЧСиПБ соберутся в комитете общественных связей на Новом Арбате. Мероприятие пройдет при поддержке Комитета общественных связей и молодежной политики города Москвы. Это памятная дата для тех, кто выжил, для тех, кого мы помним, кто защитил мир от атомной катастрофы. Нам есть кем гордиться.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Этого не забыть: четыре недели в Чернобыле

Спасатель Владимир Сидоров – служение Родине продолжается

26 апреля 2021 года исполняется 35 лет со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС. В период с 1986 по 1990 гг. к работам в зоне ЧАЭС было привлечено свыше 600 тысяч ученых, специалистов, рабочих, военнослужащих из всех республик Советского Союза.
Масштабы трагедии могли быть неизмеримо большими, если бы не мужество и самоотверженные действия этих людей. Среди этой огромной армии тех, кто в то время находился в эпицентре, было и шесть сотрудников ГКУ МГПСС. Трое из них сейчас на пенсии, остальные в строю. Среди них –  Владимир Сидоров.

Командировка в эпицентр

Сегодня Владимир работает водным спасателем на поисково-спасательной станции на водных объектах “Центральная”. Собственно, всю свою жизнь, начиная с 1981 года, он служил рядом с водой. А тогда, в далеком 1986 году, работал в речной милиции. Воспоминания участников этой трагедии, а со времени аварии на Чернобыльской АЭС уже прошло 35 лет, нисколько не стираются из памяти.

«Помню, к нам приехал генерал, и сказал, что надо помочь в Чернобыле. Спросил, есть ли желающие. Нужны были специалисты-судоводители. Я согласился. Нас набралась целая группа, и я пробыл в 30-километровой зоне отчуждения с 10 сентября по 10 октября 1986 года»

В задачи речников входило отвозить военных и милиционеров на катерах к баржам. Сама группа, в состав которой входил и Владимир Сидоров, базировалась на теплоходе «Чибис», на котором команда и жила. 

Звук тревожного метронома счетчика Гейгера

На барже всегда присутствовал дозиметрист. Если раздавался звук тревожного метронома счетчика Гейгера, баржу поливали водой.

«Радиацию невозможно почувствовать. Правда, немного першило в горле, хотелось пить. Нам на двоих речников давали по ящику боржоми в день. Это было спасением».

Были и дежурства. Посты на реке ставили не случайно. Во всю орудовали мародеры. Зоной ответственности Сидорова и его напарников стала Припять.

«Мародеры несли все: телевизоры, технику. Мы их не ловили: ловить преступников – задача милиции, и они с ней справлялись. Картинки страшные помню: мертвый город, дома с открытыми окнами. Тишина мертвая. Люди убегали, забирая с собой только самое необходимое. Не понимаю, как у мародеров поднималась рука грабить и наживаться на чужом горе». 

Речники охраняли город с водной акватории. Особо врезались в память Владимиру две деревни: Нижние и Верхние Жары. Дома в них тоже опустели, а в одном, как показалось речникам, теплилась жизнь.

«Оказалось, в доме жили муж с женой. Их упрашивали эвакуироваться, но старики не сдавались: здесь родились, здесь и помрем. Печальное было зрелище. Почему-то часто их вспоминаю с уважением и грустью».

На реке было много сгнившей рыбы: очевидцы говорили, что в период аварии она вся поднялась брюхом кверху. А с неба на землю падали мертвые птицы, так и не поняв в своем последнем полете, что же с ними произошло.

 Природа словно ополоумела. На местном кладбище, вспоминает Владимир, впервые увидел гигантские растения, типа борщевика: такими они стали после «дозы».

«Радиация накрыла землю по-разному. В одном месте на кусте счетчик Гейгера зашкаливал, а совсем рядом было «спокойно».

Были, конечно, и происшествия. Как-то по Припяти в Нижние Жары поехали ребята на катере  и… пропали. Всю ночь их искали. А речка сложная: камыши, извилины. Запросто заблудиться можно. Пришлось вертолет вызывать, он и нашел пропавших.

За ту командировку, в которую бросился, словно в омут с головой с риском для жизни, Владимир Сидоров награжден  памятным знаком «В память о ликвидации катастрофы на ЧАЭС». Сказалась молодость, а крепкий организм смог справиться с радиацией. И еще много лет, вплоть до сегодняшнего дня, Владимир остается верен своей профессии. Почетный речник награжден медалью «За спасение погибавших», ему вручен ведомственный нагрудной знак МЧС России «За Заслуги» и медаль МЧС «За содружество во имя жизни». И это служение своей Родине продолжается…

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

О том, что однажды принял решение стать бойцом огненного фронта Валерий Земцов не жалеет

ветераны, день спасателя

Этого не забыть: четыре недели в Чернобыле

В Управлении по ЦАО Департамента ГОЧСиПБ много лет  работает ликвидатор последствий Чернобыльской катастрофы Сергей Валерьевич Кузьмичёв, подполковник в отставке. Богатый жизненный опыт, накопленные знания и умения он использует в своей работе, занимаясь региональным государственным контролем (надзором) за соблюдением обязательных требований в области ГО, защиты населения и территорий города от ЧС природного и техногенного характера, обеспечением безопасности людей на водных объектах города Москвы.

Сергей Валерьевич Кузьмичёв

Страшная трагедия произошла более 34 лет назад, когда Сергей был курсантом Тамбовского высшего военного командного Краснознамённого училища химической защиты им. Н.И. Подвойского.

Молодые коммунисты и комсомольцы, они, специалисты РХБЗ – радиационной, химической, биологической защиты, решили, что просто обязаны участвовать в ликвидации последствий аварии. Было написано коллективное письмо, после чего курсантов направили в Чернобыль на стажировку. На месте 200 человек распределили по разным воинским частям вокруг Чернобыля – на территории Украины, Белоруссии. Сергей попал в село Ораное Иванковской области, где стояла Харьковская химическая бригада. Первые две недели занимались дезактивацией подъездных дорог к реактору. Вторые две недели работали на ХАЯТе – это хранилище остатков ядерного топлива, в прямой видимости от разрушенного реактора 4-го энергоблока. Снимали гудронное покрытие крыши. При разрушении 4-го энергоблока произошёл выброс, и графитовые столбы, радиактивные остатки самого строения разлетелись во все стороны. Задача курсантов была собрать эти остатки, которые впаялись, вплавились в гудрон.

Сергей Валерьевич Кузьмичёв

Из воспоминаний Сергея Валерьевича Кузьмичева: «Площадку перед 4-м энергоблоком необходимо было залить бетоном: там провели дезактивацию, сняли верхнее бетонное покрытие, увезли и заливали свежее бетонное покрытие для подготовки будущего саркофага. Жидкий бетон на этой площадке разравнивал ковшом гусеничный трактор. Кабина трактора была полностью покрыта толстым 10-сантиметровым слоем свинца. Только впереди было окошко. Внутри сидел водитель. То есть бетономешалка приехала, бетон ему вылила, а он его разравнивал. Но так как бетон имеет способность засыхать, а тем более стояла 30-градуснафя жара, случилась такая ситуация. Однажды мы, как обычно, поливаем дорогу и видим, что трактор перестал двигаться. Бетон на гусеницах застыл и тракторист, по сути дела, оказался в западне. Бросить трактор и уйти он не может: и технику потеряет – трактор просто забетонируется, и работа не будет выполнена. Мы остановились, и тракторист попросил сбить застывающий бетон из бранспойта, чтоб он дальше мог двигаться. И я принял решение оказать помощь. У нас не было с собой прибора для замера уровня радиации. Но тракторист предупредил, что при утренних замерах здесь было до 20 рад. Я просчитал, что при таком уровне радиации нам работать можно не более 5 минут каждому. Мой солдат надевает на себя ОЗК – общевойсковой защитный костюм, противогаз и выходит на обмыв гусениц. Через 5 минут я его меняю, но работаю 10-15 минут. Хоть он мне и кричал, и махал, что 5 минут прошли, но что мне на полдороги бросать что ли, если мы до конца не очистили? Мы ведь одни там были.

Вся беда в том, что переоблучение сразу не ощущается – вообще никак. Оно потом сказывается. Мы задачу выполнили и я особо не зацикливался – сделали, и сделали. А вечером в кинозале я сидел на лавочке – у нас был летний кинотеатр, каждый вечер нам показывали французские кинокомедии, – и потерял сознание. Очнулся через два дня. Оказывается, было серьёзное переоблучение».

Сергей Валерьевич имеет много правительственных и ведомственных наград, самая памятная из которых медаль «За отличие в Военной службе» II степени.

Он не считает себя героем, потому что «просто выполнял поставленную задачу Министерства обороны СССР». Благодаря сотням тысяч таких простых курсантов, офицеров, солдат, специалистов и обычных людей, помогавших ликвидировать последствия страшной аварии, возможно, удалось избежать более страшных, необратимых последствий. Давайте помнить об этом, рассказывать подрастающим поколениям, что среди нас настоящие герои живут.

Любовь Коваленко.

Читайте таккже:

Линия судьбы

авария на Чернобыльской АЭС

Игорь Еловацкий: «Москва – мой родной город»

Игорь Еловацкий – профессиональный спасатель. Он принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Проходя службу в Киевском военном округе, в ходе ротации военнослужащих в феврале 1987 года был направлен в войсковую часть, дислоцирующуюся в 30-ти километровой зоне Чернобыля на должность командира механизированной роты. Так судьба забросила его в эпицентр тех далеких и трагических событий и три месяца Игорь Анатольевич пробыл в зоне отчуждения.

Игорь Еловацкий
Игорь Еловацкий

Потом, после Чернобыля, у Игоря Анатольевича  была еще длинная жизнь, связанная с службой в системе МЧС. Он вернулся в Москву. В 2011 году завершил службу, но работать продолжил по своему профилю: перешел в систему ГКУ «Пожарно-спасательный центр» города. В настоящее время  – начальник оперативно-дежурной смены.

Сегодня его работа не сопряжена с прямым риском, зато на нем лежит огромная ответственность за жизни и судьбы москвичей. Оперативно-дежурная служба, которой руководит Еловацкий, входит в состав Центра. Сюда стекается вся оперативная информация о чрезвычайных событиях, которые происходят в городе. И иногда на принятие решений отводится секунды. Решения нужно принимать быстро, ведь необходимо направить силы и средства на проведение аварийно-спасательных работ. Только за прошлый год  специалисты ГКУ «Пожарно-спасательный центр» 33 821 раз выезжали по срочным вызовам. Второе направление   – информирование населения. Вся это работа проходит в тесном взаимодействии с другими службами города. Столичный Пожарно-спасательный центр является надежным и высокоэффективным пожарным щитом города. На Центр возлагается ответственность за поиск и спасение людей при ликвидации в Москве последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, тушение пожаров повышенной сложности, проведение аварийно-спасательных и других неотложных работ на территории города.

Пожарная охрана России имеет богатую историю, уходящую в глубь веков. В этом году ей исполняется 370 лет! Мужество, отвага, взаимовыручка – люди этой профессии составляют цвет нации, и каждая судьба в этом огромном отряде – пример для подражания. В рядах защитников страны и Игорь Еловацкий.

Игорь Анатольевич родился в Москве, Тушино – его родной район. Он вспоминает свое детство, когда по одну сторону стояли высотные дома, а по другую – деревня Петрово. Коровы на лужайках паслись. Здесь была конечная остановка трамвая № 6. Одним словом, московская окраина со своим бытом, укладом, а уже в наше время – стремительными  изменениями. Теперь эту территорию, конечно, не узнать, не стало деревни, но осталась память о прошедшем беспечном времени.

Сейчас Еловацкий живет на юго-востоке города, в Нижегородском районе.

«У каждого района в Москве – своя специфика, – говорит Игорь Анатольевич, – ведь практически он представляет из себя по численности населения крупный областной центр. Наш район развивается достаточно интенсивно, а открытие станции МЦК действительно для многих сокращает время в пути. Ждем также продолжения Северо-Восточной хорды».

Игорь Анатольевич любит свой город.  По его словам, он очень любит парк Северное Тушино, ведь с ним связаны воспоминания детства. А как известно, все мы оттуда родом…

Нина ДОНСКИХ.

Фото из открытых источников.

Метка: Чернобыль