Наше дерево

На территории Российского университета дружбы народов (РУДН) около двух десятков деревьев снабдили датчиками. Это новейшая разработка специалистов лаборатории «Смарт-технологии устойчивого развития городских экосистем в рамках глобальных изменений», открытой совместно с РУДН, а также ученых из Академии биологии и биотехнологии имени Д. И. Ивановского Южного федерального университета. Она получила название Tree talkers – буквально «говорящие деревья».

Весной датчики Tree Talkers прошли испытания на Кольском полуострове. Ученых интересовало, насколько важны северные леса, сколько они накапливают углерода. В этом эксперименте ученых больше всего интересовали интенсивность процессов фотосинтеза и скорость роста деревьев — словом, роль лесов в депонировании углерода.

У Москвы — иные проблемы, тоже связанные с изменением климата. В последнее время в столице все чаще случаются аномальные погодные явления, в том числи сильные бури. И деревья их не выдерживают. Только за последние полгода в столице от упавших деревьев погибли 4 человека, более десяти были ранены. И это не считая тех деревьев, которые рухнули на автомобили, рекламные щиты, порвали при падении провода.

При этом, отмечает руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский, по внешним признакам никак нельзя было сказать, что дерево вот-вот рухнет. Предпосылки для того, чтобы дерево спилили как потенциально опасное — это резкий, 45 градусов и более наклон, засохшая крона, серьезно поврежеднный ствол. У «деревьев-убийц» этого года ничего такого не было, ничто не предвещало, что они не выдержат бури.

Датчики Tree Talkers сканируют интенсивность фотосинтеза и скорость сокодвижения. Дополнительный датчик определяет степень упругости ствола, его уклон, а также наличие вредителей, скрытых процессов гниения, повреждениях. Все эти данные, скорее всего, позволят определить, насколько велик шанс, что дерево упадет во время бури, а также разработать рекомендации по уходу за ним.

Пока ни одно из деревьев на территории РУДН не упало, но и датчики не сигналили о том, что это произойдет.

Тотальный контроль за всеми городскими деревьями и не нужен, считает руководитель департамента ландшафтного проектирования и устойчивых экосистем Аграрно-технологического института РУДН Эльвира Довлетярова. По ее словам, в первую очередь датчики надо крепить на старые деревья. Также надо внимательно смотреть, куда именно упадет дерево — на парковку, на детскую площадку, на пешеходную тропинку.

Деревья могут упасть по четырем причинам: гниль в стволе, слабая или поврежденная корневая система, наклон ствола и неправильно развитая крона. Наклон ствола можно определить на глаз, за кроной необходим постоянный уход. А вот гниль в стволе и повреждения корней как раз и определит прибор Tree Talkers.

Имеет значение и порода дерева. Возьмем, например, ураган 2019 года, прошедший в ночь с 18 на 19 декабря. 20 процентов поваленных деревьев были березы, 18 — липы. На третьем месте расположился тополь — 15 процентов. Значит ли это, что береза потенциально опасней тополя? Нет, потому что берез в столице очень много, а тополя — очень мало. И действительно, подтверждает Эльвира Довлетярова, у тополя большая крона (сильная парусность) и слабая корневая система.

Опасен также гость из Америки — клен ясенолистный. Листья у него очень похожи на листья ясеня, с едва заметными «кленовыми» зарубками, а ствол очень хрупкий. Да и срок жизни невелик: через 30 лет американский клен уже начинает засыхать или гнить изнутри.

Впрочем, есть очень ветроустойчивые растения — в первую очередь это, конечно, кустарники, а также некоторые деревья. Густые, с мощной корневой системой, они могут создавать настоящие ветрозащитные заграждения. Это пузыреплодник, чубушник, сирень, калина, черемуха.

Майя ПЧЁЛКИНА.

По материалам “Российской газеты”.