fbpx
Карамазовы Брат Алексей, Театр на Покровке

Заключительная часть трилогии «Театра на Покровке» о семье Карамазовых посвящена самому молодому из братьев  – послушнику Алёше. Спектакль «Карамазовы. Брат Алексей» поставлен режиссером Геннадием Шапошниковым. Он завершает эту историю, придавая ей новые смыслы и законченность.

Словно увертюра к мощному симфоническому произведению звучат первые фразы спектакля, обрисовывающие ситуацию, в которую попал молодой монастырский послушник (артист Мирослав Душенко). Согласно повелению своего духовника старца Зосимы (на долю замечательного артиста Сергея Ищенко выпал этот, очень непростой образ), Алеша должен уйти из монастыря в мир. Старец просит поддержать обоих братьев, один из которых – при смерти, а второй вот-вот пойдет в ссылку.

Карамазовы Брат Алексей, Театр на Покровке

Не давая Алексею опомниться, мир из-за монастырских стан медленно начинает втекать в пространство жизни Алеши. Люди нескончаемой рекой идут к старцу, вставая под благословение… Один кусок пространства сцены, выхваченный светом, перетекает в другой, в них действуют разные люди, но Алексей плавно перемещается по зонам, связывая их через себя невидимой логической нитью.

Перед мысленным взором послушника проходят все те, кто в ближайшее время определит его судьбу. Обрывки разговоров высвечивают дальнейшее развитие событий: вот брат Иван (чудесный образ создан Олегом Парменовым) мечтает познакомится с Алешей поближе (братья все эти годы не общались).

Карамазовы Брат Алексей, Театр на Покровке

Вот брат Дмитрий (Владислав Купченко) вздыхает о том, что «пропала его голова», и он будет осужден за то, чего не делал собственноручно. Попутно слышатся чьи-то рассуждения о том, что после смерти мы все встретимся, и увидим Илюшечку – убиенного мальчика, вступившегося за честь отца, отставного штабс-капитана Николая Снегирёва.

Алексей движется по лабиринту людей и событий: эту форму избирает режиссер Геннадий Шапошников для своего нового спектакля. Или, если говорить совсем уж точно, сама форма выбирает постановщика: изначально ведь Шапошников планировал ставить «Брата Алексея» в форме дневников. Но порой случается, что большое произведение, если не подминать автора под себя, начинает вести режиссера за собой, преподнося сюрпризы. Так произошло и на этот раз.

Органичное восприятие формы в свое время не дало и самому Достоевскому привести светлого и верующего Алешу к ситуации, когда он будет метать бомбу в царя. А ведь план у Достоевского был именно такой. Свой внутренний бунт Алеша переживет среди других  событий, и зрителю ясно, что  у героя никогда не поднимется рука на цареубийство.

Карамазовы Брат Алексей, Театр на Покровке

К концу истории вопрос, мучивший героя, обращенный к старцу Зосиме: «Зачем ты меня послал в мир?», находит ответ. Делая шаг за стены монастыря, Алеша попадает в круговорот суеты, страстей, соблазнов, которым и сам подвержен –он ведь – обычный человек, он тоже Карамазов, в нем живут отцовские гены. Блуд, осуждение, тщеславие, гордыня, прочие человеческие пороки, словно летучие мыши порхают вокруг головы Алеши, норовя опуститься на его плечи. Он же с помощью молитвы пробирается через тернии вперед, как и учил старец Зосима.

Чистое сердце Алеши позволяет ему замечать многие вещи. Он насквозь видит словоохотливого, жадного, похотливого Карамазова-старшего (эта роль – практически бенефис Владимира Щербакова), но не осуждает его. Алеша прозревает в Снегиреве (талантливый Кирилл Дубровицкий) сквозь шутовское кривляние штабс-капитана великое  качество долготерпения. Ведь на шее у Снегирева «три дамы сидят, одна без ног слабоумная, другая без ног горбатая, а третья с ногами, да слишком уж умная, курсистка».

Алексей удивляется и даже сострадает Хохлаковой (Наталья Гребенкина), которую его брат Дмитрий считает “настолько же  живой и развязной, насколько не образованной». Но Хохлакова вовсе не так проста: ей претит осознание собственного неверия, и вместе с тем мучит ее  обостренное тщеславное желанием обрести похвалу людей за благодеяния Лизе.

Ощущает сердцем Алеша и бунт самой Лизы (Ольга Богомазова), юной дочери Хохлаковой,   которая оскорблена тем, что Алексей «надел рясу» и больше к ней не заходит.

Разворачивается перед послушником конфликт братьев с Карамазовым – старшим. Дмитрий, например, ненавидит отца, считая, что тот хочет его засадить, ревнуя к Грушеньке. Не слишком любит Грушеньку и ценящая свой подвиг, когда-то совершенный ею ради спасения чести отца,  горделивая Катерина Ивановна (Анна Карабаева).

Актриса Анна Селезнева делает Грушеньку манкой женщиной, которую некогда унизили в молодости. Теперь она с дьявольской изворотливостью мстит мужчинам, особенно, если они задевают ее чувство собственного достоинства. Алеша это знает, но и он безоружен перед женскими чарами Грушеньки. Оберегом послушнику становятся его человеческая порядочность. Грушенька – по своему благородная натура – решает его пожалеть.

«Господи, сохрани их всех!» – твердит про себя Алексей. Проходя через страдания, через лабиринт, где все перед всеми виноваты,  он вдруг начинает понимать слова старца: «Счастье ищи в горе». Алеша обнаруживает, что именно в горе люди объединяются. И, как ни странно, на этом пути объединения человек реально может стать счастливым. Вот они все хоронят мальчика, и в этом горе оказываются добры, честны, храбры. «Не дай Бог нам сделаться злыми, – думает Алеша в это мгновение, – но если таковое случится, и мы начнем смеяться над слезами людей, то пусть мы вспомним минуту, когда хоронили Илюшу и то, какими мы были добрыми». Потому что при этом воспоминании никто уже не сможет усмехнуться.

Проза Достоевского, в поле притяжения которой Геннадий Шапошников попадает уже в третий раз, (если считать поставленных им ранее «Игрока» и «Идиота»),  по словам самого режиссера, «очень сильно меняет мироощущение». «Я внутренне пришел к тому, в чему даже и не думал прийти», – признается Геннадий Викторович. Хочется верить, что и мы – зрители и артисты, «сходившие в зону» вместе со своим «сталкером», тоже претерпим  эти внутренние духовные  изменения. И продвинемся внутренне в ответе на Алешин вопрос: «Зачем  мы посланы в этот мир?»

Елена Булова.

Фото Дианы Евсеевой