fbpx

Американская норка, канадский бобр, енотовидная собака, ондатра: все эти животные были завезены в Россию ещё в советские годы. Сейчас, так называемые «вторженцы», обжились и приспособили новое место обитания для собственных нужд. Тем не менее, коренные жители российских природных территорий не всегда рады такому соседству. Почему? Объясняют московские зоологи.

Москва растет, процветает и становится все симпатичнее для диких животных. Люди в свою очередь привносят в сложившуюся экосистему новые виды. Настоящий бум на ввоз нетривиальных для наших широт особей произошёл во времена СССР. Тогда проблема «вторженцев» в городах начала набирать обороты.

В 1970-х на территорию национального парка Лосиный остров поселили небольшую группу оленей. Сегодня численность этих благородных животных достигла более 200 голов. Пятнистые олени по праву стали одной из визитных карточек парка. Численность лосей в лосином острове примерно соответствует количеству пятнистых оленей.

Лосей можно встретить и на просторах подмосковных лесов. Обитают на территории Московской области также их ближайшие собратья из семейства оленьих – косули.

А вот настоящих оленей за пределами столицы нет.

Из Америки на подмосковную территорию был завезён среднеразмерный грызун – ондатра.

Зверёк занял эконишу, которую у нас населяют водяные полевки и выхухоли. В Москве и области ондатр можно встретить практически на любых водоемах. Численность грызунов активно растет, но сдерживать ее некому, так как в Подмосковье нет крупных хищников.

Все больше птиц выбирает московские и подмосковные водоемы для остановок в период миграции, а некоторые остаются там на постоянной подкормке в зимний период. Поэтому именно зимой москвичи чаще всего замечают на водоёмах города нетривиальные виды пернатых. При этом пролетные виды птиц не относятся к разряду «вторженцев».

Например, в прошлом году вдоль Москвы-реки курсировала группа белощеких казарок, в районе Коломенского была замечена свисть, в Покровском-Стрешневе плавала шилохвость.

Иногда в город попадают совсем диковинные виды. Прошлой зимой на реке Яузе появилась утка-мандаринка. Откуда дальневосточная птица взялась в наших краях – неизвестно.

Сегодня практически на всех городских водоёмах можно наблюдать уток с оранжево-коричневым оперением. Мало кто мог бы подумать, что птица в наших краях «гость». Зовётся она огарем – это азиатская или африканская утка. Москвичам в какой-то степени повезло, ведь раньше, чтобы посмотреть на огарей нужно было пойти в зоопарк или поехать в Азию, на Южный Кавказ или в Дагестан.

Первые московские огари были обитателями прудов Московского зоопарка. В послевоенные годы за птицами перестали следить, прекратили подрезать им крылья. В результате утки размножились и решили поискать место попросторнее. Улететь далеко им не удалось. Внимание пернатых привлекли высотные здания столицы – они так похожи на их любимые горы! Чердаки и балконы и заброшенные квартиры стали для огарей новым приютом, где птицы начали гнездиться и выводить птенцов.

На водоёмах огари как правило стремятся занять центральную гнездовую платформу. Захват территории у местных крякв происходит довольно агрессивным способами. Горожане не раз жаловались на пернатых «террористов», что те обижают других уток. Однако, орнитологи называют такое соседство более-менее мирным. Специалисты говорят, что если водоем организован правильно, и его берег не закатан по вертикали в бетон, то там могут ужиться все водоплавающие птицы. Берег вполне подходит кряквам для выведения потомства. Сложнее дела обстоят в случае искусственных берегов пруда. Тогда у уток нет возможности уйти от нападок огарей.

В любом случае, чем разнообразнее городская среда, тем больше видов могут на ней уживаться. Так появляются новые экониши, которые могут занять «вторженцы». Коренные обитатели при этом могут оставаться на своей территории и оставаться, и чувствовать себя замечательно.

Юлия Смагринская