fbpx

Владимир Грамматиков: Соседство с Никитой Михалковым определило мою тягу к кино

Владимир Грамматиков: Соседство с Никитой Михалковым определило мою тягу к кино

Сегодня, в День защиты детей (и это очень символично), кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ  Владимир Грамматиков отмечает свой день рождения. Всю жизнь Мастер посвятил детскому и подростковому кино.

Вот и сегодня завершает работу Первый Московский питчинг юных кинематографистов, в рамках которого состоялась презентация Всероссийского заочного конкурса подростковых медиаработ «Диалог поколений-2022». Художественным руководителем проектов на нем выступил Владимир Грамматиков. 

– Владимир Александрович, вы очень серьезно поддерживаете молодых кинематографистов. А кто в свое время подставлял плечо вам?

– Я до конца жизни буду благодарен своему мастеру Ефиму Львовичу Дзигану. Пять лет я не мог поступить на режиссерский факультет. Причем, уже ведь во всю снимался в кино, но мне говорили: «Ты замечательный актер, куда ты лезешь?» Было очень обидно. Если бы не Дзиган, разглядевший во мне что-то, то в шестой раз я бы уже в эту сторону не пошел. И не было бы ни «Усатого няня», ни много еще чего. Я ведь все время пробовал себя в новом. Вот и сейчас у меня много разных замыслов.

– Ваш отец был большим начальником, все ваши братья и сестры закончили технические ВУЗЫ. Родные не протестовали против вашего решения пойти в кинематограф?

– Еще как протестовали! Но кино ведь достаточно рано вошло в мою жизнь. Вошло благодаря тому, что я  жил на одной лестничной клетке с Никитой Михалковым. Мы дружили, росли вместе. Поэтому я знал, что есть кино, есть искусство и все такое прочее. Именно соседство с Никитой определило мою тягу к кино. Я уходил во ВГИК из технического ВУЗа, в котором уже учился, отец свирепствовал, требовал, чтобы я сначала получил диплом. Но я ослушался. И поступил. Сначала на актерский, а потом уже закончил режиссерский факультет ВГИКа. Снимаясь на студии им. Горького, я получил там предложение сделать фильм «Усатый нянь» – это и была моя первая работа. Оставшись на студии, снял свои остальные картины. На долгие годы детское кино стало моей спасительной нишей, потому что социальные фильмы меня вообще тогда не привлекали. На студии я снял и мюзикл «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», сделал много сказок.

Детское кино отличалось от «взрослого» поиском новых форм. Мне хотелось сделать и то, и другое, и я это делал.

– Как считаете, что объединяет ваши такие разные фильмы?

– Пожалуй, душевное и человеческое тепло. Меня и сегодня мало интересует социальный и политический подвижки. Я больше люблю разбираться в психологии, исследовать человеческие взаимоотношения. Но, как ни странно, когда начинаешь в этом копаться, то достаточно точно попадаешь и в какие-то политические реалии. И потом критики начинают спрашивать: «Как вы догадались о том, что Советский Союз развалится?» (Так было, когда я снимал картину по книге Галины Улицкой). А я ни о  чем таком не догадывался! Но четко понимал, что прежние отношения изменяться, потому что мы встали на пороге какого-то перераспределения. Когда люди начинают что-то перераспределять, то они всегда входят в другие отношения.

Елена Булова

 

Читайте также:

Марк Розовский: «Этот спектакль – сатира на карьеризм, разоблачение холуйства продажности в среде нашей творческой интеллигенции»

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *