fbpx

Максим Гуткин: «Москва для меня это город, в котором звучит музыка»

Максим Гуткин – один из лучших аранжировщиков и дирижеров мюзиклов в России. Вместе с Петром Киселевым и Виктором Гуревичем заново аранжировал хиты для мюзикла «Летучий корабль». В его аранжировке в Театриуме Терезы Дуровой идут практически все мюзиклы. В части постановок Максим Гуткин является также автором музыки.

Ему подчинены все музыкальные инструменты в Театриуме. Он выстраивает звуковую картину спектаклей, подбирая инструменты, меняя мелодии и уточняя оттенки звучания…

Дирижер, музыкальный руководитель, аранжировщик и композитор Максим Гуткин – гость нашей редакции.

– Максим, где прошло ваше детство?

– Я родился в Москве и первые годы своей жизни, где-то до 14 лет, жил на Плющихе. Конечно, это была совсем другая улица, с одноэтажными домами. Я жил в ее самом конце, на выходе к Садовому кольцу. Как раз застал начало стройки.

– Москва – город музыкальный. На ваш взгляд, наша столица для вас звучит в мажоре или в миноре?

– Музыка разнопланова. Кристоф Виллибальд Глюк (1714–1787), выдающийся оперный композитор и драматург, мог писать оперные арии в трагическом мажоре и наоборот, жанр ревю. В нем сочетаются музыка, танцы и скетч… Это объединение разноплановых театральных номеров с эстрадным оттенком, которое пользовалось большой популярностью в 20-30-х годах прошлого века в Европе и Америке. Музыка веселая, но с легкой грустью…

В Москве преобладает классическое искусство. Это съедает все остальное. Я могу легко найти для своего оркестра струнников, академических музыкантов, а вот этнических музыкантов – это проблема. Классика – это наша традиционная культура.

– Сейчас в Москве появилось много танцевальных площадок под открытым небом. А почему мы так мало поем, в отличие от многих европейцев? Это наша русская зажатость или что-то еще?

– Когда-то Чаадаев говорил: что Россия не Европа и не Азия. Пел русский народ всегда, но это пение не стало всеобщим культурным событием. У нас всегда было две России: деревенская и образованно-дворянская. И они очень плохо взаимодействовали друг с другом. Дворянская Россия совсем не принимала деревенского искусства. На память приходит дикий скандал, разразившийся в Большом театре в конце 19 века, когда один из режиссеров вывел на сцену хор в русских народных костюмах. Для классического прочтения музыкальных произведений это было ужасно. Это одна из причин.

Обратите внимание, когда вы приезжаете за границу, вечерами рестораны и бары заполнены пожилыми людьми, которые собираются специально для того, чтобы пообщаться друг с другом. У нас это культура только появляется.

– Продолжите фразу: «Москва для меня – это город, который»…

– Поскольку Москва – это город, в котором четыре крупных оперных театра, шесть-семь полноценных симфонических оркестров и примерно столько же филармонических залов, то для меня наша столица – это Дом музыки. Не в смысле здания с одноименным названием, а именно большой дом, где постоянно звучит музыка…

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Сергей Давыдов: «Москва – город безграничных возможностей»

Месяц: Декабрь 2020