fbpx

Ах, Аполлон, ах, Аполлон!

Коварный и беспринципный муж, «красавец мужчина» Аполлон Окоемов за шесть лет совместной жизни полностью промотал наследство жены и теперь собирается, жениться на другой богатой женщине. А как же законная супруга? А ее можно «пристроить» к своему столь же «высоконравственному» приятелю в содержанки. Ну, и как  женщине, увидевшей такое вероломство любимого, сохранить душевную чистоту? Чему физическая красота в данной истории служит на самом деле?

Найти ответы на эти вопросы помогает новый спектакль «Красавец мужчина» в постановке режиссера Геннадия Шапошникова.

…Пьеса Александра Островского, по которой  в Театре на Покровке  поставлен спектакль «Красавец мужчина», продолжает, как ни странно, оставаться актуальной по сей день. То есть спустя почти полтора века. И хотя сегодня только восемь процентов женщин (по статистике ВЦИОМ) грезят именно о красивом муже, но на практике получается так: стоит какому-нибудь красавцу появится в поле зрения стайки особ женского пола, как практически все они (дружно позабыв, что плевать хотели на мужскую красоту) открывают «стрельбу глазами» по объекту.

Вот и бедная глупышка Зоя Васильевна (актриса Софья Александрович) тоже повелась на лживые уверения «красавца мужчины» Аполлона Окоемова и даже вышла за него замуж. Он оказался человеком весьма сомнительных достоинств, способным душу продать за звонкую монету. Жить Окоёмов (Артем Сухоруков) хочет богато и красиво, то есть иметь все лучшее, в том числе и красавицу-жену, на которую засматривалась бы половина мужского населения маленького уездного городка. Только вот жена для него  ничем не отличается от красивой вещи интерьера: «износилась» – можно и выкинуть, заменить другой.

Окоёмов не просто промотал всё приданое супруги, он ещё и проигрался, рассчитавшись поддельными векселями. Единственный «капитал», который у него остался – внешность. Именно этим «капиталом» он и собирается воспользоваться, чтобы выкарабкаться из долгов. И замышляет коварный план жениться на состоятельной и привлекательной Сусанне Сергеевне (Софья Игрушкина). Но светское общество, в которое аферист вхож, худо-бедно декорум соблюдает. Так что для сохранения положительного имиджа, Окоемову любой ценой нужно остаться в белоснежных одеждах оскорбленного супруга. Для этого он втягивает любящую его до беспамятства жену в грязный спектакль ложной женской измены.

А что же Зоя Васильевна? Она – хрупкое создание, живущие в своём искусственном мире, в котором безумно, до самозабвения любит своего Аполлона, совершенно не замечая того, что творится вокруг. И ради мужа готова пойти на все. Её персонаж в зрителях вызывает одновременно и жалость, и негодование: любить можно, но не до такого же унизительного самоотречения!

Образ соперницы Сусанны Сергеевны несколько иной. Сусанна тоже влюблена в Окоемова, но природное  желание быть «единственной и неповторимой»,  рождает в ней не покорность, а изворотливую мстительность коварной кошки. Поэтому и поступки ее в отношении предполагаемого супруга – совершенно иные.

Любопытно, что желание обратить на себя внимание молодого  «красавца» испытывает и представительница старшего поколения Апполинария Антоновна (Нина Красильникова).  Как говорится, «седина – в голову, а голову – в петлю».

Особняком в женском ряду образов в этом спектакле стоит разве что Сосипатра Лупачёва (блистательная Юлия Авшарова), женщина ироничная и мудрая, которой более по душе разумный и честный Наум Федотыч Лотохин (Александр Борисов). Лотохин видит в молодых девицах, одурманенных мужской красотой Окаемова – глупеньких барышень, нуждающихся в его помощи, и защищает обеих, как настоящий рыцарь.

Остальные представители «избранного» общества: Лупачев (Олег Сумцов), добивавшийся, но не добившийся Зои Васильевны, и два его недалеких приятеля Пьер (Олег Тарасов) и Жорж (Мирослав Душенко) готовы с радостью растоптать любые семейные ценности. Кто-то – из мести, кто-то корысти ради.

Эти черты «общественной безнравственности», как серьезную неизбывную проблему в свое время в произведении Островского глубже всех прочувствовал И. А. Гончаров. Любопытно, что прочие рецензенты того времени, столкнувшиеся с пороком во всей наготе, решили, что проще будет поставить на вид самому прославленному драматургу, что  образ Зои Окоёмовой – «это клевета на женщину и   крупная психологическая фальшь». А меж тем, не утихающие более века споры вокруг «Красавца мужчины» свидетельствуют о том, что Гончаров-то был прав, и  пьеса «крепко защемила один из современных жизненных вопросов» (Ф. А. Бурдин). Причем так крепко защемила,  что и сегодняшний театр, обращающийся к ней, чувствует эту  актуальность.

Елена Булова.

Фото Дианы Евсеевой

Читайте также:

Дело – в шляпке!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *