А поехали с нами в сказку!

А поехали с нами в сказку!

Голосование в рамках конкурса “Антивирусное лето”.  

Вы скажете «Как поехали? Изоляция!» Поверьте, поездка в сказку более чем весомая причина. Потому заходите в госуслуги, стоп ковид и куда там ещё и оформляйте пропуск на посещение сказки. Садитесь поудобнее. Тут близко, всего 15 км. Преодолев перекрёсток семи дорог, и промчав мимо полянки атлантов (стадион), мы подъехали к царству мертвых (кладбище). Тут придётся сбавить скорость и преодолеть испытание в виде лежачего полицейского, при этом стараться не дышать – рядом озеро вони (очистные). Кто сказал, что дорожка к сказке будет лёгкой̆? Повернув налево, глядите в оба – в любой̆ момент на вас может вылететь птица-стражник Троицкого храма – быстрокрылый и клювокрюкий сокол (правда сокол – много раз видели). А вот и стадо Бурёнок, можно остановиться и отведать питательного эликсира, кстати, у Милки эликсир самый̆ жирный̆, а у Рыжухи – сладкий̆. Вот уже дорожка сужается, и со всех сторон её обступают могущественные воины ветровых сражений – многовековые дубы.

Вот и дорога закончилась, сменившись лесной̆ просекой̆. Смешанный̆ лес мелькает в окне, ослепляя солнечными бликами и заманивая цветущими полянками. Уххх! Резко дорога уходит вниз. Впереди строгий̆ хранитель сказочных врат. Он будет задавать вам каверзные вопросы и откроет замки (поднимет шлагбаум), только если услышит пароль. Сказка уже близко. Два поворота, мостик через речку Мележа, и мы на месте. Забор из профлиста? Это же просто какой̆-то дачный̆ участок в Богом забытом СНТ. Да, это просто 6 соток и жуткий̆ долгострой в 1,5 этажа. Но это наша сказка! Сказочно дёшево, сказочно неожиданно мы приобрели это чудо почти год назад. Тут живут лягушки, ящерицы и в луже плавают пиявки и водомерки, зато за забором шумит лес и тонкой̆ змейкой̆ извивается река. Недалеко бьет ключ чистейшей̆ питьевой̆ воды. Был замечен серый̆ лесной̆ заяц. Тут не ловит интернет и почти нет мобильной̆ связи. Теперь нам надо вложить сказочно много сил, времени и денег. Но мы сможем сделать эту сказку былью!

Вот и забор поставили! Электричество провели!
Лес до небес стоит зелёной̆ стеной̆ сразу за нашим забором. Лес рассказывает сказки, с трудом различимые средь птичьего гомона. Болтушки-березки чуть слышно перешептываются между собой̆: «Смотрите, смотрите!» Потом подхватывают сосны, раскачиваясь из стороны в стороны: «Ну да! Ну да!» Следом темные ели невпопад трясут своими лапами: «Что ж, пусть! Что ж, пусть!» Лес посовещался и обещал нам: тенек в летний̆ зной, ягоды в скором времени и грибы в осеннюю пору. Мелкая речушка, разбухшая от продолжительных дождей и с помутневшей от поднятого ила водой̆, тоже рассказывала о прохладе, бобриных хатках и комарах. В благодарность за все эти прелести жизни на природе мы должны научиться бережно обращаться с лесом, речкой̆, родником и уважать соседей̆-бобров. Мы будем, будем!

Вот уже и стены стоят!
У нас на даче есть очень шумные соседи. Сначала они нам даже понравились: веселые и общительные. Потом я заметила, что они чересчур громкие, но и я не тихоня. Все бы ничего, но слушать их ссоры, порой̆ переходящие в драку, стало со временем невыносимо. Мы пытались с ними поговорить, решить все по-людски, но они, видимо, не понимают русского языка, и по-человечески с ними не получится. Ближе к вечеру их склоки слышит вся округа. Мало того, конечно, может, и не стоит об этом писать, но я подозреваю их в воровстве и уже начинаю побаиваться. Ну и это все ещё цветочки. На днях эти товарищи с утра пораньше скакали по нашей̆ крыше! Это была последняя капля. Ох уж эти сороки, никакой̆ на них управы!
Вот и где переночевать есть!

Он строился на совесть и для счастья. Он был бы необычным и грандиозным. Он должен был вмещать семью и гостей̆. По его круговой̆ веранде должны были бегать дети. На балконе второго этажа, выкуривая сигаретку, должны были отдыхать мужчины. Женщины же должны были мыть его глаза-окна, ловить детей̆, чтоб помазать зелёнкой̆ сбитые колени, ругать мужчин, требуя повесить очередную «очень нужную» полочку. Но что-то пошло не так. Он стал долгостроем. Никому не нужным. Люди говорили о нем: «И что теперь с этой̆ махиной̆?», «Ну и на кой мне эта развалюха?», «Без него бы участок давно б купили… а так нет уж, спасибо…» Его кирпич мок под дождем, сох под солнцем. Сквозь щели в его бетоне стали пробиваться упрямые растения. На его веранде грелись многочисленные ящерицы. Но он стоял, стойко и упрямо. Будь он чуть менее прочный̆ – давно сдался бы и рухнул. Порой̆ быть крепким – сложное испытание. Но вновь пришли люди: стали ходить, таскать, стучать, чинить. Долгострой приободрился. Неожиданно люди переключились на небольшую площадку прямо перед ним. Раз – и возвели домик: неказистый̆, маленький̆ по сравнению с долгостроем, но зато быстро. И вот смотрит долгострой на быстрострой и все ждёт, что у людей̆ и до него руки дойдут. И будет травяной̆ чай на ЕГО веранде, праздник в ЕГО комнате и запах жареной̆ картошки на ЕГО кухне.

Вот и подходит к концу это странное, карантинное лето. Дача потихоньку обживается – стены утеплителем обшиваются.  Домик потихоньку строится, а мечта о море медным тазом кроется. Каша в котелке варится – деньги на карте до копейки тратятся. А главное – мечта сбывается и сказка про СНТ сама собой слагается.

Наталья Ковалева (34 года)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *