Прыжок в бездну

Прыжок в бездну

Автор: МОЙ ДОМ МОСКВА

Авг 1, 2020

Публикуется в рамках конкурса “Антивирусное лето”.  Редакция не корректирует рассказы и сохраняет орфографию автора.

В июне в Краснодаре отменили карантин. Наконец-то хоть на денёчек умчаться к морю. Я тороплюсь. Где гарантии, что нас не закроют снова? Я надеваю всё лучшее сразу. Во-первых, столичная учёба не изменила моего сердца – я всё ещё настоящая южанка. Та самая, что даже в магазин выходит при параде. Во-вторых, а когда ещё случай предоставиться? Я может не переживу это лето. Однозначно, всё лучшее сразу!

Мы приехали в Геленджик – настоящий город-праздник. На память об этом чудесном дне у меня навсегда останутся фото с Невестой – главным символом этого чудесного города.

Невеста стоит на городской набережной – гордая, прекрасная и бесконечно благородная. Чего не скажешь о пьяненькой даме, которая фотографировалась с ней до меня, отчего-то оскорбив статую непечатным словом. Я шепнула белоснежной Галатее, что ей не стоит обращать внимание на подобных. Люди со слабым чувством прекрасного всегда выплёскивают на других свою ущербность. Она и не обращает внимание на таких дураков – достаточно их ей довелось повидать на своём веку.

Дело близиться к вечеру. Программа выходного дня практически подошла к концу. Долгожданное море я увидела. Правда, я отказалась от своего изначального плана зайти в него. Множество хаотично разбросанных по мягкому песочку тел убеждают меня в этом с каждой минутой. А вот от прогулки на яхте я отказываться не стала.

Сказано-сделано. Яхта слегка покачивается на волнах, всё дальше удаляясь от оживлённого берега. Выглядит это красиво. Я любуюсь игривыми отблесками Чёрного моря. Всё-таки у Чёрного моря есть свой собственный шарм. Цвет воды глубокий, тёмный, с насыщенной синевой, переливающейся в золотистом свете закатных солнечных лучей. Мой купальник почти такого же оттенка: тёмно-синий,   c ноткой яркости, подчёркнутой золотой пряжкой на груди.

Лихорадочно соображаю, как же я докатилась до жизни такой. Почему вокруг меня на палубе находятся в основном одетые люди, а я отчего-то в купальнике. Вспоминаю, как я радостно согласилась на прыжок с яхты. Ведь что может быть чудеснее, чем поплавать в открытом море? Прекрасная идея!

Вообще-то нет.

Вспоминаю, что я творческая натура и слишком часто соглашаюсь на идиотские авантюрные поступки.

Вспоминаю, что в этом мире есть немало храбрых людей, готовых на любые безумства.

Также вспоминаю, что к этим славным людям я не имею никакого отношения.

Все, кто хотел, уже прыгнули и болтаются в воде с верёвкой в руках.

– Течение слишком сильное, – поясняет загорелый красавец-капитан с неприлично синими глазами.

Неприлично иметь такие синие глаза и быть таким… капитаном. Почти устыдившись собственных мыслей, смотрю на законного мужа. Ну а что такого? Замужняя – не значит мёртвая. Пока. Прыжок с яхты ещё впереди.

– Идёшь? – говорит мне жизнерадостным тоном мой сердечный друг.

Взгляд у него озорной. Глаза – каре-зелёные. Как писатель я могу бесконечно восхвалять безупречность синих глаз. А как женщина пропала в пучине этого безудержного каре-зелёного веселья. В них столько жизни, столько истинного тепла и нежности, что я могу любоваться ими вечность.

– А ты почему не идешь? – спрашиваю я.

– Я не оставлю технику, – идеально отмазывается мой благоверный.

Ой, как удобно! Недоверчиво прищуриваюсь, впиваясь скепсисом своих тёмно-карих глаз. Они у меня суровые и одновременно игривые, с пляшущими чёртиками. Иногда – лукавые, иногда – невинные. В общем, глаза самой обычной женщины, отвечающей на вопрос, куда исчезли семейные деньги.

Какого-то мужчину унесло в море и капитан помогает ему выбраться. Женщина еле-еле выползает из воды по скользкой лестнице.

– Вы идёте? – настойчиво спрашивает капитан.

– Нет, – стыдливо говорю я, усевшись у лестницы для спуска в воду.

Почему всегда так? С берега кажется, что нет ничего проще: возьми да прыгни в воду. И что тут такого страшного? Но когда оказываешься у заветной цели и остаётся сделать всего один-единственный шаг, то вся решимость куда-то улетучивается. Остаётся лишь страх. Страх неудачи. А вдруг что-то пойдёт не так? Вдруг я не справлюсь, а помощь не подоспеет вовремя? Это – страх древний, как сама жизнь. Страх жить неидеально.

Но страх умереть в бездействии в десятки раз хуже.

Я прыгаю в воду.

Бааххх! На мгновение моё тело идёт ко дну. Я оказываюсь под водой с головой, но уже через несколько секунд выныриваю, ухватившись за верёвку. Весёлые волны подбрасывают меня в бешеной качке. Я хохочу и одновременно борюсь со стихией. Двух маленьких детей не пустили купаться. Они что-то говорят мне с  яхты, жадно пожирая глазами взрослую тётю, которая так беспечно смеётся, называя себя медузой.

– Где медуза?! Где? – кричит мне наивный малец.

– Я – медуза! – несу околесицу под стать пятилетнему, смело держась на плаву.

После морского купания я сижу на краю палубы с довольной улыбкой на губах. Иногда так трудно решиться сделать хоть что-нибудь. Всегда страшно шагать в безмолвную пустоту, не видя под собой дна. Но это – кайф.

Это и есть сама жизнь.

Марина Беликова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *