По-моему, мы, городские жители, слегка оборзели. На прошлой недели пересчитывали сугробы, которые почему-то остались в огромном городе после рекордного снегопада. А теперь начали выискивать пустыри, куда после очередного сверхурожайного на снег воскресенья вывозят снег с городских улиц и из наших дворов. Чуть ли не катастрофу экологическую объявили.

Ну, во-первых, вывезенный из дворов и с тротуаров снег ничуть не грязнее остальной окружающей нас среды. Во-вторых, козе понятно, что плавильни физически не могут переработать то, что собирают и вывозят 10 тысяч машин. А куда девать остальное? В третьих, Мособласть вообще почти весь убранный из райценетров и с дорог снег утилизирует на пустырях, лесных опушках и речных берегах. Там плавилен практически не наблюдается. И никого это особо не волнует. Так, собственно, было везде и всегда.

Ну, растает этот городской, увы, не белый снег. Ну, попадет с талой водой в почву что-то химическое, чем смачивали в борьбе с гололедом дорожные покрытия и тротуары. А мы бы как хотели? Чтобы все само убралось, испарилось, бесследно исчезло? Как в песне – «вот она была – и нету». Так, друзья мои, не бывает. Из многих зол надо выбрать что-то реальное и поменьше. Или тонем в чавкающих сугробах, падаем на обледеневших от мартовских перепадов температуры остановках – или с пониманием воспринимаем снежные горы, выросшие на пустырях.

А предвыборные фокусы с наездами на коммунальщиков пусть заинтересованные лица засунут себе… Ну, вы меня понимаете. Давайте критиковать армию ЖКХ по делу, а не с оглядкой на политическую борьбу.

Старый Ворчун.