fbpx

Татьяна Эверстова: «Москва для меня это город, который слезам не верит

13 мая в широкий прокат выйдет психологический триллер «Замыкание». Эта картина якутского режиссера Татьяны Эверстовой принимала участие в российских и международных кинофестивалях: «Окно в Европу», «Восемь женщин», «Горький fest», «Будем жить» и уже собрала целый ряд призов. Московская премьера фильма пройдет 5 мая в рамках «Дней якутского кино» в кинотеатре «Иллюзион». С режиссером фильма Татьяной Эверстовой беседует наш корреспондент.

– Татьяна, республика Саха (Якутия) край магический. Вы оттуда родом. А где родились?

– Я родилась в маленьком якутском селе Майагас. Действительно, Республика не только со стороны магическая, но и изнутри. Я очень люблю родину. Служу ей как могу. Жизнь на севере сложная, поэтому только магия места и держит нас. В чем  заключается магия, сможете узнать из моих курсов, осенью, если успею, сделаю.

– Какая она сегодня, национальная культура Якутии?

– Мы стараемся, чтобы голос наш был слышен в мировом концерте: я не поддерживаю голос орудий, ракет, бомбардировщиков, а поддерживаю голос культуры. В нашей республике несколько направлений развиваются очень бурно. Например, якутское кино. Построено очень много кинотеатров, клубов. Каждый год Арктический институт, колледж культуры выпускают работников культуры. Помимо этого, работают разные кружки. Каждый год проходят очень значимые мероприятия, например, национальный праздник Ысыах. Наши люди очень любят ходить на концерты, театральные постановки, в кино, наконец. Так что жизнь после пандемии потихонечку приходит в норму.

–  В вашем фильме «Замыкание», который скоро выходит на экраны, показана темная сторона жизни. Что вы этим хотели донести до зрителя?

– Искать иные выходы в жизни, не разрушая себя. Главная героиня, девочка Таня, решается на самопожертвование. Это неправильно. Почему? Об этом кино.

– Девочка-подросток — героиня фильма «Замыкание» скоро вырастет. Как сложится ее судьба и увидит ли это зритель? В каком географическом месте, по сценарию, она будет жить?

– Ее трансформация из фильма в фильм будет очень явная. Все фильмы независимы. Отсылок не будет. Не посмотрев первый фильм, можно начинать со второго. С маленькой деревенской девочки до взрослой женщины, до горизонта ее жизни, до горизонта ее истории будут фильмы. Все фильмы заканчиваются одинаково. Героиня идет или едет к горизонту. Каждый фильм приближает ее к горизонту, ее концу. Таня отойдет от духовности, будет жить обычной жизнью. Следующий фильм сниму сразу, если прокат принесет денег. Это будет середина 80-х. Затем конец 80-х и так далее. 80-е очень интересное, кинематографичное время. Только последний фильм будет о духовности.

Но как мы считаем, ребенок не может вернуться обратно физически, превратившись в семя отца, так и духовно человек не может вернуться к Отцу Небесному. Живем под его покровительством, но вернуться к нему не можем. Это как у матрешки, первая содержит вторую, но вторая не может быть первой, она рождает только третью и так далее. Поэтому у нас из поколения в поколение к этому очень серьезно относятся. Бросать своего ребенка или оставить без отца – в недавнем прошлом не было такого понятия. Сейчас, принимая другую культуру, и у нас люди тоже меняются. Телевизор, интернет учит.

– Когда вы впервые приехали в Москву, и что вас больше всего в ней поразило, удивило?

– Это был 1987 год. По телевизору увидела Юрмалу и захотела поехать туда. Прилетели в Москву. Москва поразила широкими улицами, в то время было очень мало машин. Помню Ленинский проспект, широченный, чтобы перейти, спустились в пешеходный переход, нужно было  долго по нему идти. Осознание, что идем под улицей… Было очень интересно. Затем спустились в метро, но мне в метро не понравилось. Почувствовала себя под землей как крыса: неуютно, толкотня, скученность, беготня. Запах тоже не понравился. После свежей деревенской жизни было очень контрастно. В гостиницу не пробиться, поэтому поехали в общежитие аспирантов в надежде, что кто-то там обязательно из Якутии учится. Вахтер позвал студента-земляка, нам повезло, было лето, все разъехались по домам, поэтому он сам перебрался в другую комнату, а свою уступил. Еще одна проблема, где поесть, сходить в туалет. В кафе, рестораны не пробиться, поэтому поехали в магазин покупать продукты. Это было очень смешно. Такой забавный опыт. Километровые очереди… Мы не захотели толкаться, а кушать-то хочется, поэтому муж подошел к впереди стоящим мужикам, о чем-то с ними поговорил, и те нам купили хлеба, кефира, и что-то еще. На обратном пути встретили земляков, они стояли в очереди в универмаг. Зашли с ними и купили мне босоножки, мужу туфли. Такие вот воспоминания.

– Хотели бы вы снять фильм, в котором герои жили в таком большом городе, как Москва?

– Нет. Пока нет. Я не думаю, что это будет интересно. Хотя я прожила тут 19 лет, желания снимать фильм о Москве пока не возникало. Если только придумаю комедийный сюжет. Мы с семьей переехали в Москву в 1997 году. Заносчивость некоторых столичных можно показать только комедийно. Изменения в жизни города произошли только с середины нулевых. Город стал красивым. 

–  Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который»…

– Москва для меня это город, который  слезам не верит.

Нина ДОНСКИХ.

Читайте также:

Вадим Райкин: «Москва для меня – моя Судьба»

Метка: триллер «Замыкание»