проезд Шокальского

В проезде Шокальского появится белая медведица

В проезде Шокальского на северо-востоке столицы обустроят новый сквер. Его основной композицией станет скульптура белой медведицы на льдине.

Этот микрорайон лет так десять-пятнадцать назад слабо тянул на звание столичного. Проезд Шокальского представлял из себя зону унылых пятиэтажек, с разбитыми дорогами и плохим освещением. Все изменилось, когда начался их снос, и на месте многих старых домов появились новые высотные здания.

В конце октября прошлого года была выработана концепция будущего сквера – зона отдыха расположится на пустыре, где когда-то стояли старые пятиэтажки. Архитекторы постарались учесть все пожелания жителей.

Архитектурной доминантой сквера станет двухметровая скульптура белой медведицы, выполненная из арт-бетона. Детскую зону разделят на три части, в зависимости от возраста юных посетителей. Установят различные качели, карусели, лазалки, песочницы, тренажеры. Отдельно оборудуют скейтодром.

Максимально сохранят «народные тропы», удобные для жителей маршруты, ведущие к магазинам, детским садам и школам. Для пожилых людей в сквере установят лавочки со спинками.

Обсуждения по обустройству сквера продолжаются. Жители предлагают организовать в нем площадку для выгула собак, построить в зоне отдыха фонтан и т. д.

Нина ДОНСКИХ.

Фото из открытых источников.

Читайте также:

Скейт-парк с роллердромом и памп-треком появился в ЖК «Рассказово»

Тематический парк в Мневниках откроют в 2021 году

От крыши до подвала. И обратно

Ровно сорок лет простояли дома №6 и 6а по проезду Шокальского. И за это время в них ни разу не было капитального ремонта – только косметический. Масштабные работы начались в сентябре прошлого года и уже близки к завершению. По крайней мере, уже видно, что получится на выходе.

– Заменили все инженерные системы: отопление, снабжение горячей и холодной водой, канализацию, ливневую канализацию, электропроводку, – перечисляет генеральный директор генподрядчика ООО «СК ОДИП» Виктор Галкин. – У мусоропроводов заменили ковши и клапаны. Осталось сделать фасад и кровлю. Кровля делается в последнюю очередь – ведь на нее крепятся люльки для фасадных работ.

Работы над фасадом уже идут вовсю – на каждом доме висят по три-четыре люльки с рабочими. Межпанельные швы вскрывают, утепляют, заделывают. Затем фасад будет покрашен.

Кстати, в подъездах висят плакаты с вариантами окраски дома. На выбор – пять цветовых решений. Самый верхний отмечен стрелочкой: именно за него проголосовало большинство жильцов. Стены будут бежевыми, а лоджии – темно-красными.

Разумеется, за сорок лет инженерные системы дома порядком поизносились. Здесь, как и во многих советских домах, стояли чугунные трубы.

– Износ у труб идет изнутри, – рассказывает инженер технического надзора от Фонда капитального ремонта СВАО Андрей Анисимов. – В некоторых местах они стали похожи на фольгу – за сорок-то лет! И когда на собрании делаешь срез и показываешь жильцам, что там внутри творится, – вот тут жильцы хватаются за голову.

– Сейчас появилось много новых материалов, о которых не всем обывателям известно, – соглашается главный инженер ООО «СК ОДИП» Владимир Шипулин. – Мы в основном стараемся переходить на полипропилен. Плюсы – нет коррозии, не возникает внутренних наплывов. Бывает, что жильцы спорят: давайте нам чугунные трубы, что с ними сделается, они же вечные! Тогда мы нарезаем эту трубу на кусочки и показываем, во что превратился этот «вечный» чугун за сорок лет.

Поднимаемся на крышу – тут еще ничего не сделано. Покрытие вздулось пузырями и пружинит под ногами. Это значит, что под него протекла вода. Фановая труба для отвода канализационных газов лишена крышки – значит, дождь затекает прямо в канализацию. Посредине висят гирлянды проводов – это провайдеры постарались. Вешают как попало, а потом у людей Интернет пропадает…

Спускаемся в подвал. Здесь уже все сделано: новые металлические оцинкованные трубы в утеплителе (цинк не ржавеет), от них отходят те самые полипропиленовые трубы в квартиры. Электрика спрятана в специальные лотки. Пол забетонирован (а был вообще земляной!). И, в соответствии с новыми правилами, оставлен лаз для кошек.

На межэтажных пролетах мусоропровод сверкает новыми ковшами. Кроме того, здесь проходит пожарный водопровод и стоят шкафы. В каждом – два шланга по двадцать метров! Дотянется куда хочешь.

Надо сказать, что отопление пока заменено только в подвале. Впереди очень важная и сложная часть – установка батарей в квартирах. Не замена, а именно установка. Дело в том, что в этих двух домах батарей… нет! Отапливаются сами стены, в которые «вделаны» намертво трубы с горячей водой.

– На самом деле таких домов в Москве много, – улыбается Виктор Галкин, видя мое изумление. – Это экспериментальный дом. Дело в том, что все новаторские идеи в строительстве отрабатывались именно здесь, в столице. Например, в Москве есть сейсмоустойчивые дома, разработанные для регионов, где часто и много трясет. Сначала конструкторские решения обкатывали в столице, все проверяли, затем ехали строить в горы.

Сложно сказать, для какого именно региона с каким климатом была предложена идея безбатарейного дома с теплыми стенами – но эксперимент явно провалился. Огромные теплопотери – пятьдесят процентов тепла идет на улицу. Невозможность регулировки. Зимой образуется столько конденсата, что он струйками стекает по стеклу. Наконец, прошлой зимой в сильные морозы приходилось давать такого жару, что в квартирах в местах прохождения труб чернели обои – так раскалялись стены.

– Ремонт идет сложно, но в целом мы довольны, – говорит старшая по дому №6 Нелли Мартиросян. – Народ, конечно, волнуется – ведь для установки батарей придется двигать мебель и делать восстановительный ремонт. Но мы к этому готовы.

Нелли демонстрирует свой санузел. Здесь заменили трубы, сделали за унитазом сантехнический шкаф – и все восстановили, как было. Шкаф роскошный, весьма вместительный и с зеркальной дверцей. В нем помещается практически вся бытовая химия, за которой виднеются новые трубы и водосчетчики.

– У меня кафель был положен аж в 91-м году, – гордо говорит хозяйка квартиры.

Да, это тот самый кафель. При проведении работ его очень аккуратно сняли, а затем установили обратно.

– Все восстановительные работы идут за наш счет, – поясняет Виктор Галкин. – При ремонте сантехники кафель, конечно, срезали осторожно, но потери все-таки были. Расколовшиеся плитки мы заменили на новые точно такие же. И когда начнем делать батареи в комнатах, то в случае повреждения обоев будем покупать жильцам новые. Или же выделять деньги, чтобы они сами подобрали под свой дизайн.

Согласовывать с жильцами придется много чего. Ведь в каждой квартире свои нюансы. Вот у Нелли Мартиросян, к примеру. В одной комнате надо будет отодвигать книжный шкаф («Передвинем», – обещает Виктор Галкин). В другой комнате кондиционер висит вплотную к окну. Тут надо уже думать, как его обойти и хватит ли длины шланга… А главное – договориться со всем стояком (а это двенадцать квартир!), чтобы все одновременно в «день икс» были дома.

– Надо сказать, что работа с жильцами у подрядчика на высоте, – говорит Андрей Анисимов. – Посмотрите: во дворе стоит штаб. В нем всегда находится представитель подрядчика, к нему можно подойти, обсудить любой вопрос, получить информацию. Везде висят информационные щиты, есть контактные телефоны.

Инженер технического надзора Фонда капитального ремонта СВАО оценивает работу подрядчика «хорошо».

– Оценки «отлично» у инженеров нет, – улыбается он. – Самое главное для нас – это оценка жильцов. А жильцы ставят высокую оценку. Значит, и мы довольны.

Конечно, не бывает так, чтобы все были довольны и согласны. Например, в доме №6 на установку батарей пока согласились три подъезда из четырех. Надо бы им поторопиться с решением – с батареями жить, право слово, удобнее!

Майя Пчелкина.

Фото автора.

 

Метка: проезд Шокальского