самолет

Послевоенное поколение хранит память о Героях Победы

Специалист дирекции Московского авиационного центра Петр Годлевский родился через 16 лет после окончания войны. В его памяти живы воспоминания о ветеранах. Он не только помнит, но и по крупицам собирает военную летопись своей семьи, в которой  все беззаветно служили Родине:

– Что я помню о войне? Я помню ветеранов Великой Отечественной войны, с некоторыми из них был знаком в детстве. 

Как сейчас, стоит перед глазами  директор 8-летней школы, преподаватель истории, лейтенант запаса Иван Савельевич Грабовский. Его выправка, внешний вид, блестяще начищенные, со скрипом туфли приводили нас, школьников,  в восторг и немножко… в страх. Для нас он был непревзойденным авторитетом. 

В этой-же восьмилетней школе был завхоз-фронтовик, под два метра ростом, по фамилии – Хуторянский. Периодически директор, завхоз, и еще несколько учителей приезжали к нам, в соседнее село, на автомобиле ЗИС-5, на родительское собрание.

Я помню своего деда (по отцовской линии) Савелия Григорьевича Годлевского – участника войны. В 1944 году, во время участия в Яссо-Кишиневской операции он был тяжело ранен и комиссован. Всю свою дальнейшую жизнь после войны он трудился как мог, содержа своих оставшихся 4-х детей (один ребенок умер от голода).

Когда я его просил: «Дедушка, расскажи про войну», у него глаза слезились, и он говорил: «Не нужно тебе, внучек, ничего знать про войну». Мне тогда было около девяти  лет.

Другой дед (по материнской линии) Лука Николаевич Дмитришен, 1905 г.р. был заместителем председателя колхоза. Участник финской войны. Впоследствии его периодически призывали на военные сборы. Так случилось и перед войной. Его призвали на военные сборы и больше он домой не вернулся, оставив дома жену, впоследствии ставшую вдовой, и трех малых детей: сына 12 лет, дочку 3-х лет (мою мать) и годовалого сына. По коротким сведениям, имеющимся у меня, дедушка был младшим сержантом. В 1941 году пропал без вести. Были сведения от земляков, что вроде бы кто-то его видели в плену под Киевом, но все мои попытки разыскать его впоследствии через Международный Красный крест, Фонд учета советских военнопленных, архив Министерства обороны СССР, России, оказались безуспешны.

Родной брат дедушки Василий Николаевич Дмитришен, 1918 г.р. воевал в артиллерии. 

Когда-то мне довелось читать и своими руками перебирать картотеку архива МО России. Это было в начале 2000-х годов. Пользуясь случаем, я тогда многих родственников нашел по архивным данным и даже изготовил «личные дела» на них с максимальными выписками из тех сведений, которые хранились в архиве. «Личные дела» погибших родственников я передал их наследникам – детям и внукам.

Трудно передать чувства, охватившие меня тогда. Иногда это были  специальные листы с типографской печатью, иногда сведения записаны на куске стандартного листа, встречались записи и на топографической карте. И когда отслеживаешь путь красноармейца от военкомата до последних известий о нем, частично проникаешься той фронтовой обстановкой. Где-то документ написан чернильным пером, красиво, разборчиво, наверное, заполнялся в помещении. На других документах записи  разноцветными «химическими» карандашами (красного, синего цветов) на топографической карте или бумаге, сделаны  второпях. Где-то в данных фронтовиков находишь незначительные изменениями. Все это осталось там, с ними и в нашей памяти о них.

Благодаря архивным поискам я узнал, что родной брат моего дедушки – Василий Николаевич Дмитришен (39 Армия, 2-й Украинский фронт) в 1943 году воевал в одном из истребительно-противотанковых артиллерийских полков (далее – иптап), который около месяца находился в резерве, а затем участвовал в битве на Курской дуге.

Иптап занял оборону на танкоопасном направлении. Из полкового журнала я узнал, что командный состав и артиллеристы до начала боев тщательно изучали появившийся на вооружении у фашистов танк «Тигр», его уязвимые места для его поражения артиллерией.

В журнале приводятся сводки об участии полка в боях, понесенных потерях и количестве подбитых танков противника. В результате проведнных иптап боев (в течение недели) более 3/4 полка погибла, не пропустив врага и нанеся ему значительные потери. 27 июля 1943 г. погиб и родной брат моего деда. На момент гибели он был старшим лейтенантом, командиром истребительно-противотанковой батареи. Похоронен вначале в пос. Октябрьском Курской области, а после объединения Курской и Белгородской областей, перезахоронен в Белгородской области (деревня Березовка, Дмитровского района).

В архиве я обнаружил также сведения о числившимся ранее пропавшим без вести родственнике моего отца – Василие Францевиче Перетятко. Старшина Перетятко погиб в 1944 году под Киевом.

Родственники моей жены также участвовали в войне. Таким же образом, через архив, я узнал о судьбе родного брата деда моей жены – Андрея Афанасьевича Рыбчука, погибшего в 1944 году в Венгрии в результате подрыва на противопехотной мине. На момент гибели ему было 22 года. Похоронен он в братской могиле г. Еушта-Ушта недалеко от Будапешта. Имеется схема братского захоронения с указанием места его захоронения в этой могиле.

Воевали также и другие родственники моей жены. Так, дедушка моей жены Афанасий Демьянович Рыбчук в 1944 году, в результате тяжелого ранения в живот, около полугода  проходил лечение в глубоком тылу, в Армении. Из госпитального окна у него был вид на гору Арарат. После госпиталя комиссован. Тяжелая рана не давала покоя, периодически открываясь вновь. В 1967 году его не стало.

Другой наш  родственник, Иван Демьянович Рыбчук, закончил войну в Берлине. Демобилизован в 1947 году. После демобилизации домой не вернулся, проживал на Дальнем Востоке.

Еще один родственник – Алексей  Демьянович Рыбчук пропал без вести на войне. 

Родной брат моей бабушки Клавдии – Иосиф Иванович Якубовский был призван в Красную Армию в октябре 1940 года. Служил в авиации в составе экипажа бомбардировщика дальнего действия Ил-4 – воздушным стрелком-радистом. За время войны совершил 196 боевых вылетов, из них 189 боевых вылетов ночью, в том числе 18 боевых вылетов – на дальние цели, за пределами СССР для бомбардировки вражеских войск, дислоцированных в городах: Варшава, Кенинсберг, Данцинг, Хельсинки, Тильзит, Будапешт, Бреслау, Лодзь, Штатгард, Свинемюнде, Берлин и др. 

Являясь стрелком-радистом,  успешно применял  штатное вооружение самолета. 8 июля 1944 г. в воздушном бою из пулемета УБТ сбил истребитель противника Ме-110 («Мессершмитт»).

За подвиги во время войны награжден орденами: «Отечественной войны II степени», двумя орденами Красной Звезды, медалями: «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.». 

Мы, послевоенное поколение, храним память о героях Победы. Рядом с селом Иосифовка Черневецкого района Винницкой области, где я родился и вырос, в 1944 году дислоцировался 16-й авиаполк дальних бомбардировщиков. Летный состав во время дислокации авиаполка проживал в местной 2-х этажной школе. На окраине аэродрома, в лесу до сих пор остались очертания окопов той поры. 

В 1975 году, когда нас, старшеклассников, привлекали на  уборку сахарной свеклы, на поле, где ранее был аэродром, в земле я нашел пулеметную гильзу калибра 12,7 мм.

До недавнего времени на месте бывшей дислокации авиаполка, 9 мая, на окраине леса, где стоит обелиск летчикам 16-го авиаполка, собирались фронтовики. Некоторые приезжали сюда, хотели остаться на ПМЖ, уж больно места там красивые. 

В том же 1975 году, в ознаменование 30-летия Победы у нас, в                селе Черневцы, был открыт мемориальный комплекс воинам, погибшим за свободу и независимость нашей Родины. На мемориальных плитах высечены фамилии, имена и отчества всех ушедших и не вернувшихся из той войны односельчан. А у мемориала – памятник, на нем стоит воин, приклонив колено, сжимая в правой руке боевое воинское знамя, склонив голову. У памятника – вечный огонь и почетный караул лучших из лучших школьников отличников-старшеклассников, в военной форме, с автоматами на груди. В этом карауле тогда стояла и моя родная сестра Леонида, окончившая среднюю школу с золотой медалью.

Еще помню, когда сосед-фронтовик Иван Викентьевич Володовский (красноармеец, пехотинец) возвращался вечером 9 мая из райцентра домой, после встречи с фронтовиками, а на груди у воина звенели два  Ордена Славы и множество других боевых наград. Сам же Иван Викентьевич был человеком скромным, а после войны и до самой кончины работал трактористом в колхозе, на тракторе Т-38.

Для всех нас, и для всех бывших народов СССР 9 мая – Великий день. Это день памяти, гордости, радости и скорби. Воистину праздник с сединою на висках, со слезами на глазах за тех, кто своей жизнью даровал нам мир на земле, за тех, кто вернулся с той проклятой войны, за тех, кто не дожил до этих светлых дней.

Наверное, предназначение мужчины в трудные минуты –  быть защитником Отечества. Так  было и есть  в нашем роду. Отец мой – Петр Савельевич в ряды Красной Армии призывался из Донбасса, будучи шахтером. После обучения в ШМАС (школа младших авиаспециалистов) в г. Батуми, был направлен в одну из воинских частей ВВС, в Германию, где служил в должности авиадешифровщика. Рассказывал, как он проводил дешифровку авиаснимков, организовывал занятия и зачеты летчиков по стрельбе на тренажерах и т.п. Служба его проходила легко. Отец был очень грамотен, всесторонне подготовлен, имел в те (50-е годы) годы 11 классов образования, что было весьма престижно. Ему предлагали поступить в военное училище, но он предпочел гражданскую стезю.

Сам я до 8 класса мечтал стать летчиком малой авиации, чтобы видеть красоту земли под тобой, находясь в воздухе. У нас (в 3-х км от моего места жительства) находился аэродром, на котором в течение года, периодически, на сельхозработах  полях трудились Ан-2. Иногда пролетая над полями, нам с  земли виден был пилот в кабине машины и нам было очень интересно наблюдать за маневрами этих трудяг. 

Но я стал офицером инженерных войск. 28 лет в календарном исчислении я прослужил в инженерных восках, затем еще 8 лет, 8 мес. – в МЧС России. Всего «в погонах» прослужил  более 36 лет.

Все-таки мечта о небе в нашей семье осуществилась. Мой младший сын – Сергей, в настоящее время является первокурсником Московского авиационного института. В мае-июне ему предстоит прохождение конкурса для поступления на военную кафедру института.

Возвращаясь к юбилейной, великой по значимости и роли, в истории нашего государства дате, хочется сказать, давайте вспомним тех, кто вышел победителем в этой страшной войне. 

Материал подготовил главный специалист дирекции Московского авиационного центра Петр Годлевский.

Записала НИНА ДОНСКИХ. 

Фото из открытых источников.

В штурманском деле не бывает курса «ноль»

Метка: Петр Годлевский