Павел Карманов

Павел Карманов: Москва для меня –  это любимый ненавидимый город

Один из наиболее оригинальных современных российских композиторов Павел Карманов (еще ранние сочинения которого отмечал Дмитрий Кабалевский), создатель известных опер, ораторий, саундтреков, рассказал о Москве и о своем масштабном проекте «Рождественский Вертеп», премьера которого пройдет в одном из лучших московских концертных залов – «Зарядье» – 11 января. Но, обо всем по порядку.

Павел Карманов

– Павел, вы человек удивительной судьбы: родились в Иркутской области, однако  после того как ваши детские сочинения высоко оценил САМ Кабалевский, семья переехала в Москву, чтобы ребенок мог учиться музыке. Детство было посвящено этюдам и гаммам, или было личное время, свободное от музыки? Как и где его проводили? Какую Москву помните в юные годы?

– Я начал себя помнить в Новосибирске (куда до сих пор не удается приехать с концертом). Музыка была моим миром сызмальства. Это не пафос. Маме не с кем было меня оставлять, когда она уходила а работу в музыкальное училище, и она оставляла меня на репетициях оркестра Арнольда Каца. Вместо мультиков «Том и Джери» у меня были реальные персонажи, лица которых помню до сих пор. Домой приходили ученики. Конечно, я играл в футбол и лазил по гаражам, но настоящая жизнь была в музыке. В Москве началась череда чудес со мной, с 1978 года, и она не прекращается до сих пор. Помню все, что помнят люди моего возраста: советские времена, дефицит и бардак. Очень люблю наш город, жить без него не могу.

– Насколько столица изменилась, созвучен ли город вашей душе: любите ли вы его?

– Слово «любите» здесь выглядит неполно… отношение к городу – сложное. Это  переживание, особенно в случае с Москвой. Не мыслю себя без этого города. Это мой дом.

– Ваша постановка «Рождественский Вертеп» в «Зарядье» – это новое прочтение библейской истории. Почему для новогоднего праздника выбрана одна из грустных страниц начала человеческой летописи?

– О какой грусти вы говорите? Родился Иисус! У нас в финале длится общее ликование поистине скрябинских масштабов, в том числе с использованием усовершенствованной визуализации. Над концептуальным новым видеорядом сейчас идет плотная работа.

– Как вы оцениваете возможности зала в «Зарядье», удобна ли сцена для такой масштабной постановки?

– С появлением зала «Зарядье» в нашем городе началась просто какая-то эпоха благоденствия для музыкантов (и не только). Это прекрасное во всех смыслах сооружение с отменной акустикой. Лучшие исполнители (и композиторы) получили такой «Ноев ковчег»!  Парк кстати, тоже абсолютно уместен, по моему мнению.

– Новый год уже приближается семимильными шагами. Где будете его встречать?

– Все-таки, это семейный праздник. На «Вертепе» многое совпадает в моей жизни. Здесь и моя супруга – концертмейстерствует в Персимфансе. Так что в Новый год будем репетировать и праздновать, ведь любимая работа – это праздник вдвойне. В общем, будем морально готовиться к феерии в «Зарядье».

– Есть ли у вас самые любимые места в Москве, с какими личными историями они связаны?

– Много, много таких любимых мест. В частности, «Вертеп» был написан в коммуналке на «Щипке», где рядом был дом Тарковского, который так и не отреставрировали. Грустно, что любимых мест становится меньше с каждым годом. Градостроительная политика не щадит старину в нашем городе.

– Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который…»

– «… я люблю и ненавижу». У меня есть посвященный Москве секстет «Любимый ненавидимый город», написанный по заказу фестиваля «Культурные ландшафты» в Базеле. Вот там можно найти мое отношение, выраженное не словами, но звуками.

Нина ДОНСКИХ.

 

 

Читайте также:

Елена Цыплакова: «Москва мне ближе по темпераменту»

Александра Отиева: «Москва — кладезь вдохновения»

Метка: Павел Карманов