Коррупция и Хрущев

Коррупция и Хрущев: бег в одной упряжке, хоть и в разные стороны.

Никиту Хрущева борьба с коррупцией занимала лишь в той мере, в какой она не угрожала пошатнуть административный статус-кво, коего он достиг своей беспримерной политической авантюрой. Когда надо, закон был суров, а когда, по тем или иным соображениям, не надо – тогда поворачивался знакомый всем нам административный рычаг, перекрывавший кислород любому дознанию.

Ярким примером тому является активность зятя Хрущева и по совместительству главного редактора газеты «Известия» Алексея Аджубея, который вскрыл вопиющие факты произвола местной власти в Краснодаре. Ему даже удалось привлечь к работе следователей по особо важным делам прокуратуры СССР. Но дело так и не сдвинулось с места, а следователи оказались под жестким прессингом региональной администрации, не желавшей с ними сотрудничать.

Казалось, что созданный в Краснодаре в 1960 году городской суд чести для «активного содействия воспитанию граждан в духе коммунистического отношения к труду, социалистической собственности, соблюдению правил социалистического общежития», имеет больший вес, чем органы центральной власти. Обескураженный Аджубей обратился напрямую в Политбюро – и получил категоричную резолюцию: дознания прекратить, в местные дела больше не вмешиваться.

Но это так, небольшой штрих. Главное было в том, что Хрущев не располагал серьезной программой по борьбе с коррупцией. Его действия в этом направлении носили спорадический характер, обусловленный особенностями его взрывного нрава, чем тонко пользовалось окружение.

Так, в 1964 году весь Советский Союз потрясло дело «Степанторга». В Ленинграде, на Литейном проспекте, 59, работал старейший в городе букинистический магазин, которым фактически руководил заместитель директора Леонид Степанов. Оказалось, дело было организовано на принципах частного предприятия, когда прибыль формировалась за счет маржи между стоимостью товара и продажной ценой, что позволяло Степанову вести роскошный образ жизни и выплачивать взятки руководителям вышестоящих организаций. Сюда же приплюсовалось уголовное дело директора главной оптово-торговой базы в управлении торговли Леноблисполкома Георгия Зуйкова, уличенного в систематических злоупотреблениях и подкупе высокопоставленных знакомых вплоть до заместителя начальника следственного управления Прокуратуры СССР. Обоих приговорили к расстрелу. Но самым важным звеном в этих делах оказалась прямая связь со вторым секретарем ЦК КПСС – бывшим первым секретарем Ленинградского обкома КПСС – Фролом Козловым, который вот-вот должен был занять пост первого секретаря и таким образом стать официальным преемником Хрущева. Противникам последнего это было крайне невыгодно.

И тогда итоги расследования легли на стол Хрущева. Гнев его был страшен. Он так распекал своего ближайшего соратника, что того спустя сутки разбил паралич. Узнав об этом, Никита Хрущев резюмировал: «Если оклемается, исключим из партии и будем судить. Если умрет – похороним на Красной площади». Урна с прахом Фрола Козлова захоронена в Кремлевской стене.

Пожалуй, именно при Хрущеве коррупция проросла в теневую экономику, от которой Советский Союз так и не смог избавиться. Дефицит создавал совершенно особенную касту лиц, распоряжающихся товарами и услугами, которые неизбежно влияли на госаппарат с помощью взяток и иных форм подкупа.
Нельзя сказать, чтобы Хрущев совсем не замечал подобных злоупотреблений. Именно при нем в 1962 году вновь была введена смертная казнь за получение взятки. Однако случаи, когда это «правило» затрагивало представителей высшей номенклатуры, можно пересчитать по пальцам. В основном сия мера использовалась в качестве дубинки в борьбе за власть и для расправы с неугодными лицами.

Нельзя также сказать, что Хрущев сквозь пальцы смотрел на подобные безобразия. Нет, Никита Сергеевич был убежденным сторонником ужесточения уголовного преследования в отношении таких преступлений, как крупные хищения государственной собственности, валютные махинации, спекуляция, взяточничество, контрабанда.

Но вся, по сути, антикоррупционная активность первого секретаря ЦК партии Хрущева в каком-то смысле обеспечивалась инерцией бескомпромиссной и жесткой зачистки расхитителей социалистической собственности, носящей имя ненавистного ему Сталина. Колесо катилось само по себе еще долгие годы, и желанная свобода, оттепель не слишком заметно изменили отношение общества к такого рода правонарушениям. Люди понимали: если воруешь, рискуешь свободой: если воруешь много, рискуешь жизнью. Должно было пройти время, чтобы «народ расслабился».

Лично Хрущев нанес серьезный удар по незаконным валютным операциям (дела Рокотова и Файбишенко), установив смертную казнь за спекуляцию валютными ценностями в крупном размере, а также неоднократно. Валютчиков ловили по всей стране и ставили к стенке без разбору, благо юридические основания для этого были оперативно подготовлены по указанию Первого секретаря ЦК. Кроме того, он отличился введением целого ряда регламентирующих мер в сфере экономики. Однако все они касались максимального удушения частной инициативы, полного огосударствления всех аспектов экономической деятельности. И при этом ни одна из введенных им мер не затрагивала причин хищения государственной собственности, нелегального предпринимательства, обмана покупателей и заказчиков, спекуляции. Все решения носили исключительно запретительный характер, что само по себе не могло отменить стремление человека к незаконному на тот момент обогащению.

И все же Хрущеву удалось внести свой вклад в бесконечное дело борьбы с коррупцией на подведомственной на тот момент ему территории нашего многострадального государства. 24 ноября 1962 года на базе Комитета государственного контроля Совмина и Комитета партийного контроля при ЦК КПСС был создан Комитет партийно-государственного контроля при ЦК КПСС и Совмине СССР. Этот сверхнадзирающий монстр даже получил полномочия контролировать МВД, КГБ и Вооруженные силы страны. Сам факт его учреждения свидетельствовал о тревожном распространении коррупции в государственном аппарате. И да, его создание предвосхитило возникновение аналогичных структур в западных странах в виде спецагентств с подчинением главе государства.

Непосредственная работа Комитета госконтроля Совмина и Комитета партийного контроля при ЦК КПСС осталась за рамками деятельности Никиты Хрущева. В октябре 1964 года в результате теневого решения высшего партийного аппарата на Пленуме ЦК КПСС он был снят со всех занимаемых им должностей и отправлен на пенсию.

Но это уже совсем другая история…

Дмитрий Поляков.

 

 

 

Читайте также:

Исчезающий силуэт Черненко

Юрий Андропов: «Только начал дуэль на ковре, еле-еле, едва приступил…»

Метка: Никита Хрущев