fbpx
ветераны, день спасателя

Этого не забыть: четыре недели в Чернобыле

В Управлении по ЦАО Департамента ГОЧСиПБ много лет  работает ликвидатор последствий Чернобыльской катастрофы Сергей Валерьевич Кузьмичёв, подполковник в отставке. Богатый жизненный опыт, накопленные знания и умения он использует в своей работе, занимаясь региональным государственным контролем (надзором) за соблюдением обязательных требований в области ГО, защиты населения и территорий города от ЧС природного и техногенного характера, обеспечением безопасности людей на водных объектах города Москвы.

Сергей Валерьевич Кузьмичёв

Страшная трагедия произошла более 34 лет назад, когда Сергей был курсантом Тамбовского высшего военного командного Краснознамённого училища химической защиты им. Н.И. Подвойского.

Молодые коммунисты и комсомольцы, они, специалисты РХБЗ – радиационной, химической, биологической защиты, решили, что просто обязаны участвовать в ликвидации последствий аварии. Было написано коллективное письмо, после чего курсантов направили в Чернобыль на стажировку. На месте 200 человек распределили по разным воинским частям вокруг Чернобыля – на территории Украины, Белоруссии. Сергей попал в село Ораное Иванковской области, где стояла Харьковская химическая бригада. Первые две недели занимались дезактивацией подъездных дорог к реактору. Вторые две недели работали на ХАЯТе – это хранилище остатков ядерного топлива, в прямой видимости от разрушенного реактора 4-го энергоблока. Снимали гудронное покрытие крыши. При разрушении 4-го энергоблока произошёл выброс, и графитовые столбы, радиактивные остатки самого строения разлетелись во все стороны. Задача курсантов была собрать эти остатки, которые впаялись, вплавились в гудрон.

Сергей Валерьевич Кузьмичёв

Из воспоминаний Сергея Валерьевича Кузьмичева: «Площадку перед 4-м энергоблоком необходимо было залить бетоном: там провели дезактивацию, сняли верхнее бетонное покрытие, увезли и заливали свежее бетонное покрытие для подготовки будущего саркофага. Жидкий бетон на этой площадке разравнивал ковшом гусеничный трактор. Кабина трактора была полностью покрыта толстым 10-сантиметровым слоем свинца. Только впереди было окошко. Внутри сидел водитель. То есть бетономешалка приехала, бетон ему вылила, а он его разравнивал. Но так как бетон имеет способность засыхать, а тем более стояла 30-градуснафя жара, случилась такая ситуация. Однажды мы, как обычно, поливаем дорогу и видим, что трактор перестал двигаться. Бетон на гусеницах застыл и тракторист, по сути дела, оказался в западне. Бросить трактор и уйти он не может: и технику потеряет – трактор просто забетонируется, и работа не будет выполнена. Мы остановились, и тракторист попросил сбить застывающий бетон из бранспойта, чтоб он дальше мог двигаться. И я принял решение оказать помощь. У нас не было с собой прибора для замера уровня радиации. Но тракторист предупредил, что при утренних замерах здесь было до 20 рад. Я просчитал, что при таком уровне радиации нам работать можно не более 5 минут каждому. Мой солдат надевает на себя ОЗК – общевойсковой защитный костюм, противогаз и выходит на обмыв гусениц. Через 5 минут я его меняю, но работаю 10-15 минут. Хоть он мне и кричал, и махал, что 5 минут прошли, но что мне на полдороги бросать что ли, если мы до конца не очистили? Мы ведь одни там были.

Вся беда в том, что переоблучение сразу не ощущается – вообще никак. Оно потом сказывается. Мы задачу выполнили и я особо не зацикливался – сделали, и сделали. А вечером в кинозале я сидел на лавочке – у нас был летний кинотеатр, каждый вечер нам показывали французские кинокомедии, – и потерял сознание. Очнулся через два дня. Оказывается, было серьёзное переоблучение».

Сергей Валерьевич имеет много правительственных и ведомственных наград, самая памятная из которых медаль «За отличие в Военной службе» II степени.

Он не считает себя героем, потому что «просто выполнял поставленную задачу Министерства обороны СССР». Благодаря сотням тысяч таких простых курсантов, офицеров, солдат, специалистов и обычных людей, помогавших ликвидировать последствия страшной аварии, возможно, удалось избежать более страшных, необратимых последствий. Давайте помнить об этом, рассказывать подрастающим поколениям, что среди нас настоящие герои живут.

Любовь Коваленко.

Читайте таккже:

Линия судьбы

Метка: медаль «За отличие в Военной службе» II степени