В штурманском деле не бывает курса «ноль»

24 марта в России отмечается День штурманской службы Военно-воздушных сил. В военном календаре памятных дат страны праздник появился сравнительно недавно – в 2000-м году, когда Главнокомандующий ВВС РФ подписал соответствующий приказ. 

В связи с многочисленными обращениями в главное оборонное ведомство страны представителей штурманской службы ВВС с просьбами, чтобы государство отметило нелегкий штурманский труд отдельной датой в праздничном календаре Российской Федерации, просьба была удовлетворена. День штурманской службы ВВС с 2001 года в России отмечается официально.

Накануне профессионального праздника наш корреспондент встретился с главным штурманом Московского авиационного центра департамента ГОЧСиПБ города Москвы Георгием Одарченко. Но сначала – немного истории.

На заре авиации

В Российской Империи должность штурмана в авиации была введена в 1912 году одновременно с выделением авиации в отдельный род войск. В связи с увеличением дальности полетов и трудностью в ориентировке на незнакомой местности, пилоту бомбардировщика понадобился помощник, ведущий разведку и обстрел противника, в то время как пилот управляет самолётом.

С начала Первой Мировой войны в России существовало около 20 курсов «Летчиков-наблюдателей». 24 марта 1916 года была создана Центральная аэронавигационная станция в составе авиационного командования, что считается днем рождения авиационной штурманской службы. Произведя нехитрые арифметические расчеты, заметим, что в этом году службе исполняется 104 года. Активные боевые действия потребовали в экипаже новой должности — навигатора.

Штурман – должность летного состава

Главный штурман МАЦ Георгий Одарченко, решив связать свою жизнь с полетами, закончил Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов имени Пролетариата Донбасса в 1981 году. После окончания училища его направили под Великий Новгород, в военный гарнизон Витебской дивизии.

Уже здесь молодой летчик осваивает профессию штурмана корабля.

– Георгий, какие задачи стояли перед вами?

– Задачи стояли самые разные. На самолете ИЛ-86 наш экипаж перевозил грузы, десантировал войска ВДВ. Чуть позже, когда меня перевели в Забайкальский военный округ, выполнял и  другие задачи. Из Афганистана были очень печальные командировки: перевозил в нашу страну «груз 280». Были командировки в Анголу, на Кубу…

– Какая роль у штурмана? Что входит в круг его обязанностей?

– Штурман прокладывает курс, исчисляет перемещения и отмечает передвижение на цифровой или топографической карте воздушного судна, следит за исправной работой навигационных приборов. Рассчитывает время полета в зависимости от ветра на эшелоне, необходимое количество топлива на полет, минимальную безопасную высоту полета по отдельным участкам маршрута.

– Наверное, в критических ситуациях ваша роль имеет определяющее значение для безопасности полета?

– В полете важное значение имеют все члены экипажа, их слаженная, четкая работа. Часто приходилось работать в сложных метеорологических условиях, что, конечно, увеличивает нагрузку на работу штурмана.

– Какие качества нужны, чтобы стать настоящим профессионалом в вашем деле?

– Это, прежде всего, профессиональные знания. Навыки приходят с опытом, но постоянная учеба в нашем деле необходима, как, впрочем, и в любой другой профессии, ведь жизнь постоянно меняется. Из психологических качеств штурману нужны собранность, внимание, умение быстро (иногда молниеносно) ориентироваться в сложной обстановке, ну и смелость, конечно…

Очень хорошо помню эпизод, который произошел при поступлении в училище. Курсанты жили в палатках, рядом с военным аэродромом. И однажды на наших глазах мы увидели, как при посадке у ТУ-134 сложилась и загорелась передняя стойка. К счастью, обошлось без жертв.

Экипаж не  пострадал, но часть курсантов после этого эпизода написала рапорт об отчислении… Наша профессия сложная и сопряжена с определенным риском.

– Когда пришли работать в МАЦ? Какой сегодня курс у штурманов?

– Курс, как говорится, прежний. Штурманская служба направлена, прежде всего,  на обеспечение безопасности полетов в штурманском отношении, навигации и применения летательных аппаратов.

В Московский авиацентр я попал, можно сказать, случайно. После демобилизации из рядов ВС, стал искать работу и знакомые подсказали, что в столице формируют авиационный центр, который будет выполнять задачи тушения пожаров,  санитарной эвакуации и оказания медицинской помощи на борту воздушного судна, для разведки паводковой и пожароопасной обстановки и т.п. Я пришел туда и подал документы. И в МАЦ мой многолетний штурманский опыт был востребован. Так что со дня основания МАЦ – с 2006 года – я здесь работаю.

P.S.: Служба главного  штурмана МАЦ Георгия Одарченко отмечена правительственным наградами: медалями «За боевые заслуги» и республики Куба – «За содружество».

Нина ДОНСКИХ.

Фото пресс-службы МАЦ.  

Метка: Георгий Одарченко