Федор III

Когда в больном теле здоровый дух. Забытый царь Федор III

Слабый, одутловатый, перенесший цингу и тяжелую травму – упал с коня под сани, – сын Алексея Михайловича Федор сразу после смерти батюшки в 1676 году взошел на престол Московского государства, как его дед и отец, в пятнадцатилетнем возрасте.

Занял он трон лишь потому, что больше некому было: старший сын Алексея Михайловича умер во младенчестве, средний – в возрасте шестнадцати лет, а будущему Петру Великому было три года. Федор Алексеевич поначалу совершенно не проявлял интереса к государственным делам и многим казалось, что новоиспеченный царь к правлению неспособен.

А между тем воспитание Федор Алексеевич имел серьезное и образован был по тем временам очень даже неплохо. Одним из его учителей был белорусский монах Симеон Полоцкий – духовный писатель, богослов, поэт, драматург. Молодой царь владел латынью, польским и древнегреческим языками. Увлекался музыкой, пением, стрельбой из лука. Обожал коневодство. Был хорошо осведомлен в европейской политике.

На первых порах власть, по сути, оказалась в руках приближенных к трону фамилий: фаворита батюшки, боярина Артамона Матвеева, патриарха Иоакима, семей Нарышкиных и Милославских во главе с окольничим Иваном Милославским, которые интриговали против друг друга в борьбе за влияние на юного царя. Ибо, как отзывался о Федоре близкий ко двору князь Катырев-Ростовский, «благоюродив бысть от чрева матери своея и ни о чем попечения не имея, токмо о душевном спасении». По выражению другого современника, в Федоре «мнишество было с царствием соплетено без раздвоения, и одно служило украшением другому». В известном смысле венценосная фигура была идеальна для придворных манипуляций.

В какой-то момент Милославским, от которых происходила мать Федора Мария Ильинична, удалось свалить могущественного Артамона Матвеева, обвинив его в чернокнижничестве и заговоре против царя, и отправить его в ссылку в захолустный городишко Пустозерск. Казалось бы, путь к абсолютной власти расчищен. Но…

Совершенно неожиданно молодой царь проявил характер. Он решительно приблизил к себе своих друзей, среди которых были постельничий Иван Языков и стольник Алексей Лихачев, а также князь Василий Голицын, и в прямом смысле взял бразды правления страной в свои руки, отодвинув родственников матери в сторону.

Также Федор отказался рассматривать в качестве невесты родственницу Ивана Милославского и настоял на своем выборе – племяннице думного дворянина Семена Заборовского Агафье Грушецкой. Иван пытался распускать порочащие Агафью слухи, но был подвергнут царем опале и удален от двора.

Влиятельного Иоакима, примкнувшего к семье Милославских, царь огорчил, серьезно урезав влияние патриарха на политику государства, а также установив повышенные нормы сборов с церковных имений.

Кто бы мог подумать, что этот хилый, больной человек сможет удержать в своих слабых руках Русское государство?

И не просто удержать! За шесть лет царствования Федору удалось консолидировать власть вокруг государствообразующих идей. Наиболее важной реформой Федора Алексеевича стала отмена местничества. Сложившийся на Руси архаичный порядок предполагал распределение чинов соответственно позиции, которую занимали в государственном аппарате предки знатных родов, что приводило не только к постоянным конфликтам внутри знати, но и к стабильному процветанию коррупции в высших эшелонах власти, развращению их щедрой и не соответствующей заслугам раздачей должностей и милостей. Государственное управление при этом страдало от некомпетентности и чванства представителей знатных фамилий, презиравших худородных «коллег».

В январе 1682 года царем для обсуждения военной реформы в Москве был созван Собор служивых людей. Там же из-за парализующего управление армией местничества было решено ликвидировать его полностью, а в военном деле обратиться к опыту европейских стран. По указанию Федора Алексеевича в Кремле были сожжены разрядные книги, в которых было зафиксировано старшинство родов и записывались извлечения из официальных документов. Вместо разрядных царь учредил родословные книги, куда знатные фамилии записывались уже без привязки к их месту в Боярской думе. Так с разрядными книгами сгорело не только местничество, но целый пласт русской истории.

Знаменитый русский историк Сергей Соловьев писал: «От слабого и болезненного Феодора нельзя было ожидать сильного личного участия в тех преобразованиях, которые стояли первые на очереди, в которых более всего нуждалась Россия, он не мог создавать новое войско и водить его к победам, строить флот, крепости, рыть каналы и все торопить личным содействием; Феодор был преобразователем, насколько он мог быть им, оставаясь в четырех стенах своей комнаты и спальни».

И все же… Именно при этом «хвором телом» молодом царе в 1678 году была проведена общая перепись населения. А на будущий год введено подворное налоговое обложение, ставшее началом будущей подушной подати Петра I. Начали строить приюты для сирот. Была учреждена Славянско-греко-латинская академия с допуском к обучению в ней представителей всех сословий, хотя открыта она была только после смерти государя. Федор выступил одним из создателей Типографской школы при Заиконоспасском монастыре при будущей академии. В 1681 году было введено воеводское и местное приказное управление. Областное управление перешло в полное ведомство воевод, назначаемых царем, а все другие должности приказных людей: сыщики, губные старосты, приказчики – были отменены, «чтобы впредь гражданским и уездным людем в кормех лишних тягостей не было».

В уголовном законодательстве Федор упразднил членовредительство как форму наказания, запретив отрубать руку уличенным в краже и мздоимстве.

Да и сам факт созыва Собора служилых людей, на котором самодержец предложил им самим высказаться о том, как реформировать боярскую систему власти, персонифицированную в пресловутое местничество, вызывает огромное уважение к этому замечательному человеку. Несомненно, его политика стабилизировала подорванное Смутой положение в Русском государстве, а законотворческая деятельность упорядочила жизнь и взаимодействие разных слоев населения.

Федор Алексеевич был женат дважды. Страстно хотел детей, но судьба оставила его бездетным. Искренне любил своего брата по отцу Петра, оберегал его от боярских притеснений. 15 февраля 1682 года Федор III скончался в возрасте 20 лет, не оставив распоряжения о наследнике престола. За две недели до этого события был сожжен протопоп Аввакум, предсказавший скорую смерть царю…

Ему было отмерено слишком мало времени. Но он очень старался.

Дмитрий Поляков

Метка: Федор III