Евгений Герчаков

Евгений Герчаков – с песней по жизни

Народный артист России Евгений Аркадьевич Герчаков в свое время окончил Факультет актёров театра музыкальной комедии музыкального училища имени Гнесиных. В театре Герчаков играет как серьезные роли в драматических спектаклях и  мюзиклах, так и острохарактерные, комедийные. Недавно состоялась премьера: артист сыграл заглавную роль в спектакле «Любовь по Фрейду», а следом получил на XX юбилейном фестивале «Улыбнись, Россия!» приз за работу в комедии «Бабушка легкого поведения-2». Вот такой невероятный диапазон возможностей. Это видео Евгений Аркадьевич прислал нам в самый разгар пандемии.

Елена Булова.

Евгений Герчаков

Евгений Герчаков: Сила духа русского человека побеждала во всех катаклизмах и сейчас должна победить

 Народный артист России Евгений Герчаков считает, что в нынешней ситуации следует сохранять присутствие духа, беречь свое здоровье и здоровье окружающих, а уединение использовать для творческих поисков.

– Евгений Аркадьевич, как вы отнеслись к сегодняшнему введению в Москве и Московской области режима самоизоляции?

– С абсолютным пониманием. Когда-то давно я услышал фразу: мы пережили голод, переживем и изобилие. Я над ней размышлял. Русский человек очень долгое время жил на авось, жил по принципу «как пойдет», мало обращая внимание на собственное здоровье – и физическое, и, что не менее важно, на духовное.  Может быть, наконец, в нашем сознании что-то теперь изменится. По крайней мере, у нас появилось время остановиться и подумать. Мы видим то, что переживает мир. Мы видим, как разваливаются страны и объединения.  Видим, кто есть кто на самом деле в этом мире. Многие считают, что мы стоим на грани катастрофы. Но я прожил долгую жизнь: мы ведь всегда стояли на гране катастрофы. Теперь она носит бактериологический фактор. Но всегда даже в страшной ситуации, пиковой, краеугольной, нужно искать какой-то выход. Я очень надеюсь, что теперь мы и относиться друг к другу будем по-другому – более внимательно и бережно. Я надеюсь на это. Сила духа русского человека должна победить. Она всегда побеждала во всех катаклизмах, во всех войнах. И сейчас она тоже победит. Это видно уже и по тому, как мы ведем себя в непростой истории по отношению к другим странам. По той помощи, какую мы им оказываем. Я хочу пожелать, чтобы в конце концов все мы были бы здоровы. Чтобы театры заработали, чтобы артисты вернулись на сцену, залы вновь стали полными. А мы бы стали вновь общаться друг с другом, здороваться за руку, как и раньше.

Я никогда не теряю силу духа и даже при этой непростой ситуации, которая сейчас образовалась, работаю как могу. Я пишу песни, а потом выкладываю в интернет. Берегите себя! Внимательно относитесь к себе и своему здоровью. И не забывайте про юмор – без него русский человек давно отбросил бы коньки. Юмор – наше национальное достояние, оружие и защита. Пусть даже и черный.

– Во время Великой Отечественной войны в СССР, чтобы поднять дух народа, снималась комедия «Свинарка и пастух». Вы играете в театре много драматических ролей, но, судя по всему, любимым жанром все же остается комедия?

 – Для человека, который много в жизни переиграл ролей трагических – царя Эдипа, Холстомера, Короля Лира, Парфюмера, комедия, безусловно, желанный гость. Зрители старшего поколения российские комедии очень любят еще со времен «Веселых ребят», они любят комедии Александрова и Пырьева. Следующее поколение обожает комедии Гайдая и Рязанова. Нынешнее любит комедии «Квартета И» или Жоры Крыжовникова. Вот и мы, например, собираемся снимать очередную «Бабушку легкого поведения», потому что две первые картины очень понравились зрителям. Почему российскую комедию любят зрители? Потому что она актуализирует острые темы – тему пенсий, тему разграбления страны олигархами, тему недобросовестности чиновников, тему нашего собственного разгильдяйства. Над всем этим смеялись  еще со времен Салтыкова-Щедрина. Юмор – наше национальное достояние. Вы посмотрите, какое количество юмористических видео и картинок появилось в интернете практически мгновенно в ситуации коронавируса.

– Одна из последних ваших работ в театре – роль Зигмунда Фрейда. Причем вы ведь представляете зрителям всемирно известного психолога с весьма необычной стороны…

– Да, мой Зигмунд Фрейд – шарлатан и клоун, хулиган и провокатор, гений, ведущий откровенные, а порой и шокирующие беседы со своими пациентами, друзьями и врагами.  Но на самом деле это спектакль про несостоявшуюся любовь Зигмунда Фрейда, про его собственные проблемы. Он занимается проблемами других, а у него самого их куча, на этом и построен сюжет.

– А как продвигается ваша работа над новым кинопроектом о жизни Соломона Михоэлса?

– Ищем деньги. Я там выступаю продюсером и собираюсь сыграть Михоэлса, о котором современники мало что знают. Снимать будет замечательный режиссер Владимир Алеников, «папа» историй о Петрове и Васечкине. Судьба Михоэлса достойна киносценария. Человек исключительного таланта и харизмы, он много что сделал для победы СССР в войне. Его –гениального художника – Сталин решил отправить в Америку за деньгами. Это документальная история. Он и достал бешеные деньги, привез их, на эти невероятные деньги были сделаны станки, снаряды. А потом художника уничтожили за ненадобностью, как многих, – свою партию он уже отыграл. Его отправили в Минск, там убили, а потом устроили пышные похороны. А театр его разогнали. Трагическая гениальная фигура и трагическая история. 

– Вы сами более десяти лет провели на площадке бок о бок с другим гением-режиссером. С гениями тяжело работать?

 – Сниматься у Алексея Германа, притом что все мы понимали: это гений, было дико трудно. Мне кажется,  что картина «Трудно быть Богом» вышла в итоге не самая удачная, потому что она слишком монотонна. Но это мое мнение. Работа с Германом всех нас сильно изменила. Я лично стал относиться с большим уважением к тому, что делаю сам на площадке, и стал высоко ценить работу коллег.

– Ну, а какие установки он давал? Как это выглядело?

– Поначалу это выглядело странновато. Когда артиста просят ничего не играть, то любой спросит: «А зачем тогда  я сюда приехал?»  Но если артист понимал слова Германа буквально, то режиссер взрывался: «Ты что – бездарь, что ли? Ты что сюда пришел пустой?» Грань здесь тонкая, но за десять лет я разобрался. И теперь знаю, что какая-то сермяга в этом есть, потому что все, что с нами происходит, –   относительно. Мы все что-то можем или что-то не можем. Мы все ощущаем себя гениями – без этого ведь невозможно работать, но мало ли, что ты думаешь о себе, что ты – гений… Ну и так далее…

– Фильм Германа – про Средневековье, и антураж там соответственный. Но вам ведь доводилось сниматься и на великолепных, умытых улицах столицы?

 – А как же! Помните, в «Ширли-мырли», где я сыграл директора оркестра, мы сажаем в автомобиль жениха и невесту – Гаркалина и Алентову – прямо у консерватории. Кстати, этот фильм подвергался поначалу серьезной критике, а сейчас он считается классикой. Вот я и говорю: все в этом мире преходяще и относительно!

Елена Булова

Метка: Евгений Герчаков