fbpx
Борис Годунов

Бедный Борис, бедная Россия. Годуновым тут не место

«Достиг я высшей власти;

Шестой уж год я царствую спокойно.

Но счастья нет моей душе».

Вложив эти горькие слова в уста Бориса Годунова, Пушкин одним штрихом определил и моральный дух «ненастоящего» царя, и психологическую обстановку в стране на излете его правления. Между тем во все время своего царствования (1598 – 1605 гг.) Годунов старался укрепить престиж государства, обеспечить рост его могущества и благосостояния. И не просто так заслужил он репутацию борца со взяточниками и казнокрадами.

Судебник 1550 года устанавливал наказание за взяточничество в виде смертной казни. За 37 лет правления Иван IV казнил более 8 тысяч чиновников, что составляло примерно 34% от общего числа государственных служащих того времени. Со смертью Грозного в 1584 году страна погрузилась в тяжелейший экономический кризис, настало смутное время, сопровождавшееся запустением, голодом, ростом преступности, беззаконием. «Русский человек жил как попало, подвергаясь всегда опасности быть ограбленным, обманутым, предательски погубленным; он и сам не затруднялся предупреждать то, что с ним могло быть, он также обманывал, где мог поживлялся на счет ближнего ради средств к своему, всегда непрочному, существованию», – писал Николай Костомаров в своей «Русской истории».

После Ивана IV, понизившего уровень мздоимства свирепыми расправами, «ибо каждый день мздоимцев прилюдно разрубают на куски прямо на городской площади», меры Годунова по искоренению «чиновного зла» могли показаться мягкими. Еще в период правления немощного и безвольного сына Ивана Грозного Федора, при котором Борис, заняв самое близкое к нему положение, фактически правил страной, он старался наводить порядок не публичными расправами, а «по закону».

Литография «Боярская дума. Борис Годунов и князь Иван Петрович Шуйский заключают договор»

«Он теперь – государь своих подданных, а не рабов, и поддерживает порядок милостью, а не страхом и тиранством», – писал о Годунове английский дипломат Горсей. При всей комплиментарности высказывания англичанина нужно признать, что при Годунове не было массового террора, как при Иване Грозном. Осуждая, Борис предпочитал казням ссылки, кандалам – лишение должности и состояния. Причем нередко совмещал противодействие злоупотреблениям с расправой со своими противниками.

Так, казначей Петр Головин, возглавивший боярскую «партию» против Годунова, стал, по словам того же Горсея, «дерзок и неуважителен к Борису Федоровичу», чего последний не мог не видеть. Именно это в первую очередь дало повод Годунову обвинить – и небезосновательно – Головина в растрате казны. При Иване Грозном кара за корыстование из казны зависела исключительно от фантазии царя. Годунов эту практику остановил, предпочтя действовать «по закону». Судила Головина вся Боярская Дума и приговорила его «за государеву крадную казну Казенного двора казнити смертью». Преследование казначея было публичным и гласным. В «Пискаревском летописце» об этом сказано: «А Петра Головина привели на площадь да обнажили, а сказали, что кнутом его бити, да пощадил царь Федор Иванович. И сослали его в Орзамас, и тамо скончался нужно». Ни для кого не было секретом, что за решением Федора стоял реальный правитель Руси Борис Годунов.

Илья Репин. «Борис Годунов у Ивана Грозного»

В то же время Борис всегда покровительствовал людям с деловой хваткой, а не «кумовству» и «нужным связям» в своем окружении. И об этом тоже все знали, и не всем это, по правде говоря, нравилось. «Подвинув» князей Шуйских, царь сформировал свою «партию», где главную скрипку играли Годуновы, Трубецкие, Хворостинины и Романовы, постепенно ликвидировавшие последствия опричнины.

О намерениях Годунова по реформированию управления в государстве свидетельствует обнаруженный в нескольких списках и опубликованный в 1900 году Судебник, датированный 1589 годом. Увы, он так и остался проектом, хотя и рассматривался Думой, патриархом Иовом и «вселенским собором» русской церкви. Носящий имя царя Федора Иоанновича (читай его «премьер-министра» Годунова), Судебник стремился решить многие застарелые проблемы суда и правления, связанные с мздоимством и посулами. Например, земскому судье предписывалось собирать судебные пошлины не в свой карман, а хранить их «для отсылки государю». При всей наивности такой формулировки нельзя забывать, что введение данной правовой нормы само по себе указывало на готовность государственной власти дать по рукам тогдашним коррупционерам.

Кроме того, Судебник Федора Иоанновича – Бориса Годунова увеличивал число людей, которые могли претендовать «на возмещение бесчестья». Здесь не только крестьянин-торговец, представитель земской администрации, черное духовенство и члены церковного причта, но и скоморохи, и нищие, и незаконнорожденные, обычно лишенные каких-либо прав. Все они могли претендовать на возмещение «ущерба от бесчестья». Знаменитый историк Василий Ключевский заметил, что хотя и Судебник не был реализован, его положения наглядно характеризуют тогдашнее русское общество и умонастроение Бориса Годунова.

Надо признать, что Годунов честно боролся со взяточничеством и казнокрадством, хотя, как всегда в нашей истории, без большого успеха.

В 1601 году в Москве начался страшный голод. По приказу Бориса были открыты государственные житницы, хлеб велено было продавать по фиксированным ценам, а тем, кто оказался за чертой бедности, предоставлять возмещение деньгами. Но чиновники показали себя с привычной стороны. Костомаров пишет: «Они раздавали царские деньги своей родне, приятелям и тем, которые делились с ними барышами. Их сообщники, одевшись в лохмотья, приходили зауряд с нищими и получали деньги, а настоящих нищих разгоняли палками». Узнав об этом, Борис направил своих людей в незатронутые голодом земли, чтобы закупить хлеб по установленным правительством ценам. Но, по сговору с землевладельцами, получив от них немалые «откаты», чиновники рапортовали в Москву об отсутствии излишков хлеба, и Москва осталась один на один с голодающим народом. В итоге умерло до 127 тысяч человек, что привело к многочисленным бунтам, похоронившим репутацию Бориса Годунова как царя, служащего народу, а не кошельку.

Двадцать лет он правил Россией – сначала как правитель при Федоре Ивановиче, потом как царь. И – за исключением последних лет – правил весьма успешно. И что же? Надорвался, умер и был проклят вернувшимися во власть Шуйскими и их последователями, обвинившими его во всех смертных грехах.

Да и не до Бориса уже было. На пороге государства Российского стоял «воскресший» царевич Дмитрий – беглый монах Гришка Отрепьев с жадной ордой польских панов за спиной…

Дмитрий Поляков.

Метка: Борис Годунов