fbpx
Анна Иоанновна

Родоначальница придворного фаворитизма Анна Иоанновна

Мы говорим – Анна Иоанновна, а понимаем – Бирон, герцог Курляндский. Фаворит императрицы самолично распоряжался десятью процентами всех доходов российской казны за год, составлявшими 1 миллион рублей. И сегодня в латвийской Рундале можно посетить роскошный дворец Бирона, возведенный за пять лет по проекту архитектора императорского двора Растрелли, – величественный символ благодатных плодов злоупотребления высшей государственной властью, ставший для современных коррупционеров не уроком, а скорее желанной «морковкой» в гонке за личной наживой.

Герцог Курляндский Бирон
Герцог Курляндский Бирон

Конечно, императрица понимала, какое наследство ей досталось. Все областное управление на Руси сосредоточилось в руках воевод, которых сами петербуржские правители называли волками. Отсюда и первый указ Анны Иоанновны, точно списанный с аналогичных указов предшественников, в котором говорилось: «Известно учинилось, что многие воеводы как посадским, так и уездным людям чинят великие обиды и разорения и другие непорядочные поступки и берут взятки, о чем уже и челобитные многие в правит. Сенат на них поданы, а на иных и бить челом опасаются, для того что те воеводы многие годы живут беспеременно; того ради великая государыня императрица указала во всех городах воеводам быть с переменою на два года и по перемене приезжать им с росписными и счетными списками приходу и расходу ведомства их и с ведомостьми о доимках, как денежных, так рекрутских, в Сенат. И буде который исправен и после смены в год челобитчиков на него не будет, таких определять в воеводы же по рассмотрению».

Шуты при дворе Анны Иоанновны
Шуты при дворе Анны Иоанновны

Сенату же, в свою очередь, были возвращены права контроля и надзора, что привело к возбуждению многочисленных следственных дел. В результате многие мздоимцы и казнокрады оказались на каторге, а иные и вовсе поплатились головой. Так, иркутский вице-губернатор Жолобов по велению императрицы был приговорен к смертной казни за то, что «брал взятки золотом, серебром и ясаком (пушниной) с инородцев, помогал преступникам за деньги избежать наказания, ложно доносил на неугодных ему лиц». Также и воевода Симбирска Ходырев был обличен по доносу секретаря Симбирской провинциальной канцелярии Р. Монахтина в незаконных сборах, хищениях, взяточничестве при рекрутском наборе.

Впрочем, все это не помешало в полную силу распуститься государственному лихоимству, которого «царица престрашного зраку», как прозвали Анну за глаза, не замечала либо осознанно, «делегировав» все мутные дела своим фаворитам, либо искренне, ибо не блистала не только внешностью, но и умом.

Кабинет-министр, ведавший иностранными делами, князь Черкасский чуть ли не открыто лоббировал интересы воевод, губернаторов и иных чиновников при дворе за известную всем неприлично высокую мзду. Известен факт, когда знаменитый русский историк Василий Татищев, будучи чиновником в Астрахани и вляпавшись в коррупционные делишки, откупился от наказания взяткой в 30 тысяч рублей, посланной лично князю Черкасскому. К концу своей карьеры сиятельный князь сделался одним из самых богатых чиновников России, располагая обширными поместьями с 70 тысячами крепостных. Понятно, что никто даже не смел задаваться вопросом – откуда? Всем всё было понятно.

Рундальский дворецРундальский дворец

Или фельдмаршал Миних, который, распоряжаясь средствами, выделявшимися на ведение войн, всякий раз прибавлял к своему состоянию до 90 тысяч рублей, что равнялось почти 1% ежегодных поступлений в государственную казну. Когда после смерти императрицы Миних решил наконец отправиться на покой, в его собственности оказались многочисленные имения, деревни, поля, леса и небывало высокая пенсия в 15 тысяч рублей. Сказать, что императрица ничего об этом не знала, язык не повернется. Но любимчики есть любимчики, им можно всё.

Однако никто не мог сравниться по таланту запускать руку в государственную казну с Эрнстом Иоганном Бироном, которого Анна привезла с собой из Курляндии. Бирон презирал и Россию, и русских, считая их людьми «низкого звания», что не мешало ему обирать и эту страну, и этих «низких» людей до нитки. Взятки брал не только деньгами, но и, подобно гоголевскому судье Тяпкину-Ляпкину, лошадьми для своей обожаемой конюшни в 379 голов.

Не менее экзотическим способом обогащения для Бирона стала карточная игра. Богатых людей приглашали в дворец герцога, чтобы «расписать пульку», при этом ставки были небывало высоки. Отказать могущественному фавориту императрицы никто не смел, и во дворец тянулись, как на заклание, ибо все знали – проигрывать Бирон терпеть не мог. Дабы не попасть в опалу, несчастные теряли крупные суммы, понимая, что таким способом они, возможно, выгадывают себе какие-то преференции.

Анна и придворныеАнна и придворные

Возможности Бирона пользоваться богатствами страны в своих интересах были столь огромны, что даже пол в одной из комнат своего дворца он, что называется, «скуки ради» выложил поставленными на ребро серебряными рублями. К концу царствования Анны Иоанновны он не знал уже, чего хотеть. Помимо вышеупомянутого Рундальского дворца, Бирон обзавелся еще одним, работы того же Растрелли, огромным дворцом в Митаве (ныне Елгава). При этом предусмотрительный герцог старался размещать свои богатства подальше от российских границ. Вклады предпочитал делать в германских банках.

Мало того, сей государственный деятель не брезговал мздоимством не только с российских подданных, но и с иностранцев. Например, за то, что помешал установлению русско-французского союза и позволил англичанам осуществлять транзитную беспошлинную торговлю с Востоком через территорию России, что нанесло значительный экономический ущерб нашей стране, он лично получил 200 талеров. Бог знает, за какую мзду он отправлял русские войска на помощь иностранным государствам, даже не требуя от них оплаты.

Даже благие дела Бирон умудрялся делать с непременной выгодой для своего кармана. Так, в результате остроумного трюка вернув в российскую казну 8 млн рублей, вложенных другим великим казнокрадом – Меншиковым в зарубежные банки, Бирон отсчитал себе 1 млн из них в качестве вознаграждения.

В сущности, это было десятилетие стагнации. И лишь там, где «око государево» затуманивалось, вдруг возникали прорывы. «Забыв» обложить налогом промышленность, получили рост экономики. Например, 34% роста в металлургии. Уральские заводы выплавляли в начале царствования 252,8 тыс. пудов, а в конце – 425,7. При Петре Россия производила на 70% меньше чугуна, чем Англия, а к концу правления Анны Иоанновны у нас было 25 тыс. тонн, а у англичан – 17,3.

Можно с уверенностью утверждать, что императрица Анна Иоанновна не только не последовала линии своего дяди Петра I на искоренение казнокрадства и взяточничества, но и заложила основы абсолютного зла, которое расцвело пышным цветом при Екатерине Великой, – фаворитизма, удивительным образом модернизировавшегося в XXI веке. И если говорить об истоках коррупции, то фаворитизм будет в лидерах.

Кто-то из крупных государственных деятелей сказал: «У большого политика не должно быть друзей на службе. Только партнеры». Сотворивший сингапурское чудо премьер-министр Ли Куан Ю весьма своеобразно заострил эту истину: «Чтобы побороть коррупцию, начните с того, что посадите трех своих друзей». Это трудно. А без этого – никуда.

Дмитрий Поляков.

 

 

 

Читайте также:

Екатерина Великая: великое взяточничество и казнокрадство без возмездия

За что Александра III не любит официальная историография?

Метка: Анна Иоанновна