fbpx

Алексей Гуськов: Отличие государственного деятеля от обычного администратора в том, что он чувствует веяния времени

 

Завтра в широкий прокат выходит  красивый костюмный приключенческий фильм «Серебряные коньки», снятый режиссером-дебютантом Михаилом Локшиным. Картина была представлена публике на Московском Международном Кинофестивале в этом году, и теперь ее увидят все желающие.

Действие  этого  «романтического приключения», (так по крайней мере, характеризует жанр картины сценарист  Роман Кантор и прочие создатели ленты), переносит нас в  рождественский Петербург 1899 года. На скованных льдом реках и каналах города на Неве  бурлит праздничная жизнь. Накануне нового двадцатого столетия судьба сводит тех, кому, казалось бы, и не суждено было встретиться вовсе. Это люди из совершенно разных миров –  Матвей, сын фонарщика,  единственное богатство которого – доставшиеся по наследству посеребренные коньки, и   Алиса – дочь крупного сановника, грезящая о науке. У каждого своя непростая история, но, как это и бывает в сказках, однажды столкнувшись, они  влюбляются друг в  друга. Герои на пути к мечте вынуждены преодолеть большое количество социальных перегородок и условностей, которые свято чтит общество того времени.

Вдохновением для продюсера Петра Анурова, имеющего непосредственное отношение к  созданию таких картин, как «Духless», «Селфи» и «Тренер», послужил роман 1865 года «Серебряные коньки» Мэри Мэйпс Додж. Книга повествует о приключениях юных брата и сестры в Нидерландах начала XIX в.

– Мне давно хотелось сделать историю о любви, – рассказывает продюсер  Петр Ануров,  – историю трогательную и по-настоящему захватывающую. На старую сказку «Серебряные коньки» мне несколько лет назад посоветовала обратить внимание мама. Я тогда совершенно не понял, зачем экранизировать историю про детей в Амстердаме XIX века. Но спустя время любовь к Петербургу и его системе рек и каналов подсказала интересную идею: перенести действие сюда, в зимний Петербург рубежа XIX-XX вв., а главных героев из брата и сестры превратить во влюбленных юношу и девушку из разных миров. Это было невероятно интригующе: вдохнуть жизнь в зимние, замерзшие реки и каналы Санкт-Петербурга, одного из красивейших городов планеты. Замечательный сценарист Роман Кантор, с которым мы уже сотрудничали ранее, подхватил эту идею и довольно быстро придумал скелет истории и героев. Конечно, проект такой постановочной сложности и таких больших амбиций был бы невозможен без сильных опытных партнеров. Я рассказал идею картины (еще даже не было сценария) Леониду Верещагину, главе Студии «ТРИТЭ». К моей радости, Леонид Эмильевич согласился дальше развивать проект вместе. И благодаря его усилиям нам удалось обеспечить фильму мощную финансовую и рекламную поддержку.

Чтобы воплотить, казалось бы, сказочный мир, который вообразили, мы обратились к архивным материалам, разным документам и мемуарам и увидели, что зимой Петербург действительно превращался в город на льду! Город, где в мороз движение осуществлялось не только и даже не столько по улицам, сколько по рекам и каналам. Люди катались на коньках, развлекались на рождественских ярмарках; по Неве доставляли грузы, вплоть до того, что с одного берега на другой товары перевозил специальный трамвайчик на коньковых полозьях.

Эта невероятная волшебная атмосфера мне показалась идеальной для того, чтобы рассказать историю любви. Нужно было только детально продумать, какими будут наши главные персонажи, на которых держится весь сюжет. Мы выбрали классический путь: взяли героев из двух абсолютно разных социальных слоев. Девушку из аристократического мира, Петербурга дворцового, Петербурга вельмож. И молодого человека из самых низов, из Петербурга Достоевского, если угодно, родившегося в каморке и занимающегося доставкой пирогов на коньках.

То, каким образом главный герой нашей истории зарабатывает на хлеб, перекликается с сегодняшним днем. Нам хотелось создать не просто какую-то костюмную драму о далеких временах, а актуальную историю с маленькими триггерами и параллелями с нынешней реальностью. Чтобы ненавязчиво создавалось ощущение, что мы сопереживаем персонажам потому, что ткань их мира проходит и через нашу жизнь тоже. Рубеж XIX-XX веков в этом смысле показался нам наиболее привлекательным: слом эпох, предреволюционная пора, когда общество бурлит, взбудораженное новыми идеями. Тогда яма между аристократией, богатым правящим классом и простыми людьми была очень глубока. Это помогло нам рассказать историю о двух разных мирах, но мы не хотели далеко уходить в политику, ограничившись аллюзиями, которые, кстати, подаем с юмором. Такие ловушки на узнавание, которые мы расставили в сценарии, подарили фильму эффект сопричастности, сделали персонажей ближе, понятнее, трогательнее: времена изменились, а вечные вопросы и проблемы у нас все те же – отношения между властью и народом, между сословиями, между мужчиной и женщиной в конце концов.

Съемки фильма проходили с конца января по май 2019 года  в Санкт-Петербурге, Кронштадте, Гатчине и Всеволожске.  В кадре появляются Петропавловская крепость, Михайловский (Инженерный) замок, Витебский вокзал, Музей прикладного искусства, Большой Гатчинский дворец. Интерьеры в ленте снимались в знаменитых дворцах Северной столицы – Юсуповском, Мраморном, Шереметевском (Фонтанный дом), а также во дворце Великого князя Владимира Александровича ( ныне – Доме ученых).

Но разумеется, львиная доля событий фильма разворачивается непосредственно на льду. Часть эпизодов съемочной группе удалось действительно снять на естественном льду Невы, Фонтанки, Мойки и Крюкова канала, хотя  зима была теплой, температура колебалась в районе  нуля.  Естественный лед рек и каналов Петербурга перед съемками укрепляли: создавали настил, клали цветную подложку (чтобы в кадре лед выглядел эффектнее и чище) и сверху заливали еще 10 см льда. Всего таким образом было укреплено порядка 10 000 квадратных метров льда.

Для съемок массовых ледовых сцен, которые не удалось отснять на естественном льду, в павильонном комплексе во Всеволожске воссоздали участок Мойки и Зимней канавки протяженностью 130 м. Искусственный лед обеспечили специальные мощные холодильные установки.

– В моей жизни «Серебряные коньки» возникли благодаря присланному однажды ночью сообщению, в котором Петр Ануров предложил сделать историю про Петербург, – рассказывает автор сценария  Роман Кантор. –  В том году зимой как раз замерзли каналы в Амстердаме, и в Сети было много фотографий людей, которые катаются на коньках. И Петя говорит: «Давай сделаем то же самое, только в Петербурге. Еще и книга такая есть из моего детства – «Серебряные коньки»». Я не знал об этой книжке, но в советское время, как выяснилось, она была хорошо известна. В общем, мы с Петей поболтали, и в итоге эта идея как-то в меня проникла. Прежде всего, меня зацепил Петербург – город очень важный для нашей страны. Я подумал, что у нас на самом деле не так уж много фильмов, которые бы использовали эту гениальную локацию. Понятно, что в кино показывался и блокадный Ленинград, и – более-менее – современный Петербург. Но захотелось попытаться вытащить всю имперскую мощь города на Неве, всю его историю, культуру, архитектуру… Я пересмотрел большое количество литературы, неоднократно ездил в Петербург, изучал все на месте. В общем, загорелся этой темой, захотел поделиться этим неожиданно открывшимся миром.

Сценарий получился многослойным. Несмотря на то, что это не социальное кино, а полусказка, оно, как мне кажется, говорит о вещах, которые сейчас понятны и близки нам. Есть прямая история любви, причем любви не подростковой, несмотря на юный возраст возлюбленных, но любви довольно зрелой, с преодолением преград, классовых в данном случае. Это универсальная история, она могла произойти и сейчас. Также кино затрагивает и злободневную ныне тему феминизма, потому что главная героиня хочет учиться, а это времена, когда женщины не могут получить высшее образование в России. Плюс в картине на уровне юмора, каких-то шуточных ситуаций есть рифмы с нашим временем, некие «пасхалки». Я изначально поставил перед собой такую задачу, чтобы в фильме абсолютно точно не было ощущения костюмного нафталина. Хотелось сделать эту историю так, будто она происходит сейчас, просто в другом историческом контексте. В том числе и на уровне языка – чтобы речь героев не отправляла в другую эпоху, а была живой, узнаваемой.

Главные роли в картине достались дебютантам – петербургским актерам Федору Федотову ( в прошлом – профессиональному хоккеисту)  и Соне Присс. Кастинг на главные роли, графини Алисы и сына фонарщика Матвея, проходил в несколько этапов,  и создатели проекта отсмотрели около 500 молодых претендентов. Компанию  дебютантам на экране составляют мэтры –  Алексей Гуськов, Юрий Колокольников, Северия Янушаускайте, Сергей Колтаков, а также звезды европейского кино Дэни Лаван и Кэти Бэлтон. Кстати,  «Серебряные коньки» – одна из последних работ в кино актера Сергея Колтакова.

– Мне досталась замечательная роль Матвея,   – рассказывает артист Федор Федотов. –  Такой роли в моей жизни еще не было. Мало того, что это моя первая роль в кино, она еще и сразу главная!.. Это большая удача. Так как я первый раз оказался перед камерой, Михаилу Локшину пришлось многому меня научить с технической точки зрения, за что я ему благодарен. Особенно ценно для меня было то, что Михаил хорошо чувствует, что он снимает, понимает, чего хочет добиться. У него всегда находятся слова, чтобы объяснить это. Во время дубля он мог сказать «стоп», подойти ко мне, высказать свою точку зрения, выслушать мою, и так мы приходили к общему решению, и дорабатывали сцену.

С Соней Присс у нас тоже сложились чудесные отношения. Я почему-то думал, что она не очень уверенно катается на коньках, и заранее этого опасался. Выяснилось, зря я себе это нафантазировал: Соня в полном порядке. А то, что я умею на льду чуть больше, было даже на пользу нашим с ней сценам. Я был рад ей в чем-то помочь, что-то подсказать, и, когда я в кадре со всей ответственностью держал Соню за руку, то делал это не только как Матвей, оберегающий свою возлюбленную, но и как артист, которому доверили прекрасную партнершу.

Моего отца сыграл Тимофей Трибунцев, и я им восхищен. Когда я пришел на нашу первую с ним репетицию, увидел, что передо мной не артист Трибунцев, а мой милый «папка». Посмотрел на меня, улыбнулся: «Мотя!», я ему: «Батя!» Так и закрепили для фильма. Работа с таким артистом для меня – серьезнейшая школа. Тимофей умеет мгновенно сконцентрироваться, внимателен к мельчайшим деталям, точен в каждом движении, в каждой реплике. А главное, он в сцене никогда не существует сам с собой – всегда с партнером, и это невероятно помогает.

С «бандой» у нас тоже сложились отличные отношения. Мы все примерно одного возраста и легко понимали друг друга. При этом ребята – гораздо более опытные актеры, и мне было чему поучиться. Например, у Юры Борисова. Он смелый артист, и следить за тем, как он строит роль, было очень интересно. С партнерами мне по-настоящему повезло, это крутые актеры и замечательные люди.

Роль Николая Николаевича, отца героини сыграл замечательный Алексей Гуськов.

– Отец героини – чиновник, приближённый к императорской семье и занимающий очень высокий и ответственный пост, – рассказывает Алексей Гуськов. – Это богатый человек, очень любящий свою дочь, но прежде всего это государственный деятель. И именно этот образ «государственного человека» и показался мне интересным. Безусловно, поначалу Николай Николаевич жестко пресекает порывы дочери к эмансипации, он считает себя хранителем традиционных ценностей, по которым женщина должна была сидеть дома. Но в том-то и отличие государственного деятеля от обычного администратора, что он чувствует веяния времени, открыт новому. А мы говорим о рубеже веков, когда уже снова открыты женские Бестужевские курсы, когда женщины требуют права на образование. Мой герой чувствует время. Именно поэтому он и прислушивается к дочери. Что же касается семьи, то мы с Северией Янушаускайте, которая играет мою жену, сразу решили, что Северина с Николаем Николаевичем дополняют друг друга. Она подвержена модным веяниям, как все женщины внимательна ко всему новому, видит детали, которые он может не заметить. Их дочь – дитя нового века, стремящаяся поломать традиционные устои. А он – опора этой семьи, который вносит порядок во весь этот художественный хаос.

А вот Северия Янушаускайте, исполнительница роли Северины, считает, что она сыграла очень странную женщину.

– Я, как мне кажется, сыграла злодейку, – рассказывает Северия Янушаускайте. – Она должна была быть довольно страшной, но, когда мы начали снимать, так получилось, что она стала смешной. А какие самые страшные злодейки? Конечно, смешные. Было понятно, что режиссер фильма Михаил Локшин – дебютант. Поначалу было сложно: он стеснялся, и я тоже, потому что он дебютант, а я иностранка. Но мне хотелось ему помочь, потому что дебютанты – это наше будущее. И, мне кажется, у нас все получилось.

На небольшие роли создатели фильма специально привлекли европейских артистов. Наставницу, гувернантку главной героини,  например, сыграла англо-ирландская актриса Кэти Бэлтон.

 – Это удивительный эффект, – считает  продюсер Петр Ануров,  – когда видишь на экране в российской картине иностранного артиста, который так органично вписывается в русский материал. Просто мурашки по коже, сразу возникает ощущение уровня большого международного кино! У Кэти удивительная школа и удивительная легкость в работе, легкость и при этом серьезное погружение. Она стала родным членом нашей команды.

Также небольшую роль у нас исполнил Дени Лаван, знаменитый француз, прекрасный характерный артист, один из любимых артистов Лео Каракса. Дени показал всем на площадке класс актерской школы, сыграв медиума Фурье.

 – Фурье – что-то вроде… специалиста по духам, спиритизму, – говорит  Дени Лаван, исполнитель роли Фурье. – Он медиум, маг. Был целый ряд таких деятелей в XIX-начале XX в. и во Франции, и в Англии, да и в России. Мадам Блаватская, Калиостро, Парацельс, Месмер, например. Я в этом вопросе немного разбираюсь, интересовался и Распутиным, который тоже вроде медиума, чудотворца, шамана. Я несколько раз работал в России. И для меня это приятный опыт: я знаком с русским языком, довольно свободно общаюсь. Мне понравилась атмосфера на площадке.

А вот исполнительница роли мисс Джексон Кэти Белтон в России раньше никогда не была.

– Благодаря этому проекту влюбилась в вашу страну! – рассказывает актриса Кэти Белтон. –  Мне все было очень интересно. И очень импонировало, что к артистам в России относятся с большим уважением, артисты играют важную роль в обществе. Хотелось бы, чтобы в Англии и Ирландии было так же. Это было очень увлекательно: работа с новыми людьми, с замечательными русскими актерами и чудесным режиссером. Михаил прекрасен! Он работает в партнерстве. А я считаю, чтобы создавать настоящее искусство, нужно быть способным отлично работать в команде. Он не выпячивает свое «эго», у него прекрасное видение. До моего приезда в Россию мы много общались по Скайпу, работали над образом мисс Джексон, пробовали что-то, в том числе и то, что я предлагала. Мне кажется, Михаил по-настоящему вдохновенный визионер. Для меня было большой честью поработать с ним.

Моя героиня – мисс Джексон, гувернантка Алисы. Она гиперконсервативна, ей поручено воспитать в Алисе качества хорошей жены. Мисс Джексон ограждает свою протеже от фантазий, концентрируясь на том, как стать настоящей леди и составить достойную партию. Но потом Алисе удается разжечь в мисс Джексон внутренний огонь, о существовании которого в себе та, казалось, уже забыла… Очень интересная роль, способная удивить, с чудесной аркой и значимой развязкой в финале фильма.

В фильме немало трюков, которые происходят на льду, да и само действие, развивающееся  на льду, требовало огромной предварительной работы профессионалов- каскадеров.

 – Режиссер и продюсеры поставили перед нами грандиозную задачу, – рассказывает постановщик трюков Александр Стеценко, – сделать уникальное катание, которого еще не было в мировом кинематографе. Разработки длились почти пять месяцев, было проведено огромное количество тестов. В команду обеспечения входило более 25 человек. В части экшн-сцен было совмещение спорта и инженерных систем: использовались скоростные лебедки, тросовые ускорители и полетные системы, при помощи которых актеры и каскадеры взмывали вверх, а также специальные мобильные конструкции, поддерживающие артистов на большой скорости. В итоге мы создали целый комплекс удивительных трюков-аттракционов, вплоть до того, что в картине фактически нет повторяющихся прыжков. Вся группа каскадеров была подобрана с навыком хоккейного катания. Кроме того, в подготовке и в съемках были задействованы спортсмены-фристайлеры. В качестве дублеров они выполнили несколько специальных трюков. Например, длинный пролет через препятствия без использования страховки. Все актеры почти 4 месяца проходили обучение, готовились к филигранному владению коньками. Притом, что кататься на старинных коньках непросто, а выполнять трюки даже опасно: ботинок не очень крепко фиксирует лодыжку. Чтобы избежать травм, пришлось делать всем участникам ледовых сцен скрытый фиксирующий бандаж на ноги. Это позволило и актерам (самим, без дублеров), и каскадерам смело выполнять любые трюки.

Елена Булова

На снимке: Алексей Гуськов в фильме «СЕРЕБРЯЕНЫЕ КОНЬКИ»

 

Читайте также:

Сергей Маковецкий: Иван Грозный, совершая великий грех, мучился сильно

один вдох

Непростые времена для женского кино

Пока большая часть столичной гламурной публики ловит последний подтаявший снег, на склонах Европы и Сочи, а также получает ответ на вечный вопрос: “что надеть?” на европейских неделях моды, ее одухотворенная часть организованно отправилась на Берлинский кинофестиваль, в том числе, и получать заслуженные награды. Во всяком случае, на премьере картины режиссера Вадима Перельмана «Уроки Фарси» публика устроила десятиминутную овацию. А продюсеры тут как тут. Вот вам предприниматель Леонид Шпольский на красной дорожке, утверждающий, что он не публичная фигура, которого сдал лучший друг Максим Валецкий в своем профиле лучшей «подсматривающей» соцсети современности – Фэйсбуке.

Леонид Шпольский и Максим Валецкий
Продюсер «Уроков Фарси» Леонид Шпольский и предприниматель Максим Валецкий

Ну а пока соотечественники заслуженно собирают лавры за рубежом, в самом светском кинотеатре столицы «Октябре» тоже не пусто. То есть не совсем пусто. Киношники подготовили настоящее женское кино к 8-му Марта.

Впрочем, обе российские премьеры: «Очень женские истории» и «Один Вдох», прошедшие на днях в Москве, собрали меньше звезд, чем любая предновогодняя кинопремьера. Кризис светской столичной жизни налицо, что, впрочем, закономерно для традиционно тяжелых февраля и марта.

Съемочная группа «Очень женские истории»
Съемочная группа «Очень женские истории».

В первом фильме, как верно подсказывает вам интуиция, рассказано о том, «чего хотят женщины» на примере десяти героинь. Которых сыграли, в том числе, Анна Михалкова и Виктория Товстаганова. А сняли картину целых пять режиссеров, среди которых и дочь моей приятельницы, Анна Саруханова. Потому что, лежащий в основе фильма вопрос все же непрост. В прокат картина выходит 5 марта, так что возможность узнать, что имеют в виду создатели, представится довольно скоро.

Ольга Саруханова и Анна Саруханова
Ольга Саруханова и Анна Саруханова.

«Один вдох» режиссера Елены Хазановой рассказывает о судьбе спортсменки Натальи Молчановой, королевы фридайвинга, на счету которой десятки мировых рекордов. Ее прототип после развода с мужем, открывает для себя подводный морской мир. И, несмотря на насмешки, действительно находит себя в дайвинге. На премьеру даже приехал сын Натальи, Алексей Молчанов, 14-кратный чемпион по фридайвингу, установившей на днях рекорд Гиннеса по подледному плаванию. А также появилась редкий гость светских мероприятий, в свое время укравшая гражданского мужа Данииила Хачатурова у красавицы дизайнера Ульяны Сергеенко, сценарист Анна Меликян.

Анна Меликян
Анна Меликян

Юлия Снегирь
Юлия Снегирь

Ирина Хакамада
Ирина Хакамада

Максим Суханов
Максим Суханов

Алексей Гуськов
Алексей Гуськов

Cтася Милославская
Cтася Милославская

 

 

Читайте также:

Есть ли гламур на Луне?

«Лед-2» и пламя в «Октябре»

 

Метка: Алексей Гуськов