fbpx

Артист Вертинский и генерал Слащев: к 100-летию Русского исхода

Сегодня в Музее современной истории России на Тверской, 21 открывается интересная выставка, посвященная 100-летию окончанию Гражданской войны и Русского исхода из Крыма  «ТО, ЧТО Я ДОЛЖЕН СКАЗАТЬ…»

Из воспоминаний Александра Вертинского.

«Однажды вечером, разгримировавшись после концерта, я лег спать. Часа в три ночи меня разбудил стук. Я встал, зажег свет и открыл дверь. На пороге стояли два затянутых элегантных адъютанта с аксельбантами через плечо. Они приложили руки к козырьку.
 — Простите за беспокойство, его превосходительство генерал Слащов просит вас пожаловать к нему в вагон откушать бокал вина.
 — Господа,— взмолился я,— три часа ночи! Я устал! Я хочу отдохнуть!
 Возражения были напрасны. Адъютанты оказались любезны, но непреклонны.
 — Его превосходительство изъявил желание видеть вас,— настойчиво повторяли они.
Сопротивление было бесполезно. Я встал, оделся и вышел. У ворот нас ждала штабная машина.
Через десять минут мы были на вокзале. В огромном пульмановском вагоне, ярко освещенном, за столом сидело десять-двенадцать человек. Грязные тарелки, бутылки и цветы…  Все уже было скомкано, смято, залито вином и разбросано по столу. Из-за стола быстро и шумно поднялась длинная, статная фигура Слащова. Огромная рука протянулась ко мне.
 — Спасибо, что приехали. Я ваш большой поклонник. Вы поете о многом таком, что мучает нас всех…

Привезшие меня адъютанты почтительно стояли в дверях.
Я внимательно взглянул на Слащова. Меня поразило его лицо. Длинная, белая, смертельно-белая маска с ярко-вишневым припухшим ртом, серо-зеленые мутные глаза, зеленовато-черные гнилые зубы. Он был напудрен. Пот стекал по его лбу мутными молочными струйками.  Я выпил вина.

— Спойте мне, милый, эту…— Он задумался.
 — О мальчиках… «Я не знаю зачем…»
 Его лицо стало на миг живым и грустным. 
— Вы угадали, Вертинский. Действительно, кому это было нужно? Правда, Лида?
   На меня глянули серые глаза.
 — Мы все помешаны на этой песне,— тихо сказала она. Я попытался отговориться.
 — У меня нет пианиста,— робко возражал я.
— Глупости. Николай, возьми гитару. Ты же знаешь наизусть его песни. И притуши свет…

Я запел.
 

И никто не додумался
Просто стать на колени
И сказать этим мальчикам.
Что в бездарной стране
Даже светлые подвиги —
Это только ступени
В бесконечные пропасти
К недоступной Весне!

Высокие свечи в бутылках озарили лицо Слащова — страшную гипсовую маску с мутными глазами. Он кусал губы и чуть-чуть раскачивался. Я кончил.

— Вам не страшно? — неожиданно спросил он.
 — Чего?

— Да вот… что все эти молодые жизни… псу под хвост! Для какой-то сволочи, которая на чемоданах сидит!
Я молчал. Он устало повел плечами, потом налил стакан коньяку.
— Выпьем, милый Вертинский, за Родину! Хотите? Спасибо за песню!

Я выпил. Он встал. Встали и гости.
 — Господа! — сказал он, глядя куда-то в окно. — Мы все знаем и чувствуем это, только не умеем сказать. А вот он умеет! — Он положил руку на мое плечо.— А ведь с вашей песней, милый, мои мальчишки шли умирать! И еще неизвестно, нужно ли это было… Он прав.

Гости молчали.
— Вы устали? — тихо спросил Слащов.
— Да… немного.
Он сделал знак адъютантам.
— Проводите Александра Николаевича! Адъютанты подали мне пальто.
— Не сердитесь,— улыбаясь, сказал он.— У меня так редко бывают минуты отдыха… Вы отсюда куда едете?
— В Севастополь.
— Ну, увидимся. Прощайте. Слащов подал мне руку.
Я вышел».

На примере  двух судеб — артиста А. Н. Вертинского (1889–1957) и генерала Я. А. Слащёва (1885–1929), открывающаяся сегодня Выставка расскажет о событиях трагического противостояния столетней давности через восприятие двух незаурядных людей, их дружбе, вынужденной эмиграции и, в итоге – возвращении на Родину. 

Артист Вертинский и генерал Слащев познакомились весной 1919 г. в Одессе, тогда Вертинский исполнил по просьбе Слащёва одну из своих песен «То, что я должен сказать…» — посвящение московским юнкерам, погибшим при вооружённом сопротивлении большевикам в ноябре 1917 г., а потом они уже встретились в Крыму… Корпус Слащёва, измотанный постоянными сражениями, долгое время удерживал полуостров от превосходящих сил Красной армии. А в редкие минуты отдыха между боями, Слащёв приезжал к Вертинскому в Севастополь и просил его спеть. По воспоминаниям современников, они были похожи. Артист и генерал. Оба невероятно эксцентричные, оба — идеалисты и романтики, оба «возвращенцы».

События 1920 года в Крыму ознаменовали завершение широкомасштабной Гражданской войны в России (1918 – 1920). В результате десятки тысяч наших соотечественников были вынуждены покинуть Родину и уйти в эмиграцию.

В отечественную историю это событие вошло как Русский исход.

На выставке представлены уникальные документы и экспонаты из фондов 15 (!) ведущих  федеральных музеев, архивов, а также частных собраний. Визуальный ряд выставки акцентирует внимание на трагедии братоубийственного конфликта и раскола общества.

В экспозиции представлены личные вещи А.Н. Вертинского и книги, написанные генералом  Я.А. Слащёвым из личной библиотеки В.И. Ленина.

Здесь есть произведения художников, творивших в 20-е годы в Крыму и современных художников, отражающих крымские события Гражданской войны.

В числе наиболее ценных экспонатов:

– Андреевский флаг, ныне хранящийся в Казанском кафедральном соборе Санкт-Петербурга, под которым уходила Русская эскадра  из Крыма на чужбину;

– знамя лейб-гвардии Финляндского полка, которое увез Я.А. Слащёв в эмиграцию на ледоколе «Илья Муромец» и возвращенное в Россию его однополчанином – последним хранителем полкового  знамени;

– самодельный флаг, под которым русские солдаты и матросы возвратились из изгнания в советскую Россию.

В экспозицию выставки органично вписались кадры из кинофильмов «Служили два товарища» Е. Карелова, «Бег» А. Алова и  В. Наумова, «Солнечный удар» Н. Михалкова, что еще более подчеркивает трагизм происходящих событий истории России.

Свои экспонаты и архивные документы для выставки предоставили:

Государственный музей истории российской литературы имени В.И. Даля (Государственный Литературный музей)

Центральный музей Вооруженных сил Российской Федерации

Государственный исторический музей-заповедник «Горки Ленинские»

Государственный архив Российской Федерации

Центральный архив Министерства Внутренних Дел Российской Федерации

Центральный архив Федеральной Службы Безопасности России

Российский государственный военный архив

Российский государственный архив кинофотодокументов

Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Казанский кафедральный собор г. Санкт-Петербурга Санкт-Петербургской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

Киноконцерн  «Мосфильм»

Галерея Мамонтовых

Народный медицинский музей Севастопольского морского госпиталя и другие

Выставка будет работать до 20 декабря.

Елена Булова.

На снимке: Яков Слащев – в центре. Рядом – ординарец Нина Нечволодова (впоследствии – жена).

Читайте также:

Планета по имени Сергей Бондарчук

Метка: Александр Вертинский