Сергей Степанченко: Еще студентом понял, что обязательно должен работать в «Ленкоме»

Сергей Степанченко: Еще студентом понял, что обязательно должен работать в «Ленкоме»

Сергей Степанченко

Сегодня отмечает свой 61-й день рождения Народный артист России Сергей Степанченко. Наш театральный обозреватель  беседует с мастером.

– Сергей, вы много лет играете на прославленной ленкомовской сцене. Меня всегда волновал вопрос, что именно заставляло и заставляет сильных, состоявшихся мужчин, в том числе и людей воевавших на фронте (например, того же Зиновия Гердта или  Юрия Никулина), примерять на себя чужую жизнь на экране и на театральных подмостках?

– Более сложный вопрос и придумать трудно. Мы все в детстве любили играть, считая это прекрасным времяпрепровождением. Если человеку комфортно оставаться в этом состоянии, если он получает от этого радость, то, наверное, тогда и делает это своей профессией. Так было у меня, у других – людей умных – наверное, по-другому.

– А где же в этом позиция «желаю славы я»? Где стремление получать высокие гонорары?

– Да, кто ж о них в юности думает?! Хотя, допускаю, что какие-то толковые люди, все-таки думают. Артистическая профессия подминает человека под себя. Если кого-то в тебе что-то раздражает, то профессия это быстро «причешет»: лучше станешь двигаться, овладеешь голосом, ну и немножко, ровно настолько, насколько это надо актеру, поумнеешь…

Профессия артиста позволяет делать на экране много такого, чего никогда не приходилось делать ранее.

Мне, например, в фильме «Чокнутые» Аллы Суриковой довелось мост, по которому проезжала карета, на своих плечах держать. А еще козу доить. В «Линии жизни» Павла Лунгина я стоял на огромной высоте  практически за пределами вертолета. У Николая Бурляева в «Лермонтове» – стрелял из различного оружия – от древнего до современного, и на лошадях скакал. В фильме «Крот в паутине» пришлось плавать в люто холодной воде. В «Цитадели» Никиты Михалкова меня взрывали…

– Ну, а как к вам пришло решение служить именно в «Ленкоме»? Или это была случайность?

– Еще в студенческие годы я попал на спектакль «Оптимистическая трагедия». И тогда уже понял, что обязательно должен работать именно в этом театре, рядом с потрясающими, безумно интересными и столь необыкновенно существующими в то театральное время актерами. Судьба подарила мне счастье поиграть позже и в «Оптимистической трагедии», и в других легендарных спектаклях «Ленкома». Всегда испытываю радость, выходя на нашу прекрасную сцену.

– А как режиссеру Марку Захарову удавалось добиться желаемого при работе с такими разными по характеру и темпераменту актерами?

– Подзатыльниками (шутка). Мастер никогда не повышал голоса и ко всем обращался по имени-отчеству. Но если хотел остудить чей-то разыгравшийся пыл, то находил такие ироничные слова, что мало не казалось. Но он мог находить и слова, которые по-настоящему окрыляли. Я участвовал во многих спектаклях Марка Захарова за последние тридцать лет, вроде бы, видел, как происходит процесс их рождения. Но как только спектакль появлялся, я переставал понимать, откуда родилось такое чудо.

– «Добиваться желаемого подзатыльниками» – это хорошо сказано, смешно. Ну, а насколько частенько вы сами бываете недовольны собой?

– Постоянно. Наказываю себя за все, и гораздо больше, чем кто-либо может меня наказать.

– При этом о своих достижениях вы скромно умалчиваете. А меж тем, вы получили высокую театральную награду «Хрустальную Турандот», исполнив роль Фальстафа в постановке «Фальстаф и Принц Уэльский». Те, кто являются старыми поклонниками Ленкома, могли заметить в мимике вашего балагура Фальстафа и  ироничную улыбку Александра Абдулова, и детскую беззащитность Евгения Леонова, и мудрый прищур Олега Янковского. Гремучий и очень дорогой сердцу сплав ленкомовских шутов в едином образе…

– Я расцениваю это, как дорогой комплимент.

– Давайте поговорим о кино. Вы сыграли более, чем в сотне фильмов. Что сподвигло вас на роль Осла в «Бременских музыкантах и Со» вашего коллеги и друга Александра Абдулова?

– Мой Осел – одна из главных, и Александр Гаврилович перед началом работы произнес важные для меня слова: «Ты же знаешь, я сам Осла играл в «Бременских музыкантах» в Ленкоме. Мне очень важно, чтобы эту роль сыграл ты». Вспоминаю с удовольствием процесс работы над этой картиной: он был пронизан любовью и  дружбой. Любовь эта зашкаливала, помощь нашей съемочной группе повсеместно была беспредельной. Сашу с распростертыми объятиями принимали и в  России, и в Азербайджане, и в Египете. Получившееся в итоге кино абсолютно точно повторяет жизнь Саши – такую многослойную и непростую. Из Александра Гавриловича Абдулова фонтаном били идеи, поэтому фильм вышел ярким, праздничным, философским. Чтобы  такое кино принять сердцем, надо в нем увидеть самого Сашу.

– Актерская жизнь – это постоянные самоограничения. Поделитесь секретом, есть ли то, чем вы не готовы пожертвовать ради своей профессии?

– Что бы я ни ответил, все будет выглядеть фальшиво. Но если совсем уж быть честным, отвечая на этот вопрос, я  двигался бы в сторону семьи, детей, любви. Куда-то в этом направлении…

Елена Булова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *